Прокуратура подмигнула Хабарову

Уголовное дело экс-главы банка "Траст" возвращено из-за нарушений следствию.

Как стало известно “Ъ”, Генпрокуратура не утвердила обвинительное заключение по скандальному уголовному делу топ-менеджера банка «Траст» Михаила Хабарова, которому СКР инкриминировал хищение 845 млн руб. у совладельца ГК «Деловые линии» Александра Богатикова. Надзор пришел к выводу о том, что расследование было проведено неполно, а обвинение не соответствует материалам дела. К концу месяца банкир может быть освобожден из-под домашнего ареста.

Первому заместителю генерального прокурора Анатолию Разинкину, по данным источников “Ъ” в силовых структурах, хватило десяти дней (максимальный срок для оценки работы следствия — 30 суток), чтобы вернуть 70 томов уголовного дела в главное следственное управление СКР.

Этому решению предшествовало требование об устранении нарушений, направленное 13 октября по тому же делу господином Разинкиным первому заместителю председателя СКР Эдуарду Кабурнееву.

Адвокат господина Хабарова Владимир Слащев сообщил “Ъ”, что в прокурорском требовании говорилось о том, что в основе расследования лежит гражданско-правовой спор, искусственно переведенный в уголовную плоскость.

Нашел надзор и противоречия в показаниях потерпевшего Богатикова и квалификации деяния обвиняемого. Вначале глава «Деловых линий» утверждал, что передавал Михаилу Хабарову 845 млн руб. для решения проблем своей компании, которую СКР и ФСБ обвиняли в уклонении от уплаты налогов. Однако уголовное дело было прекращено в связи с погашением недоимки, после чего партнер и обвинил господина Хабарова в мошенничестве. В Генпрокуратуре решили, что СКР не дал должной оценки показаниям потерпевшего. С одной стороны, если деньги передавались для подкупа должностных лиц, то господин Богатиков не может быть потерпевшим по уголовному делу о взятке (ст. 290 УК РФ). А если речь идет о мошенничестве, то последнее доказывается только словами главы «Деловых линий». «Зампрокурора озвучил и ряд других позиций, с которыми был не согласен,— отметил адвокат Слащев.— Так прокуратура усмотрела в деле признаки фальсификации потерпевшим доказательств. Также было указано на противоречия в показаниях потерпевшего, данных в Лондоне и России».

Когда господин Богатиков отказал партнеру в продаже доли «Деловых линий», Михаил Хабаров подал на него в Лондонский арбитраж, выиграв компенсацию в $42 млн. В арбитраже господин Богатиков подтвердил, что добровольно согласился на заключение опциона по выкупу долей партнером.

Защита пока не ознакомилась с решением замгенпрокурора, однако не исключает, что требования Анатолия Разинкина следствие не выполнило, поэтому он и вернул дело в СКР на исправление ошибок.

«Мы обращали внимание главы Следственного комитета на признаки процессуальных нарушений в деле Михаила Хабарова,— сообщил “Ъ” уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.— На противоречия в показаниях потерпевшего, которые он давал сначала в Лондонском международном коммерческом арбитраже, а потом уже в России в ходе предварительного следствия. На перевод хозяйственного спора в уголовную плоскость. Получили ответ: "нарушений законодательства не установлено". Но, видимо, прокуратура с этим все же не согласилась».

«На наш взгляд, уровень ведомственного контроля за следствием нужно повышать, и он должен носить более принципиальный характер»,— добавил господин Титов.

Как уже сообщал “Ъ”, уголовное дело против Михаила Хабарова по ч. 4 ст. 159 УК РФ (особо крупное мошенничество) было возбуждено ГСУ СКР по Москве 30 сентября 2020 года. А 9 октября по ходатайству следствия Пресненский райсуд заключил господина Хабарова под стражу.

После того как глава ЦБ Эльвира Набиуллина обратилась к президенту Владимиру Путину с просьбой разобраться в ситуации и изменить меру пресечения финансисту, тот же суд 10 ноября перевел банкира из СИЗО под домашний арест. Дело же передали в центральный аппарат СКР, который и довел его до Генпрокуратуры.

Следственное ведомство может не согласиться с решением надзора и обжаловать его у генпрокурора Игоря Краснова, однако последний, как правило, не отменяет решения своего первого зама. Срок домашнего ареста у Михаила Хабарова истекает 30 декабря. После возврата дела его могут не продлить.