Илья Михальчук

Чубайс спустил с «Роснано» последние штаны

На фоне ситуации в госкорпорации Чубайс вряд ли избежит вопросов от правоохранительных органов.

В понедельник Мосбиржа возобновила торги ценными бумагами «Роснано», которые были приостановлены в пятницу по требованию ЦБ. Однако очевидно, что мы наблюдаем лишь начало громкой истории, способной стать финалом эксперимента, начавшегося под руководством Анатолия Чубайса в 2007 году. Эксперимент этот обошёлся государству в сотни миллиардов рублей. Неужели и тут «реформатор» выйдет сухим из воды?

19 ноября с торгов были сняты сразу девять выпусков облигаций компании, размещённых в период с 2014 по 2020 годы. Их общий объём – около 70 млрд рублей. В Банке России говорят, что предписание о приостановке торгов было, чтобы не создавать условия для инсайдерской торговли до официального опубликования информации о переговорах компании с кредиторами.

При этом, по одной из версий, своим пятничным предписанием ЦБ спасал средства одного из крупных российских банков. Как известно, «Роснано» закладывала свои ценные бумаги в рамках сделок репо. Согласно отчёту компании за II квартал 2021 года, у неё есть кредиты в Совкомбанке, Промсвязьбанке, а также банках «Россия», «АК Барс» и «Санкт-Петербург». Крупнейшим кредитором на момент составления отчёта был Совкомбанк, предоставивший компании четыре невозобновляемых кредитных линии на сумму 38 млрд рублей. Остальным банкам по итогам II квартала «Роснано» было должно сопоставимую сумму – 38,4 млрд рублей.

Общая сумма обязательств компании на тот момент составляла 88,3 млрд рублей, из них 23 млрд рублей – краткосрочные.

Своя игра под госгарантии

Кто только ни вкладывал деньги в «Роснано», ведь государственный бэкграунд не давал инвесторам поводов сомневаться в её надёжности. И вот теперь детище Анатолия Чубайса сообщает, что обсуждает с инвесторами возможность реструктуризации долга. Проще говоря, она находится на грани дефолта, т.е. не способна обслуживать задолженность. Целый ряд экспертов считает, что это обстоятельство может испортить жизнь едва ли не всем крупным публичным компаниям с госучастием.

Информация о том, что «Роснано» обсуждает ситуацию с кредиторами и держателями облигаций, была опубликована на сайте компании также 19 ноября. Однако на встречу позвали явно не всех. В частности, управляющая компания «Арикапитал», владеющая облигациями «Роснано», приглашения не получила, сообщил «Интерфаксу» гендиректор УК Алексей Третьяков. «Пока мы пребываем в состоянии неопределенности. Я не знаю ни одного участника этой загадочной встречи с облигационерами и кредиторами. Несмотря на то, что у нас есть эти бумаги в портфеле, ни на какую встречу никто не приглашал. О ней я узнал из пресс-релиза», — сообщил топ-менеджер.

Алексей Третьяков выразил надежду, что «Роснано» посоветуется с акционером в лице государства и откажется от реструктуризации и, тем более, дефолта, поскольку, по его мнению, это будет ударом по всем остальным государственным эмитентам, включая «Газпром». «Почти у всех квазисуверенных компаний рейтинг выше рейтинга кредитоспособности самой компании за счет господдержки», – добавил финансист.

Кроме государства решать проблему некому

100% «Роснано» принадлежит «Росимуществу», а три четверти её бумаг покрыты госгарантиями. Оставшаяся четверть в виде девяти выпусков облигаций торгуется на Мосбирже и до последнего времени воспринималась игроками рынка как надежный актив. Причем вкладывались в госструктуру не только частные инвесторы и банки, но также пенсионные фонды. Потому-то сообщения биржи о приостановке торгов облигациями и взывали столько шума.

Наследство Чубайса

Радиостанция BFM отмечает, что задолженность «Роснано» возникла за счет проектов, которые запустил ещё Анатолий Чубайс. Он руководил корпорацией на протяжении 12 лет и оставил свой пост в декабре 2020 года. И, насколько понять, сам бывший руководитель оценивал её дела оптимистично. На одном из корпоративов «Роснано» в 2015 году Анатолий Чубайс заявил, что ее финансовые результаты позволяют заплатить сотрудникам вторую премию сверх первой. Его фраза «у нас очень много денег, их просто совсем много, у нас всё в порядке» стала крылатой.

Вместе с тем мы помним, что уже на следующий год после того шумного корпоратива один из проектов «Роснано» — предприятие «Лиотех» по производству литиево-ионных аккумуляторов, — начал процедуру банкротства, и выплатить долг по нему компания смогла лишь спустя четыре года. Уголовными делами в 2018 году закончилось строительство фармацевтического завода «НТфарма». А производство режущей проволоки под брендом «Тервинго» в том же году прикрыли еще до его запуска.

Возбуждались уголовные дела и в отношении лиц из непосредственного окружения Анатолия Чубайса. Так, в марте 2015 года силовики задержали его давнего соратника Леонида Меламеда, который возглавлял предшественницу «Роснано» – государственную корпорацию «Роснанотех». Меламеда и бывшего финдиректора компании Святослава Понурова подозревали в растрате 220 млн рублей при заключении контрактов на оказание консультационных услуг. После личного вмешательства Чубайса, который в суде заявил, что действия его товарища не только нанесли ущерб госкорпорации, но и позволили ей сэкономить, тот был освобождён из-под домашнего ареста. Затем суд вернул дело в прокуратуру, а дальше оно было прекращено за истечением срока давности.

