Ильдару Халикову не помешала бы порка

Акционеры «Юкоса» остались на нулях

Россия получила шанс не платить 57 миллиардов долларов его бывшим акционерам.

Верховный суд (ВС) Нидерландов отменил решение, признавшее Россию обязанной выплатить более $50 млрд экс-акционерам ЮКОСа. Дело передано в Апелляционный суд Амстердама, который должен оценить довод российской стороны о «предполагаемом мошенничестве в арбитражной процедуре» со стороны истцов. По мнению юристов, это серьезный аргумент, который дает РФ шанс добиться отмены решения Гаагского арбитража о взыскании с нее компенсации, если факт мошенничества будет установлен. Но даже в этом случае спор по ЮКОСу вряд ли скоро закончится.

Дело о требованиях экс-акционеров ЮКОСа к России о взыскании свыше $50 млрд компенсации за «экспроприацию» нефтяной компании будет рассмотрено Апелляционным судом Амстердама. ВС Нидерландов отменил постановление Апелляционного суда Гааги, который согласился признать и привести в исполнение решение арбитража, присудившего такую компенсацию. Причем генпрокурор Нидерландов просил оставить решение апелляции без изменения.

Причиной отмены в сообщении ВС назван один из доводов российской стороны, который был проигнорирован Апелляционным судом Гааги.

Он состоит в том, что экс-акционеры ЮКОСа «предположительно совершили мошенничество в арбитражной процедуре».

Остальные доводы, приведенные в жалобе РФ, в том числе об отсутствии юрисдикции у Гаагского арбитража и нарушении мандата арбитрами, были отвергнуты, и по ним апелляционное постановление является окончательным.

Процедура арбитража против РФ была инициирована в 2005 году экс-акционерами ЮКОСа (Yukos International, Hulley Enterprises и Veteran Petroleum), требовавшими от российского государства возместить убытки за лишение их активов нефтекомпании. Доводы истцов сводились к нарушению Россией Договора к Энергетической хартии (ДЭХ), защищающего права зарубежных инвесторов.

В июле 2014 года арбитраж при постоянной палате третейского суда в Гааге встал на сторону заявителей, определив действия РФ как «экспроприацию компании», за что взыскал $50 млрд компенсации. После этого по ходатайствам истцов в Бельгии и Франции были арестованы активы 47 российских или связанных с Россией учреждений, всего произведено около 150 арестов. Процедура признания и исполнения решения Гаагского арбитража инициирована в США, Великобритании и Германии.

Но Россия оспорила решение арбитража в Окружном суде Гааги, заявляя, что арбитраж не имел полномочий разбирать спор, поскольку РФ не ратифицировала ДЭХ, а акционеры ЮКОСа были не иностранными инвесторами, а российскими гражданами, использовавшими подставные фирмы. Также РФ настаивала на процессуальных нарушениях, поскольку кроме арбитров в деле активно участвовал Мартин Валасек (секретарь и административный работник суда). В итоге Окружной суд признал, что у голландского арбитража не было юрисдикции рассматривать иск, после чего аресты были сняты, а признание решения арбитража в других странах — приостановлено.

На это бывшие акционеры ЮКОСа подали жалобу в Апелляционный суд Гааги, и тот в феврале 2020 года жалобу удовлетворил. Решение Гаагского арбитража было признано, а РФ стала должна истцам уже $57 млрд, включая пени. В мае 2020-го Россия обжаловала постановление апелляции в ВС Нидерландов, также попросив приостановить исполнение решения о взыскании, но суд тогда отказался это сделать (см. “Ъ” от 4 декабря 2020 года).

По решению голландского ВС теперь апелляционный суд другого города, Амстердама, должен рассмотреть довод РФ о возможном мошенничестве со стороны истцов и дать ему оценку.

Другие аспекты дела перепроверяться не будут.

