Максим Ченгаев

Бывший гендиректор ФК «Зенит» закатил завод в ворота «Норебо»

"Норебо" Виталия Орлова зашло на "поле" замглавы Российского футбольного союза Виталия Митрофанова.

Чиновник РФС не смог удержать возможно связанный с его семьей судоремонтный завод.

Один из крупных рыбопромышленников в России — "Норебо" Виталия Орлова — выходит в новый бизнес. Группа приобрела Петропавловск-Камчатский судоремонтный завод (ПСРЗ) и вложит 4,5 млрд рублей в реконструкцию инфраструктуры. Актив предприниматель получил, по всей видимости, от семейства бывшего гендиректора ФК "Зенит" и заместителя руководителя РФС Максима Митрофанова.

Насколько "добровольно" последний расстался со своим активом пытался разобраться The Sankt-Peterburg Post.

А ведь в этом есть некоторые сомнения. Ведь в 2019 году активы компании зачем-то пытались переписать аффилированным структурам. Впрочем, этого не случилось — соответствующее решение общего собрания акционеров удалось отменить, обратившись в суд. И как раз незадолго до этого господин Митрофанов покинул именитый петербургский клуб. Поняв, что тот растерял влияние, Орлов еще тогда не замедлил с действиями?

Группа "Норебо" Виталия Орлова стала владельцем АО ПСРЗ и связанных с ним структур, которые управляют судоремонтным комплексом в Камчатском крае. Стоимость сделки и продавца там не раскрыли. И найти последнего и правда не просто: поскольку организация является акционерным обществом, список акционеров в ЕГРЮЛ не содержится.

Тем не менее, The Moscow Post удалось обнаружить несколько любопытных деталей. В распоряжении редакции имеется годовой отчет акционерного общества за 2020 год, в котором указано, что совет директоров состоит из пяти человек. И первой в списке значится Мещерякова Галина Анатольевна.

Согласно "Руспрофайлу" предпринимательница из Камчатского края является учредителем 14 действующих и ликвидированных фирм. Отдельно стоит остановиться на двух — ООО "Блаф" и ООО "Ретривер". Эти две компании осенью 2019 года фигурировали в иске одного из миноритариев ПСРЗ к заводу.

Согласно картотеке арбитражных дел, Севостьянов Александр Михайлович, держатель 832 обыкновенных акций АО, потребовал отменить решение общего собрания акционеров, согласно которому было принято следующее решение: "дать согласие на заключение договора купли-продажи имущества, являющегося крупной сделкой, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет более 50 процентов балансовой стоимости активов".

Стороны договора: продавец – АО ПСРЗ, покупатель — ООО "Ретривер". В иске также фигурирует и "Блаф". То есть госпожа Мещерякова хотела отписать себе же активы завода.

Этого в суде отрицать не стали: в ходе рассмотрения дела ответчик полностью признал исковые требования. Интересный поворот!

И тут возникает сразу два вопроса. Во-первых, с чего вдруг Мещерякова вдруг захотела перевести активы на другие фирмы? Во-вторых, почему с такой легкостью были признаны исковые требования? Это наводит на мысль, что имущество пытались от кого-то "спасти", а потом этот кто-то дал понять, что с ним такие "финты" не сработают — вот завод и пошел на попятную.

Узы семейные

События все эти не случайны. И как раз произошли через год после того, как Максим Митрофанов окончательно покинул "Зенит", которым руководил с 2007 по 2017 год. Потом он обнаружился в должности заместителя генерального секретаря Российского футбольного союза. Стало быть, растерял влияние?

Это могло бы объяснить происходящее на заводе. Ведь, по неподтвержденной информации, Галина Мещерякова приходится нашему герою тещей — тот женат на Александре Митрофановой, чья девичья фамилия как раз Мещерякова.

И, вот совпадение, Галина Мещерякова, предпринимательница из Камчатского края внезапно имеет актив в Санкт-Петербурге — ООО "Зенкор". А директор там — Александра Николаевна Митрофанова, чей ИНН принадлежит Камчатскому краю. Пазл сложился?

Еще один элемент этой мозаики — Николай Иосифович Мещеряков, бывший директор Петропавловск-Камчатского судоремонтного завода, который вероятно приходится мужем Галине и отцом Александре. Он человек на Камчатке далеко не последний — в разное время был депутатом Областного Совета Народных депутатов, депутатом Законодательного Собрания Камчатского края нескольких созывов.

