Крупнейшими ростовскими наркоторговцами были полицейские

За что полицейские в Ростове‑на‑Дону получили сроки до 15,5 лет.

Ленинский районный суд Ростова-на-Дону вынес приговор двум оперативникам отделения по борьбе с наркотиками Романа Халимова и Максима Сердюченко — их признали виновными в десятках эпизодов вымогательства взяток, подброса наркотиков и применения насилия. Расследование началось после того, как в кабинете их начальника Владислава Сергеева нашли несколько килограммов наркотиков, но он на скамье подсудимых так и не оказался — сбежал и уже три года находится в розыске.

«Не было только кокаина»

Первым об обнаружении крупной партии наркотиков в кабинете полицейского Владислава Сергеева — начальника отделения по контролю за оборотом наркотических веществ в отделе полиции №4 в Ростове-на-Дону — сообщило местное издание 1Rnd.ru. Опубликованная 21 июня 2018 года новость сопровождалась фотографиями: пакеты с растительным веществом соседствуют и с разного размера зип-локами с порошками. Источник издания уверял, что «в этих дозах присутствовала целая палитра наркотиков — не было только кокаина».

Обыск у борцов с наркотиками сотрудники УСБ провели накануне. Начальник отдела №4 Евгений Якименко проводил совещание, когда в кабинет неожиданно зашел его подчиненный Сергеев и сообщил, что в его отделении нашли наркотики. В ответ начальник только назвал его «дебилом», рассказывал через несколько лет сам Якименко на допросе в Ленинском районном суде Ростова-на-Дону.

Несмотря на обнаруженные наркотики, задерживать Сергеева тогда не стали. Только 4 июля СК сообщил, что в отношении полицейского возбуждено уголовное дело о приготовлении к сбыту наркотиков в особо крупном размере. Хотя со дня обыска прошло уже две недели, в пресс-релизе подчеркивалось, что дело было возбуждено «незамедлительно» и «по поступившим материалам органов внутренних дел».

Но к тому времени глава отделения по борьбе с наркотиками Сергеев уже успел скрыться. В розыске он находится до сих пор — теперь уже в международном. По информации источников 1Rnd.ru, «розыск идет очень формально — фактически экс-начальник ОКОН просто "висит" в базах розыска».

Через несколько дней после обыска начальника отдела Якименко и с десяток подчиненных отстранили от должности. Еще через месяц Якименко уволили, но подозреваемым по делу он так и не стал — остался свидетелем.

От работы были отстранены и двое оперативников ОКОН — тогда 25-летний Роман Халимов и 28-летний Максим Сердюченко. В отделении они проработали совсем недолго — Халимов вернулся с учебы в Волгодонске за четыре месяца до обыска, а Сердюченко еще недавно был участковым в том же отделе.

Мать полицейского Лидия Халимова утверждает, что после отстранения сын неоднократно давал следователю Виктору Ланько показания и говорил, что о наркотиках ничего не знает. Через несколько месяцев он добился восстановления в должности: 6 декабря Халимов вышел на службу в том же отделе №4, а уже через пять дней его задержали и отправили в СИЗО.

«Изначально следователь СК Виктор Ланько сказал, что ему нужны обвиняемые по делу, так как Сергеев в розыске, а дело расследовать надо и передавать в суд, — настаивает мать полицейского. — Правдивые показания моего сына не устроили следователя, он стал Романа запугивать. Говорил: "Я тебя обвешаю эпизодами, как новогоднюю елку". Вместо того, чтобы искать Сергеева или наркобаронов, они занимались непонятно чем. Ланько просил признать вину и оговорить участкового Максима Сердюченко, который только на несколько месяцев был направлен в ОКОН, но мой сын не согласился».

Оперативника Сердюченко задержали через месяц, в январе 2019 года. В феврале появился еще один обвиняемый — 49-летний Андрей Кураев, который в момент ареста был на исправительных работах за кражу; его тоже водворили в СИЗО.

«Черный мешок, набитый наркотиками»

Сердюченко и Халимова обвинили в покушении на сбыт наркотиков организованной группой с использованием служебного положения в крупном размере, а также в десятках эпизодов превышения полномочий с применением насилия, вымогательств взяток и мошенничестве в особо крупном размере. Кураеву же, который в МВД никогда не служил, вменили редкую статью о пособничестве в превышении должностных полномочий с применением насилия.

По версии Следственного комитета, с ноября 2017 по июнь 2018 года оперативники Халимов и Сердюченко при пособничестве Кураева совершали «преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, с вымогательством взяток в отношении лиц, страдающих наркотической зависимостью, а также хищением их имущества».

В деле множество потерпевших и свидетелей, а обвинительное заключение по нему занимает больше тысячи страниц.

Рассказ двух потерпевших публиковал телеканал RT. С их слов выходило, что Халимов и Сердюченко задержали их, но не нашли ничего запрещенного. Тогда оперативники привезли задержанных в отдел, завели в одно из помещений, достали «черный мешок, набитый наркотиками», и предложили им «выбрать», какое из веществ будет фигурировать в составленном ими проколе о хранении.

Когда задержанные отказались, полицейские заставили их раздеться, приковали наручниками и избили. Не добившись согласия и таким образом, оперативники пригласили в помещение «какого-то наркомана», которого свидетели между собой называли Чикатило — это и был Андрей Кураев.

«Он разделся, а полицейские стали делать разные унизительные фотографии с этим мужчиной, — рассказывал один из собеседников телеканала. — Говорили, что если не подпишем протоколы, то выложат все это в интернет. Периодически в подвал спускался начальник отдела Сергеев — смотрел, как идут дела. Мой товарищ все равно отказывался что-либо подписывать, а я в итоге сломался и согласился».

«А потом его начальник сложил в этот пакет все наркотики»

Ростовский активист Павел Сайгада уверен в невиновности полицейских и говорит, что потерпевшими по делу были признаны десятки наркозависимых, часть из которых действительно задерживали попавшие под суд оперативники.

Обвинение же в причастности двух оперативников к обнаруженным в кабинете их начальника наркотиках базируется на косвенных, по мнению Сайгады, доказательствах — например, пакете из обувного магазина.

«На Сердюченко этот эпизод повесили тем, что наркотики находились в пакете, который Сердюченко купил в каком-то магазине при приобретении кроссовок, об этом имеется видеозапись в материалах дела, — объясняет он. — И эти кроссовки в этом пакете он принес в офис, соответственно, кроссовки достал, обулся, а пакет оставил там, и на нем были его отпечатки пальцев. А потом его начальник Сергеев при каких-то непонятных обстоятельствах сложил в этот пакет все наркотики, которые у него были, и положил в шкаф. Так Сердюченко превратился в барыгу. А Халимова, если не ошибаюсь, привязали, потому что на пустых пакетиках, которые нашли в кабинете, в которых не было наркотиков, были найдены его отпечатки пальцев или биологический материал».

Процесс над полицейскими их подельником шел в Ленинском районном суде почти два года. Все обвиняемые были признаны виновными: Роман Халимов получил 15,5 лет колонии, Максим Сердюченко — 13,5 лет, Андрей Кураев — пять лет.

Сайгада и мать Халимова уверены, что начальнику отделения Сергееву, у которого и нашли наркотики, удалось сбежать из страны благодаря взятке, а дело «повесили» на лейтенантов , воспользовавшись показаниями наркозависимых. «Это что ж получается, они будут продолжать носить закладки раскладывать, убивать и насиловать детей, это самое, а полицейские будут сидеть? — возмущается мать осужденного. — Вот некому защитить полицейских, некому! Их можно унижать, оскорблять!».