Черно-белая жизнь Ильи Сачкова

Хотя Group-IB давно может работать без Сачкова, который основал ее в возрасте 17 лет, именно он остается ее лицом. 

Сачков трижды лично встречался с президентом Владимиром Путиным, выступал перед премьер-министром Михаилом Мишустиным, участвовал в экспертных комитетах при Госдуме, МИДе, Совете Европы. Как он оказался в СИЗО — в итоговом материале Forbes.

Forbes традиционно подводит итоги года. Ежегодно мы выбираем главные события и героев в нескольких номинациях. Илья Сачков в этот раз стал «Жертвой года». Другие итоги года в журнале Forbes (в продаже с 24 декабря) и на нашем сайте. 

Около 10:30 утра 28 сентября 35-летний основатель Group-IB Илья Сачков вышел из своей квартиры в Газетном переулке, чтобы поехать в офис. Как обычно, его сопровождала охрана, а у подъезда ждал Mercedes-Maybach S-класса с личным водителем. Сесть в машину предприниматель не успел: к нему подошли сотрудники ФСБ в штатском и попросили пройти с ними. Примерно в это же время в офис Group-IB пришли с обыском представители ФСБ, особый интерес у них вызвало рабочее место Ильи. Сооснователь компании, технический директор Дмитрий Волков именно от них узнал, что Сачков проходит обвиняемым по уголовному делу. Сейчас Сачкову грозит до 20 лет лишения свободы. 

Целевые установки

«Илья — это парень, который придумал себе всю жизнь», — говорит его подруга Мария Парфенова. Сачков еще в 16 лет говорил своему однокласснику, что они станут Шерлоками Холмсами, которые будут расследовать киберпреступления. «Одноклассник смотрел на него и говорил: классно, но где мы и где киберпреступления. Спустя полгода они получили свой первый заказ», — рассказывает Парфенова. Сотрудник частной организации взломал почту начальства и начал недобросовестно пользоваться доступом. «Это было первое расследование будущей Group- IB, они вычислили сотрудника и доказали его вину», — говорит Парфенова.

«Если Илья ставил себе цель, то он всегда ее добивался», — рассказывает корреспонденту Forbes мама предпринимателя Людмила Сачкова в квартире, где Илья жил до третьего курса университета. Поступление в МГТУ им. Н. Э. Баумана — пример его целеустремленности. Илья недобрал один балл, чтобы пройти на бюджетное отделение. Его папа, преподаватель МАДИ, настаивал, чтобы сын шел учиться в Московский технический университет связи и информатики. «Сначала Илья согласился, а потом решил все-таки идти в Бауманку. Когда мы пришли на собеседование в институт, его сотрудник посоветовал поступить на платное отделение. Но предупредил, что на бюджет перейти практически невозможно, так как надо сдать все экзамены на отлично», — вспоминает Людмила Сачкова. Весь первый курс Сачков «упорно учился, не вставая из-за стола». В результате мама заплатила только за первый год обучения, а Сачков окончил факультет информатики и систем управления с отличием в 2009 году.

Мария познакомилась с Сачковым семь лет назад. Ее отец, журналист Леонид Парфенов, был амбассадором Audi, а Сачков работал на эту компанию — «защищал мозги машин от взлома». Парфенов и Сачков встретились на одной из выставок Audi в Базеле. «Илья настолько впечатлил моих родителей, что они сразу позвали его на семейное мероприятие. Это уникальный, интереснейший человек. Он может с утра написать: прости, не приду на нашу встречу, я уехал стричь газоны у памятников Великой Отечественной войне», — вспоминает Парфенова. История Ильи показывает, что любой человек, которого знают как новатора и настоящего патриота, в один день может стать врагом народа, считает подруга Сачкова.