Вполне возможно, что именно он в свое время притянул в компанию Андрея Абиха, который возглавлял завод несколько месяцев в 2019 году. На период его руководства, кстати, и пришлась та история с попыткой отписать активы "Ретриверу". По сей день Абих числится учредителем и директором ООО "Зеленая ферма", которое зарегистрировано по тому же адресу, что и ПСРЗ Андрей Абих в регионе имеет весьма неоднозначную славу.

В 2007 году его, тогда еще кандидата в депутаты Законодательного собрания Камчатского края от ЛДПР по 11-му округу, задержали одновременно с тремя однопартийцами при употреблении наркотических средств в квартире, сообщало РИА "Новости".

Очевидно, дело удалось замять — с тех пор Абих продолжил активную политическую и деловую жизнь. Настолько, что даже был вхож в окружение экс-губернатора края Владимира Илюхина. Тот покинул свой пост в прошлом году и ему на смену пришел Владимир Солодов. Надо полагать, у Мещеряковых и Ко не сложилось с ним крепких отношений?

Штрафной — и на вылет?

И не помогли, видать, многочисленные связи господина Митрофанова, который, по всей видимости, является Мещеряковым родственником. А бывшего руководителя известного спортклуба связей точно хватает — недаром же он стал во главе "Зенита", когда ему было всего 24 года. Притянул его на эту должность его предшественник Сергей Фурсенко, вице-президент "Газпромбанка". И как раз газовый монополист и является основным спонсором футбольного клуба.

Вероятно, свою роль могло сыграть происхождение Митрофанова. Его отец Лев Митрофанов, согласно "Руспрофайлу", вплоть до недавнего времени был в учредителях адвокатского бюро "Марсово поле", где собрались яркие выпускники юрфака СПбГУ, которые, по неподтвержденным данным, могут быть весьма близки к "Газпрому".

Позиции на Северо-Западе Митрофану удавалось удерживать и благодаря мужу своей сестры, Андрею Низовскому. Последний является главой Всеволожского района Ленобласти и считается близким к губернатору Александру Дрозденко. Настолько близким, что последнему даже пришлось уверять журналистов, что они не родственники.

Тем не менее, наличие таких связей Митрофанова-младшего не спасли — тот самый Фурсенко, что когда-то и привел его в "Зенит", его же и уволил. В кулуарах ходили разговоры, что причина такого решения — в неэффективном использовании спонсорских денег. После этого Митрофанов на какое-то время "пропал с радаров", а потом обнаружился в РФС. И в новой должности он уже не имеет такого влияния. Так сильно "проштрафился" в "Зените"?

Партнерские отношения

В таком случае, сейчас Орлов ему в ситуации с заводом может забивать ему настоящий "штрафной". У него-то связей тоже хватает, в том числе с упомянутым ранее губернатором Солодовым. По крайней мере в день объявления сделки "Норебо" по приобретению контроля над камчатским активом на официальном сайте края появился большой текст, в котором "Норебо" восхваляют как перспективного инвестора, а Солодов говорит, что теперь видит "ПСРЗ как точку становления судоремонтной отрасли на Камчатке". Что сказать, весьма громкие слова!

Возвращаясь к разбирательству 2019 года, можно предположить, что именно Орлов тогда был лицом, в реальности помешавшим переписать активы на другие фирмы. Тем более, что предприниматель уже успел зарекомендовать себя в неоднозначном свете, когда дела касается получения контроля над активами.

Тут впору вспомнить историю с бывшим партнером Орлова и сооснователем "Норебо", бизнесменом Александром Тугушевым. В январе 2020 года он в Лондонском суде оспорил право на треть бизнеса Орлова стоимостью в 1,5 млрд долларов. Разбирательства не закончены по сей день. И претензии Тугушева уже поддержал еще один бывший партнер господина Орлова, также в прошлом сооснователь "Норебо" шведский предприниматель Магнус Рот.

Ранее Орлов пояснял, что в 2003 году Тугушев продал акции ЗАО "Альмор Атлантика", ранее владевшее долями в структурах, связанных с "Норебо", а затем и вовсе устроился на работу в Роскомрыболовство. Дела у Тугушева пошли плохо, когда его в 2004 году арестовали по обвинению в мошенничестве и приговорили к тюремному сроку. Магнус Рот вышел из бизнеса в 2016 году, продав долю в "Норебо" господину Орлову.

Суть претензий господина Тугушева такова: он считает, что Орлов существенно недоплатил ему практически за треть некогда совместного бизнеса.

Что же касается Орлова и Рота, то они скупали активы в рыбной отрасли на протяжении последних 30 лет, а в сделках периодически участвовал и Тушугев. Он же, Тушугев, был частью трехстороннего соглашения о создании совместного предприятия по добыче рыбы в 1997 году, а значит имеет право на треть бизнеса.

