Ильдару Халикову не помешала бы порка

А как же «преемник»: некоторые ждали, но молчали

Несмотря на то, что большая пресс-конференция прошла без особых сенсаций, главная интрига все же осталась

Сегодня, 23 декабря, немалая часть россиян была в течение без малого четырех часов прикована к экранам и следила за ходом пресс-конференции Путина. Судя по комментариям в соцсетях, поступавшим непосредственно в ходе мероприятия, среди зрителей оказалось немалое число тех, кто наблюдал за происходящим вовсе не по «служебной надобности» (как разнокалиберные чиновники, журналисты, политологи и прочие эксперты), а потому что реально интересовался происходящим и рассчитывал услышать ответы на острые вопросы.

Многие зрители отметили, что в адрес Владимира Путина прозвучали несколько весьма острых вопросов, например, об его отношениях с Украиной и Западом, пытках в колониях, а также его мнении об Алексее Навальном, иноагентах и других представителях оппозиции. 

Однако в связи с тем, что глава государства ранее уже отвечал на подобные вопросы и ожидаемо не изменил своей точки зрения, создалось впечатление, что вопросы прозвучали, скорее, ради того, чтобы «их задать», а никак не в ожидании ответа.

Вполне предсказуемым оказалось и мнение главы государства об уровне организации борьбы с пандемией коронавируса в России. Путин сообщил, что «наша экономика, столкнувшись с вызовами коронавирусной инфекции, оказалась более мобилизованной и готовой к шокам». При этом наверняка важными для многих стали суждения Путина о взаимном признании вакцин и их распространении по всему миру.

Со столь же серьезным видом глава государства прокомментировал отношения России с Западом, приход талибов (запрещенная в России террористическая организация) к власти в Афганистане и дипломатический бойкот Олимпиады в Пекине. Кстати, ответы на эти вопросы так же были предсказуемы.

При этом никто не стал, как это бывало прежде, настаивать на том, чтобы Путин назвал своего преемника – очевидно, что тема перестала быть топовой.

Из экономических тем жизнеутверждающими стали положительная оценка позиции Центробанка относительно инфляции, а также пожелание Европе «бриться» в контексте транспортировки газа из России в дальнее Зарубежье.

Некоторым диссонансом на этом фоне стали едва сдерживаемые прошения о помощи, поступившие от журналистов Бурятии и Алтая. Девушки торопились задать по два или даже три откровенно злободневных вопроса, не отдавая микрофон и даже против воли модератора Дмитрия Пескова передали его коллеге, видимо, чтобы хотя бы таким образом помочь решить чьи-то наболевшие проблемы – например, о ветхом инфекционном госпитале, завышенных ценах на уголь. Захотелось познакомиться с организаторами, отобравшими их в состав делегаций для нынешней поездки в Москву. 

Если они еще не получили выговор или инфаркт, значит, в регионах и в самом деле ситуация патовая. Вряд ли девушки сами проявили инициативу и в отличие от некоторых своих коллег, читавших со смартфонов явно отшлифованные пресс-службами вопросы, решили на свой страх задать вопросы на реально болезненные темы.

Подозрения об этом усилились на фоне эпизода с участием взволнованной раскрасневшейся башкирочки, которая поздоровалась с Путиным на родном языке и, обаятельно смущаясь, предложила высказаться о предстоящем юбилее Уфы, в частности, попросив помочь материально с проведением праздника. Однако Путин порекомендовал оптимизировать распределение средств, которые регион получает в текущем порядке, хотя в конце, смягчившись, все-таки обмолвился, что, дополнительные средства, возможно, появятся.

Впрочем, сразу же после двух тревожных вопросов из Сибири зазвучал более оптимистичный месседж от федерального издания, касающийся ситуации в Роснано, которой, к слову, были не раз посвящены публикации The Moscow Post. «К работе там приступило новое руководство, у него есть карт-бланш на то, чтобы провести объективную оценку компаний», — отметил Путин.

Высокий дипломатический уровень показал Президент России, отвечая на каверзный для россиян вопрос о «новой этике», когда «кто-то считает, что женщина и мужчина это одно и тоже». «Ради Бога, но есть же здравый смысл», — прокомментировал подобные проявления толерантности Путин и сдобрил сказанное душераздирающими примерами из американских реалий.

Разбавили нервозность аудитории также вопросы об отношениях Президента России с Дедом Морозом и его представлениях о счастье.

В целом, впечатление от сегодняшней ежегодной большой пресс-конференции Президента России у пользователей соцсетей оказалось относительно спокойным. Вероятно, потому что на ней не случилось сенсаций, включая ответы главы государства на провокационные вопросы, касавшиеся острых тем. «Ничего принципиально нового, но интересно», — примерно так оценили итоги события многие комментаторы. Даже рекорда по времени в этот раз, который можно было бы вынести в кликбейтовый заголовок, не случилось. Мероприятие длилось 3 часа 56 минут, почти на 35 минут короче, чем в прошлом году.