Максим Ченгаев

Бастрыкин выбил из-под Федяева стул

Визит председателя СК России Александра Бастрыкина в Кемеровскую область завершился задержанием президента кузбасского холдинга «СДС»,  Михаила Федяева по делу о взрыве на шахте «Листвяжная».

Он пробудет под арестом до 14 февраля. За 20 лет бизнесмену удалось построить империю, которая разрослась за пределы Кемеровской области и отвечает за важные проекты в других регионах Сибири и на Дальнем Востоке. Впрочем, на местах за ситуацией наблюдают со стоическим спокойствием, тем более что перспективы некоторых проектов и до возможного уголовного преследования руководства холдинга были туманными.

Задержание миллиардера Федяева ставит под удар сам холдинг «СДС», созданный при поддержке бывшего главы Кузбасса Амана Тулеева. Основателей угольного гиганта Михаила Федяева и экс-депутата Госдумы от Кемеровской области Владимира Гридина кемеровские СМИ называли «близкими к правительству региона», а федеральные – «кошельком» самого губернатора Тулеева. В адрес Федяева и Гридина часто звучали упрёки в использовании административного ресурса и криминальных методов расширения бизнеса.

Под крылом Тулеева холдинг получал кузбасские компании, такие как «Прокопьевскуголь» (администрация Прокопьевска передала её в собственность СДС за 1 доллар США) и завод «Химмаш» (по следам сделки завели уголовное дело о групповом мошенничестве в особо крупном размере), и параллельно наращивал долг. Сейчас СДС испытывает финансовые затруднения: его долговая нагрузка составляет около 1 млрд долларов.

Холдинг просил преференций у Правительства России – разрешения отправлять уголь на экспорт в Азию через границу с Китаем; при участии Минэнерго акционеры договорились с банками-кредиторами о реструктуризации долгов. Но куда продуктивнее для предприятия было «сотрудничество» с правительством Кемеровской области, от которого холдинг получал крупные подряды. С уходом Тулеева ничего не изменилось: в феврале прошлого года одна из компаний холдинга – «СДС-Строй» – заключила контракт стоимостью 7,4 млрд рублей на проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию кемеровского спортивного комплекса «Кузбасс-Арена».

Вписаться в проект и не закончить

Сегодня СДС представлен практически во всех коммерческих сферах региона: животноводстве, растениеводстве, продаже молока и молочной продукции, производстве химикатов, удобрений и алкоголя. Предприятия холдинга создают рекламу и брендированные товары, в том числе приуроченные к региональным праздникам, в частности выпускают вещи с логотипом «300-летие Кузбасса».

Возглавляемому Федяевым холдингу принадлежат радиостанции, центры здоровья, страховые, строительные и лизинговые организации. Предприятие уверенно начало экспансию в другие регионы Сибири с заделом на Дальний Восток.

Например, в Новосибирске от империи Федяева работает застройщик «СДС-Финанс», который возводит дома на берегу Оби у Димитровского моста. Он же участвует в проекте по строительству нового Ледового дворца спорта (ЛДС) к молодёжному чемпионату мира по хоккею – 2023.

По данным «Октагона», несмотря на то что компания Федяева не забрала генеральный подряд, именно бизнесмен мог быть главным переговорщиком по строительству арены.

Как считают источники издания, СДС вписался в проект Ледового дворца ради поддержки властей в застройке бывшего аэропорта Северный. Депутаты неоднократно заявляли о том, что холдингу важнее построить дома, чем закончить работу над федеральным проектом – ЛДС, возведение которого уже отстаёт от графика на полгода.

По данным «Октагона», в правительстве Новосибирской области полагают, что задержание Михаила Федяева не приведёт к новым проблем на объекте.

– Все находятся в зоне риска, и никто вам сейчас чётко не ответит ни по одному проекту, – считает политолог Марат Баширов.

«Каждый менеджер сейчас должен осознать степень риска, подготовиться, ответить на вопросы и доказать, что ты и твой проект чисты, и тогда дело полетит дальше. А если сидеть на ровном месте и ждать, когда тебя о чём-то спросят, это и будет приводить к затягиванию проектов».

Марат Баширов | политолог

Вместе с тем эксперт отмечает, что арестов владельцев крупных компаний не было несколько лет. Это значит, что Следственный комитет России смог найти доказательства того, что трагедия на шахте – вина не только менеджмента, но и собственников.

