Львова-Белова как мать и как женщина

У нового детского омбудсмена репутация скромной матушки – почему это ошибка.

После того, как Владимир Путин назначил Марию Львову-Белову уполномоченным по правам ребенка, все СМИ представили ее как Анну Кузнецову 2.0. Тоже жена священника из Пензы, тоже многодетная мать. А теперь ещё и тоже детский омбудсмен. Но не все в ее карьере складывается так просто.

“Я засыпаю на собраниях чиновников”

Первый поход во власть у Марии Львовой-Беловой оказался провальным. Всего лишь два года назад она говорила, что разочаровалась в политике. Мария решила участвовать на выборах в городскую Думу и выиграла их. Однако…

— Ее использовали в качестве “паровоза” от “Единой России” и, говоря по простому, “кинули”, — рассказывает координатор “Левого фронта” в Поволжье, пензенец Сергей Падалкин, — Она победила и заявила, что будет активно работать, но потом ей, видимо, сказали отказаться от мандата. У Львовой-Беловой даже был пост обиды на власть во Вконтакте (сейчас его не найти). Отношения с с бывшим губернатором (Иваном Белозерцевым — ред.) стали не самыми лучшими. Наверх она выдвинулась по другой линии. Львова-Белова считается креатурой РПЦ. Она близко знакома с предыдущим омбудсменом — Анной Кузнецовой, вместе с которой работала в благотворительности.

Пост обиды на власть все-таки еще на месте. Там Львова-Белова жалуется на то, что засыпает на собраниях чиновников и на то, что ей пришлось выслушать массу негатива в свой адрес. Вот он:

“Я — сложившийся управленец”

Дело жизни Марии Львовой-Беловой — помощь инвалидам. Но благотворительностью она занимается не со слезами на глазах, а с деловым драйвом. Свою мотивацию участвовать в конкурсе “Лидеры России” в 2020 году она описала так:

«Для меня было важно выйти из зоны комфорта, где я уже сложившийся управленец. Попасть в атмосферу, где все такие же управленцы, и посмотреть, где у меня «провалы».

Тогда ей, кстати, удалось пройти в финал. Результат — назначение сенатором от Пензенской области в Совет Федерации.

С 24 лет (2008 год) Мария — сначала как волонтер, а потом как руководитель — строит центры для адаптации инвалидов. В первом из них — “Благовест” она работала вместе с  Анной Кузнецовой. За последние 13 лет Львова-Белова запустила несколько подобных проектов: “Дом на Березовском”, “Дом Вероники”, “Новые берега” и самый крупный — “Квартал Луи” (названный в честь джазмена Луи Армстронга).  Мария признается, что чувствует себя в своей стихии, когда находится на стройке очередного объекта.

У Львовой-Беловой пятеро своих детей и четверо приемных. Еще 13 детей находится у неё под опекой. Но в разговоре с пензенским корреспондентом “АиФ”, услышав вопрос "что для вас важнее — семья или карьера", Мария задумывается и не может выбрать.

Матушка с небольшим стажем

Многие считают Марию типичной женой священника — платочки, платья в пол, отсутствие яркого макияжа. Но в статусе попадьи Львова-Белова находится только последние два года. Ее муж — бывший программист Павел Когельман — был рукоположен в священники в августе 2019 года. На это время как раз приходится пик предвыборной гонки в местную городскую Думу, в которой участвовала Львова-Белова. 

"Я вышла замуж за программиста, "технаря", у которого и в мыслях не было, что он может стать священником. Во время паломничества в Тихвинский Керенский монастырь, игумен Митрофан сказал мужу:" Тебе надо идти в священники!". После 4 лет учебы в духовной семинарии, мы приняли решение сменить высокооплачиваемую работу программиста, на служение в Церкви", — писала тогда Мария. 

До этого периода в ее соцсетях еще можно было встретить фото в “молодежном стиле”. Сейчас таких нет.

Про запрет абортов — пока ни слова

Эта тема была одной из генеральных линий предыдущего детского омбудсмена. Анна Кузнецова освещала ее, как минимум, с 2011 года, предлагая ограничить продажу лекарств для абортов или сократить финансирование клиник, которые оказывают услугу искуственного прерывания беременности. Высказываний Львовой-Беловой на эту тему нам найти не удалось ни в одном интервью.

Есть недоброжелатели

После назначения Марии Львовой-Беловой на должность при Президенте РФ оживились не только ее сторонники, но и критики. Издание “Блокнот” рассказало о том, что в редакцию обратились бывшие воспитанники Марии и рассказали на условиях анонимности о том, как устроена внутренняя кухня центров адаптации. По их словам, после смерти одного из жителей “Дома Вероники” — колясочника Ильмира Валиева — выяснилось, что на него был оформлен крупный кредит. Сумма в миллион рублей на оплату медицинских процедур в центре была взята без поручителей и погашалась из пенсии по инвалидности. Анонимные воспитанники “Блокнота” называют это не единичным случаем, а системой. 

Сергей Падалкин о сомнительных схемах в работе Львовой-Беловой не упомянул. По его мнению, главная задача центров адаптации — создание “доброго” имиджа. 

— Ее проект помощи молодым инвалидам “Квартал Луи” играет роль некой витрины — туда часто ходят на экскурсию федеральные чиновники, — говорит местный политик.

Тем не менее, по его словам, пензенцы, в целом, положительно восприняли назначение Львовой-Беловой на должность детского омбудсмена. “Она — весьма популярный человек, который работает в благородной сфере”.