В 2018 году случилась еще одна неприятная история, на этот раз связанная с топ-менеджером «Роснано» Андреем Горьковым. Следствие установило, что в 2011-2013 гг. А. Горьков перевел 740 млн рублей, принадлежащих «Роснано», в КБ «Смоленский банк». Перед тем как банк в 2014 году лишился лицензии, из него были выведены активы на 400 млн рублей в пользу брата Горькова, Евгения. И если Евгений успел покинуть Россию, то Андрей Горьков был задержан правоохранительными органами.

Впрочем, томился в неволе он недолго. В июле 2018 года Мосгорсуд освободил Андрея Горькова из-под стражи. Его арест в рамках нового дела — о мошенничестве на сумму около 198,5 млн рублей — был признан незаконным.

К слову, «Версия» также писала об уголовном деле отношении экс-руководителя ОАО «РусГидро» Евгения Дода, который премировал себя на сотни миллионов рублей. Летом 2020 года и оно было прекращено. Поневоле напрашивается предположение, что и тут могло не обойтись без вмешательства Чубайса. Известно, что Дод в 1999–2000 годах работал заместителем начальника департамента экспорта РАО «ЕЭС России», которое на тот момент уже возглавлял Анатолий Чубайс. Но вернёмся к нанотехнологиям.

Как ни крути, на протяжении многих лет было очевидно, что «Роснано» превратилось в нечто похожее на чёрную дыру для государственных денег. В 2020 году Чубайс решил в очередной раз продавить через правительство вопрос о докапитализации компании. Однако вместо этого в кабмине прозвучало поручение проверить её на соответствие национальным целям. А дальше главный реформатор 90-х ушёл в отставку с должности директора «Роснано» и тут же переквалифицировался в экологического активиста и борца с глобальным потеплением.

Однако на новом поприще его дела не пошли в гору. Как мы знаем, план по декарбонизации российской экономики был разработан вовсе не ручными экспертами Анатолия Чубайса, а правительством РФ. По всей видимости, это обстоятельство, а также ряд статей (в том числе опубликованные «Версией») заставили его уйти в тень. Последнее выступление Чубайса по теме климата датировано аж 29 октября 2021 года.

Во сколько России обошлось «Роснано»?

В марте 2019 года Анатолий Чубайс заявил, что с 2007 года компания заплатила налоги на сумму 132,4 млрд рублей – именно так она якобы вернула государству средства, выделенные на её создания. Вместе с тем, по данным газеты «Ведомости», только в 2007-2015 годах общий объём господдержки «Роснано» составил вдвое больше – 312 млрд рублей. Из них 101 млрд рублей составили взносы в капитал, 182 млрд руб. – госгарантии, 29 млрд руб. – финансирование Фонда инфраструктурных и образовательных программ. Весной 2016 года Счетная палата признала половину инвестпроектов «Роснано» неэффективными.

Сначала нанотехнологии, теперь «озеленение»…

В октябре в распоряжение «Версии» попали страницы презентации «Всемирного безуглеродного фонда I» – судя по всему, нового детища Анатолия Чубайса, которое планирует «на первое время» привлечь капитал в размере 1 млрд долларов. Помимо самого бывшего руководителя «Роснано» в презентации упомянуты фамилии его бывших заместителей в госкорпорации: Олега Киселёва, Дмитрия Пимкина и Юрия Удальцова. Господин Удальцов, к слову, возглавляет наблюдательный совет ассоциации «Совет рынка», которая после реформы РАО ЕЭС взяла на себя функцию регулятора рынка электроэнергии.

Партнёрство такого человека с частными инвестиционным фондом, нацелившимся на новую масштабную «реформу» в сфере энергетики, слишком похоже на конфликт интересов.

Планы у фонда масштабные, и все они так или иначе завязаны на принятую недавно в нашей стране «Энергетическую стратегию до 2035 года». Согласно стратегии, основная цель России – стать лидером в производстве и экспорте водорода. В числе финансовых партнёров фонда названы «Сбер», Европейский банк реконструкции и развития и целый ряд других крупных игроков: американские венчурные фонды Sequoia Capital Oak Investment Partners и DFJ Growth, а также Black Rock и SGRF. При этом у нас есть большие сомнения в том, что уважаемые иностранные фонды, например, что их записали в историю очередного реформаторского торжества Анатолия Чубайса во благо росту частного капитала на озеленении экономики России?

К слову, целый ряд экспертов считает, что развитие водородной энергетики опасно для нашей страны. Сейчас у нас держится не самая высокая цена на электроэнергию. Но если регионы с избыточной генерацией в виде ГЭС и АЭС получат возможность её экспортировать, мы рискуем столкнуться с ростом цен и внутри России. А заодно, вероятно, – и с очень странным расходованием госсубсидий на введение новых мощностей, ведь де-факто они будут работать в интересах Европы.

No comments…

Судя по реакции рынка на недавние события вокруг «Роснано», дефолт компании по облигациям способен окончательно уничтожить репутацию Анатолия Чубайса в финансовых кругах. Очевидно, что затянувшаяся эпопея с привлечением частных и государственных денег в заведомо провальные проекты может закончиться уголовным делом гигантского масштаба. Что же сам Анатолий Борисович? У себя в Facebook он обсуждает лауреатов третьего сезона премии «Поэзия», а про «Роснано» — ни слова!