На слуху также и другая ситуация — спор с еще одним бывшим партнером, а теперь прямым конкурентом компании Орлова Юрием Тузовым, владельцем компании "Норд Пилигрим". Прямо сейчас развивается судебное дело, связанное с похищением Павла Сурина — гендиректора ООО "Лоджистикс-Москва" с которым у компании Тузова были разбирательства в суде. Ранее же Тузова обвинили в похищении Сурина, который впоследствии был арестован, сообщал "Коммерсант".

У Тузова был другой судебный спор с Суриным — судились по долгу за вексель в 400 млн рублей, невесть как попавший к Сурину и подписанный самим Тузовым еще в 2009 году. Но тот суд Тузов уже выиграл — поэтому возникает вопрос, зачем вообще было похищать Сурина?

И тут есть одна интересная деталь. Дело в том, что, как утверждает защита Тузова, бумагу, согласно которой Сурин отказывался от финансовых претензий на 400 млн рублей к Тузову (необоснованность которых ранее подтвердили в суде), к рыбопромышленнику в его компанию "Норд Пилигрим" доставил некий адвокат Сергей Голубев.

По информации "Лайфа", Голубева давно и прочно связывают с Виталием Орловым. Учитывая это и появилось чуть ли не конспирологическое предположение, что вся история может быть банальной инсценировкой с целью убрать Тузова с рыбного рынка.

Российский "пир" на африканские деньги?

В любом случае, аппетиты Орлова в последнее время только растут. Недавно The Moscow Post рассказывал, что Орлов не скрывает своего интереса к покупке петербургского завода "Пелла" Герберта Цатурова. Он сделал весьма хитрый ход: начал переговоры не с собственниками "Пеллы", а с его основным кредитором — Сбером. Соглашение о сотрудничестве в сфере финансирования инвестиционной деятельности кредитное учреждение и Судостроительный завод "Пелла" подписали в 2019 году.

С получением под контроль "Пеллы" перед Орловым откроются новые горизонты экономии: если сейчас холдинг размещает заказы на строительство рыболовецких судов для своих нужд на Северной верфи, то в случае приобретения "Пеллы" строить суда для рыболовецкого промысла он будет, по сути, самостоятельно. И это не только поможет сберечь деньги, но и добиться увеличения квот на вылов рыбы.

Параллельно с этим господин Орлов вдруг начал активно предлагать для стимулирования инвестиций в рыбодобывающую и смежные отрасли выделять квоты вылова основных видов водных биоресурсов только под строительство судов рыбопромыслового флота. "Норебо" выступила с инициативой с 2022 года ограничить срок эксплуатации рыбопромысловых судов возрастом не более 15–35 лет, с 2033 года повысить сбор за пользование водными биоресурсами при производстве продукции с низкой степенью переработки и т. д. Соответствующее письмо было направлено вице-премьеру Виктории Абрамченко.

Такая инициативность привела к тому, что "Норебо" выходит из Всероссийской ассоциации рыбопромышленников (ВАРПЭ) из-за расхождений во взглядах на развитие отрасли. Президент ВАРПЭ Герман Зверев фактически обвинил группу в стремлении "задавить" прибрежное рыболовство и небольшие компании, владеющие малыми квотами.

Тут же по рынку поползли слухи, что "Норебо" может войти в ассоциацию с Русской рыбопромышленной компанией (РРПК) Глеба Франка. И дело тут может быть не только в наличии бизнес-интересов: Франк является сыном председателя совета директоров "Совкомфлота" Сергея Франка и зятем влиятельного миллиардера Геннадия Тимченко. А "Норебо" как раз засветился в международном скандале с исландской рыбопромышленной компанией Samherji, которая якобы могла подкупать власти Намибии чтобы и отмывать полученные доходы, о чем подробно рассказывал The Moscow Post. Сотрудничество же с Франком может помочь Орлову уйти от международного скандала, в который ввязалась его компания.

И этот скандал, к слову, может пролить свет на то, откуда у Орлова взялись деньги и на камчатский завод, и могут найтись средства на "Пеллу". Капитал он просто "отмыл" в море?

Зная это, не удивительно, что в случае с Петропавловск-Камчатским судоремонтным заводом семейство Мещеряковых могло так легко уступить в суде. Ведь за ними вероятно стоит Митрофанов, утративший былую силу, а за Орловым виднеется целая плеяда влиятельных персон. Действительно, бодаться с Орловым может быть себе дороже?