СИЗО для интеллектуалов

Офис адвоката Сергея Афанасьева находится на бульваре Энтузиастов в БЦ «Голден Гейт», отсюда и до офиса Group-IB, и до СИЗО «Лефортово», где под стражей находится Сачков, на машине можно добраться за 10 минут без пробок. Сачков лично выбрал Афанасьева для своей защиты. «Илья понимает, где он находится и что это надолго. Он не признает вину, но при этом дает показания», — отметил адвокат в разговоре с Forbes.

По его словам, следствие по делу будет идти 12–18 месяцев, в это время защита может собирать свои доказательства по делу. Адвокаты посещают Сачкова раз в неделю. С проходом именно в «Лефортово» есть сложности, говорит Афанасьев, в этом изоляторе содержится много людей, к некоторым приходят сразу по десять защитников, поэтому приходится ждать в очереди.

Сачкову было тяжело адаптироваться к условиям СИЗО: он попал в одиночную камеру, переживал из-за проблем со здоровьем и отсутствия связи с внешним миром — о том, что происходит за стенами изолятора, узнавал от своих защитников. Но сейчас предпринимателю удалось наладить быт: его перевели в камеру с телевизором, он начал получать диетическое питание и необходимые лекарства, ему стали приходить письма от друзей и родственников, правда, с большой задержкой после рецензии, говорит Афанасьев. «Я практически лишен права на переписку. За все время, проведенное в СИЗО, я получил почту один раз, но я искренне надеюсь, что это право начнет соблюдаться и в ближайшее время письма начнут ходить в разумные сроки», — передал Сачков через своих защитников 16 декабря, когда Мосгорсуд оставил в силе решение о продлении до конца февраля его содержания в «Лефортово».

Каждый день в следственном изоляторе Сачков занимается спортом: он поставил себе цель сесть на шпагат и попросил прислать ему список упражнений для ограниченного пространства. Он много читает, пишет две книги: одну для детей, основанную на «реальных приключениях Ильи с друзьями в детстве, но происходящих в зомби-вселенной», вторую про историю Group-IB, а также работает над делом, говорит адвокат. «В «Лефортово» содержатся в основном интеллектуалы — фигуранты громких резонансных дел. Это читающие люди, им приходит много книг, которые они там оставляют. Поэтому в изоляторе очень большая библиотека, которую Илья хвалил», — рассказал Афанасьев. 

Дело Сачкова ведет следователь ФСБ Алексей Хижняк, выяснил Forbes. Он также был следователем по делу обвиняемого в шпионаже гражданина США, бывшего морпеха и руководителя нескольких служб безопасности Пола Уилана, задержанного в Москве в декабре 2019 года. По версии следствия, Уилан работал на американские спецслужбы: он получил флешку, на которой якобы содержались сведения, составляющие гостайну. В июне 2020-го американца приговорили к 16 годам строгого режима.

В чем именно обвиняют Сачкова, неизвестно, поскольку дело засекречено. Однако в окружении предпринимателя его арест связывают с публичным обвинением в адрес главы группировки Evil Corp. Максима Якубца. В июле 2020 года основатель Group- IB выступал в Казани на встрече Михаила Мишустина с IT-предпринимателями, где со сцены рассказал, что мешает развитию отечественной кибербезопасности. «Когда весь мир говорит о том, что хакер Максим Якубец, который в Москве рассекает на Lamborghini с номерами «ВОР», является компьютерным преступником, создателем вирусов, каждый инженер мира об этом знает, но ни один российский государственный орган — ни полиция, ни ФСБ, ни МИД — просто на это никак не отвечают. Максим продолжает оставаться в Москве, кататься на своем шикарном автомобиле, и это влияет на имидж российских компаний, которые занимаются экспортом информационной безопасности», — сказал тогда Сачков.

В декабре 2019 года Минфин США ввел санкции в отношении Evil Corp., под которые попали 17 лиц, в том числе и Якубец. По данным властей США, хакеры из Evil Corp. похитили более $100 млн, заражая вирусом Dridex компьютеры людей, банков и компаний более чем в 40 странах. Якубец, помимо финансовой выгоды, «предоставляет прямую поддержку» российским властям в их «злонамеренной» деятельности в киберпространстве, предполагает Минфин США.