Генпрокуратура России сообщила, что приветствует решение голландского ВС, который «поддержал ряд аргументов РФ относительно неправомерных выводов Апелляционного суда Гааги». «Бывшие российские функционеры, которые незаконным образом завладели ЮКОСом и затем вывели деньги из России для их отмывания и ухода от налогов через сеть подставных офшорных компаний-пустышек, совершили "процессуальное мошенничество" при рассмотрении исков принадлежащих им компаний в международном арбитраже при Постоянной палате Третейского суда в Гааге»,— говорится в сообщении Генпрокуратуры. Там ожидают, что Апелляционный суд Амстердама «истолкует остающиеся спорные вопросы в соответствии с международным правом и целями ДЭХ и примет исчерпывающие меры для защиты прав и законных интересов российских налогоплательщиков в рамках производства, которое в этой инстанции ориентировочно продлится до 2023 года».

Экс-акционеры ЮКОСа сообщили Reuters, что «изучат решение ВС», но «уверены, что Апелляционный суд Амстердама отклонит безосновательные претензии РФ и оставит в силе арбитражные решения».

Юристы считают, что Россия получила шанс добиться отмены решения о взыскании компенсации в пользу экс-акционеров ЮКОСа.

Советник Allen & Overy Андрей Панов поясняет, что игнорирование одного из доводов жалобы является процессуальным нарушением, апелляция «могла отнестись к нему с одобрением или критически, но должна была оценить». По его мнению, это не предсказывает исхода дела, но означает, что аргумент заслуживает внимания и может повлиять на судьбу решения Гаагского арбитража.

«ВС констатировал, что апелляционный суд не дал надлежащей оценки данному доводу. Это серьезное нарушение, поскольку в случае подтверждения данного обстоятельства арбитражное решение подлежало бы отмене по ст. 1068 Гражданского процессуального кодекса Нидерландов»,— добавляет управляющий партнер московского офиса КА Pen & Paper Антон Именнов. «Если будет установлено, что истцы намеренно ввели в заблуждение арбитров, их решение будет отменено как противоречащее публичному порядку,— подчеркивает господин Панов.— Это не просто способ оттянуть неизбежное, это существенный аргумент, который будут разбирать долго и внимательно».

«В принципе государственные суды не вправе пересматривать решение третейского суда (арбитража) по существу. В случае процессуального мошенничества делаются исключения, но для этого нужно доказать, что факты мошенничества стали известны уже после вынесения решения. Этот вопрос был одним из ключевых при рассмотрении дела ВС Нидерландов»,— указывает партнер Baker McKenzie Владимир Хвалей. Судя по всему, поясняет он, речь идет об аргументе России о том, что в арбитраже экс-акционеры ЮКОСа скрыли, кто являлся реальным владельцем нефтекомпании, «при этом упоминаются и нераскрытие важных документов, и ложные свидетельские показания». «Вопрос о реальном собственнике ЮКОСа теоретически мог повлиять на выводы арбитров относительно того, защищает ли ДЭХ такие инвестиции»,— поясняет господин Хвалей.

Однако даже в случае отмены решения арбитража по этому основанию история не закончится, предупреждают юристы. Антон Именнов поясняет, что в случае проигрыша в апелляции истцы могут обратиться в ВС Нидерландов, «хотя круг доводов будет крайне ограниченным, поскольку большинству из них уже дана надлежащая оценка».

По словам Андрея Панова, если истцы проиграют и в ВС, они могут заново инициировать арбитражное разбирательство против России: «Если решение арбитража отменят по процессуальным основаниям, то его как будто и не было, поэтому экс-акционеры могут подать новый иск к РФ. Другой вопрос, захотят ли они, учитывая, что это опять потребует много инвестиций и времени». Такую возможность подтверждает и господин Хвалей, добавляя, что «в инвестиционном арбитраже нет срока исковой давности». При этом нужно понимать, подчеркивает он, что «вопрос о том, кто являлся окончательным контролирующим лицом в инвестициях ЮКОСА, опять будет предметом самого пристального внимания».