Евгений Двоскин

Силовики будут расследовать мошенническую приватизацию квартиры экс-сенатором Шнякиным

Бывший чиновник незаконно приватизировал служебную квартиру и по заниженной цене продал ее своей дочери.

В Генеральную прокуратору РФ обратились возмущенные жители Нижегородской области, которые требуют организовать проверку продажи по заниженной стоимости элитной квартиры в центре Нижнего Новгорода экс-сенатором Валерием Шнякиным своей дочери Екатерине Смирновой (Шнякиной).

В обращении сообщается, что Валерий Шнякин незаконно приватизировал служебную квартиру на улице Гоголя площадью 97,5 квадратных метра.  Рыночная стоимость квартиры оценивается в 25 миллионов рублей. По нормам действующего законодательства  (ФЗ № 1541–1), приватизация служебных помещений запрещена. Нижегородцы требуют признать сделку незаконной и возбудить уголовное дело в отношении чиновника по факту мошеннических действий.

Соответственно незаконной должна быть признана и сделка по покупке приватизированной служебной квартиры дочерью экс-сенатор Екатериной Смирновой по цене значительно ниже рыночной.

По данным СМИ, официальные доходы семьи Шнякиных весьма скромны для операций с элитной недвижимостью. В частности, Валерий Шнякин декларировал доходы в сумме 2,5 миллиона рублей в год, а его супруга Элеонора Шнякина – 229 тысяч рублей в год. Обе дочери Валерия Шнякина —  Ирина Шнякина (Соболева по бывшему мужу) и Екатерина Смирнова (Шнякина) – являются, по данным издания «Ленсмена», «хроническими безработными». Екатерина Смирнова увлекается модными тренингами по саморазвитию, интересуется шаманскими практиками и прочей эзотерикой. 

О своеобразных интересах Екатерины Шнякиной журналисты почерпнули сведения из ее аккаунтов в соцсетях. Изданию «Момент истины» источник сообщил, что «как таковой трудовой деятельности у нее нет. Единственное наверное, что можно сказать, и, конечно, если это можно назвать работой — она создала некий клуб, в котором за какими-то чайными церемониями и под довольно странными образами, похожими на какие-то ведьмовские или сектантские, проводятся тренинги по саморазвитию».

Мужья дочерей тоже не могут похвастаться большими заработками. Супруг Екатерины Олег Смирнов работал финансовым директором в столичном журнале и получал порядка 50 – 70 тысяч рублей, выяснили журналисты.

Бывший муж Ирины Соболев некоторое время  работал в Федеральной таможенной службе, но после того как стал фигурантом сразу нескольких уголовных дел покинул службу.

Однако за скромным фасадом, по всей видимости, скрывается весьма зажиточная семья. Шнякины не только смогли позволить покупку элитной квартиры для дочери экс-сенатора Екатерины, но и оказались замешаны в разбирательстве с предпринимателем, с которого требуют долг в размере 43 миллиона рублей. Валерий Шнякин и Олег Смирнов привлекли к этому делу некоего Алексея Пиголкина, который имеет репутацию «решалы». По поводу сомнительной деятельности Пиголкина в марте 2021 года группа нижегородских предпринимателей обращалась в Координационный совет негосударственной сферы безопасности (НСБ) России.

Разбирательство между предпринимателем и семьей Шнякиных активно обсуждается в нижегородских СМИ. Сведения о мошенническом присвоении экс-сенатором служебной квартиры доведены до правоохранительных органов и нижегородцы ожидают, что в скором времени Валерий Шнякин понесет наказание за коррупционную деятельность. Борьба с коррупцией в России идет не первый год и носит системный характер. Уже в прошлом те времена, когда коррупционеры прикрывались депутатской неприкосновенностью. Перед законом равны все. Поэтому такое резонансное дело как присвоение государственной квартиры бывшим сенатором не может остаться без соответствующей реакции со стороны силовиков.