«Для Ильи мир делится на черное и белое, поэтому все хакеры для него были преступниками», — говорит знакомый Сачкова. «Представьте себе, что какой-то программист нашел «дыру» на государственном сайте, например на nalog.ru. Он честно все задокументировал и сдал отчет. Потом через эту «дыру» сайт взломали китайцы. Первое, что подумает следователь, а не слил ли эту уязвимость свой парень. Дальше все зависит от бойкости следователя», — объясняет топ-менеджер одной из компаний по кибербезопасности риски бизнеса в сфере кибербезопасности.

Черная метка

«Если вы видите это видео, значит, меня убили или я сижу в тюрьме» — такими словами начинается ролик, который Сачков записал около года назад и разослал своим близким и друзьям, рассказали Forbes три источника, близких к предпринимателю. Существование такого видео подтвердил журналист Андрей Лошак — он снимал Сачкова для сериала о хакерах, который должен выйти на «Кинопоиске» в конце года. Один из друзей Сачкова рассказал Forbes, что в видео предприниматель предполагает, что на него совершат покушение: «Он думал, что его отравят, а последние месяцы свободы он говорил и про обвинение в госизмене в том числе». Сачков не раз замечал за собой слежку, говорит один из его друзей.

«С одной стороны, никто не мог подготовиться к тому, что произошло. Для всех нас это был большой удар. С другой стороны, и я, и Илья всегда старались строить компанию, которая была бы устойчива к любым вызовам», — говорит Дмитрий Волков, он стал гендиректором Group-IB после ареста Сачкова. По его словам, Илья для всех в Group- IB — знаковая личность и душа компании, его арест заставил всю команду мобилизоваться. Самое сложное сейчас для Group-IB в том, что «всем теперь приходится работать больше», отметил Волков. Компания за последние два месяца наняла 25 новых сотрудников, она сохраняет планы по IPO и выходу в новые регионы (какие именно, не раскрывается). Выручка ООО «Группа Айби» в 2020 году увеличилась до 384,4 млн рублей с 175,1 млн рублей, а чистый убыток составил 43,8 млн рублей, по данным «СПАРК-Интерфакс». Общую выручку всей группы компаний в Group-IB не раскрывают.

«Всем клиентам мы объявили, что работаем в нормальном режиме, компания уходить из России точно не собирается», — говорит Волков. Произошедшее с Сачковым может повлиять на продажи других российских компаний по кибербезопасности за рубежом, беспокоится сотрудник одной из них. «Наш партнер в Азии, который помогает нам с дистрибуцией, уже задал вопрос, не были ли мы близки с Group-IВ. Примечательно, что эта история широко разлетелась за рубежом», — отметил собеседник Forbes. По его мнению, у Group- IB могут возникнуть проблемы с заказчиками из госсектора, так как для них госизмена — это черная метка. «Госсектор мало заточен на то, чтобы выбирать из двух подходящих решений по его функционалу или мощности. И если кто-то без рисков сможет заменить Group-IB для госструктуры, она уйдет к конкурентам», — отметил сотрудник российской компании по кибербезопасности. По словам Волкова, все клиенты Group-IB продолжают с ними сотрудничать.

«Как любой технарь я думал до этого момента, что если у тебя нет допуска к государственной тайне, то ты не можешь ее раскрыть. Оказалось, это не так», — говорит Александр Лямин, основатель и генеральный директор компании, предоставляющей услуги по сетевой безопасности Qrator Labs (партнер Group-IB). По словам Лямина, сейчас непонятны правила игры: как работать, чтобы не подвергать себя рискам: «Мы по возможности стараемся не работать с госкомпаниями. Неясно, что будет с индустрией в стране, она и так была крошечной, несмотря на бренд «русские хакеры».