– Доказывать вину собственников всегда очень тяжело, потому что за операционные решения несут ответственность менеджеры. Собственники появляются в этих уголовных делах, когда есть определённые решения совета директоров. Здесь, очевидно, был какой-то материал, показывающий, что с точки зрения, например, планирования бюджета были приняты неверные параметры, то есть не было достаточно выделено денег на финансирование программ, которые связаны с безопасностью труда. Или материалы могли касаться каких-то закупочных процедур или стратегии компании, что была, например, замедленная реализация программ по охране труда, – пояснил Баширов.

По сообщениям местных СМИ, во время процесса в Кемерове по избранию меры пресечения Федяеву выяснилось, что телефоны руководства прослушивались правоохранителями. Из расшифровки разговоров следовало, что руководство угольного холдинга не тратило деньги на приобретение систем безопасности.

Проблемы хозяина СДС делают ещё более туманными перспективы завершения строительства угольного морского порта «Суходол» в Приморье; по 25 процентов в ООО «Морской порт “Суходол”» контролируют Федяев и Гридин.

В 2013 году другой проект «СДС», специализированный угольный морской порт «Суходол», включили в государственную программу развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2018 года, а также в программу развития угольной промышленности России. Но проект не двигается дальше разговоров, планов и кредитов.
В 2013 году другой проект «СДС», специализированный угольный морской порт «Суходол», включили в государственную программу развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2018 года, а также в программу развития угольной промышленности России. Но проект не двигается дальше разговоров, планов и кредитов.
Фото: официальный сайт морского порта «Суходол»

Проект существует с 2013 года, его включали в госпрограммы развития Дальнего Востока и Забайкалья, а также угольной промышленности России. Строительство порта останавливалось в 2016 году – по заявлению собственника, из-за отсутствия дешёвых кредитов. Позже на подмогу СДС пришли РЖД и Центр развития портовой инфраструктуры, получившие доли в проекте.

В этом году все 100 процентов акций были заложены госкорпорации «ВЭБ.РФ» и банку «ВТБ», которые дали под них 32 млрд рублей на строительство угольного порта, полная стоимость которого выросла с 35,4 млрд рублей в 2018 году до 42,6 млрд. Ожидалось, что ввод в эксплуатацию нового объекта состоится уже в октябре 2021 года, но работы продолжаются. Последний раз о «Суходоле» говорилось на полях Восточного экономического форума, сдать терминал планировалось до конца 2021 года.

Последствия для Кузбасса

– Федяев – знаковая фигура, влияющая на угольный рынок всей России, а если его посадят, будет опасность передела угольного рынка. Задержание такого человека согласовывается на самом верху, это не региональный уровень. Неслучайно Бастрыкин находился в Кузбассе на этот момент, – рассуждает сибирский политтехнолог Игорь Козлов.

По мнению собеседников «Октагона», будущее СДС зависит от того, какие требования предъявит государство и какие из них утвердит суд.

Сейчас холдингу нужно готовиться к тому, что специалисты обнажат всю подноготную предприятия – от плана приватизации до дивидендной политики.

Особую роль сыграют и иски семей шахтёров, говорит Марат Баширов.

– Я не исключаю, что в какой-то момент собственник поменяется и будет проведена национализация этого предприятия. Об этом рано говорить по одной простой причине: сейчас проверяют всех и по всей стране. После этого будет понятно, кто попал в белый список, а кто – в чёрный. Тот, кто в чёрном списке, больше не сможет претендовать на активы, пока его не пощадят, – отмечает собеседник издания.

Из-за задержания Федяева изменится и политический климат в регионе, говорят эксперты. Скажется это в первую очередь на действующем губернаторе Сергее Цивилёве. Его действия после трагедии на «Листвяжной» будут оценивать максимально придирчиво.

– Цивилёв раньше работал руководителем одного из угольных предприятий в Якутии («Колмар». – τ.), и его для этого и ставили в Кузбасс, чтобы он там навёл порядок. А получается, что его или обманули, и он некомпетентен, или по каким-то причинам он посчитал, что сделал достаточно для угольной отрасли региона. Но по итогу мы видим, что это привело к крупнейшей трагедии, что несколько недель не могли достать тела всех погибших, – рассуждает Баширов.

По словам политолога, будущее губернатора зависит от того, какие меры он принимал, чтобы условия работы шахтёров были безопасными.

– Если мер не было, то кара постигнет и его. Никаких поблажек не будет, сегодняшний арест собственника компании «СДС» показывает, насколько бескомпромиссно федеральная власть будет отрабатывать этот кейс, – подчёркивает Баширов.

– Дополнительных очков губернатору арест Федяева не принесёт, потому что влияние холдинга на экономику Кузбасса большое. Это не просто налоги, а десятки тысяч рабочих мест, что, естественно, губернатора должно тревожить, – добавляет Игорь Козлов.