Ильдару Халикову не помешала бы порка

«Мертвые души» на скамье подсудимых

Как злоумышленники зарабатывают на покойных, и почему их родственники и законные наследники остаются в неведении, что у их близких фактически отнимают имущество посмертно?

Как сообщает корреспондент The Moscow Post в Подмосковье, в редакцию обратился читатель, поведавший, как в российских судах могут заводить дела на умерших граждан. В частности, он привел в пример ситуацию в Сергиевом Посаде.

Наш читатель увидел в этом возможность для мошенничества, ведь так можно через инстанцию отсудить себе имущество покойного. И оказывается, такая схема действительно существует. Более того, по данным нашего информатора, родственники умершего якобы даже не в курсе, что их близкого судят post mortem.

Остается только представить, сколько злоумышленники могут отсудить с помощью подобной схемы — речь, вероятно, может идти о недвижимом имуществе и участках.

Обеспокоенный читатель The Moscow Post лично столкнулся с ситуацией, когда на скамью подсудимых захотели отправить покойника. И это не единственная странность того судебного разбирательства — по его словам, якобы близким покойного даже не дают возможности ознакомиться с делом.

«В суде Сергиево-Посада, где было заведено дело на умершего гражданина РФ, не смогли найти этого дела для ознакомления наследнику. Дело было найдено только после моего обращения в судебный департамент при Верховном суде РФ, более чем через месяц. Такое впечатление, что существует мошенническая схема, рассчитанная на то, что родственники не будут копаться в заведенном судебном деле на умершего родственника», — рассказал наш читатель.

Ситуация, действительно, выглядит максимально странно: как вообще к ответу могут призывать покойного и почему информацию об этом будто бы прячут? Все это наводит на мысль о том, что речь идет о реализации некоей мошеннической схемы.

В таком случае появляются резонные вопросы и к судебной системе России в целом.

Очевидно, что в начале судебного производства никто может и не узнать, жив ли вообще фигурант дела. На соответствующий запрос нашего читателя в Верховный суд РФ ответили, что еще только планируют мероприятия по организации взаимодействия в части получения по запросам судей сведений, содержащихся в Едином государственном реестре записей актов гражданского состояния, запланировано на 2022 год в рамках развития государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Правосудие». Из этого ответа следует, что раньше никакого взаимодействия не было? Просто поразительно!

«Суды заводят дела на умерших граждан РФ, дела якобы в суде нет, почта РФ, отказывается выдать судебное письмо родственнику, пришедшему за ним со свидетельством о смерти, со свидетельством о праве на наследство по закону, со своим паспортом и копиями этих документов», — отметил информатор The Moscow Post.

Возникает ощущение, что расчет у злоумышленников может быть такой: дело пройдет «мимо» родственников и законных наследников. А значит, тем, кто может стоять за этой схемой, вполне реально может отойти посредством судебного решения имущество покойного — те же квартиры и участки. Чем не «Мертвые души» на новый лад?

Нет покоя

И как бы неестественно всё это не звучало, случаи заработка на «мертвых душах» действительно бывают. Так, в 2017 году жительница Уфы узнала, что после смерти пожилого мужчины пустует квартира в центре города стоимостью более 2 млн рублей. Она подделала свидетельство о браке и пошла в суд, чтобы заявить права на наследство.

Но задумка аферистки не удалась: к тому моменту в наследство уже вступила сестра мужчины, суд сделал запрос в ЗАГС. Выяснилось, что брак между покойным и заявившей права на его недвижимость женщиной никогда не заключался. Ее признали виновной в покушении на мошенничество в особо крупном размере и фальсификации доказательств по гражданскому делу.

И такие случаи не единичны. В частности, «Известия» сообщали об уголовном деле в Санкт-Петербурге против мужчины, который пытался заполучить квартиру и дом стоимостью 8 млн рублей, принадлежавшие одинокой знакомой женщине, с помощью поддельных документов о покупке недвижимости.

Там же, в Санкт-Петербурге, в сентябре 2018 года был вынесен приговор по делу «черных риелторов», которым полицейский передавал информацию об умерших людях, не имевших наследников, но располагавших недвижимостью.

Уточним, что такое имущество в российском законодательстве называется специальным термином — «выморочное», оно должно переходить государству.

Подобные схемы можно вскрыть, только если объявляются родственники покойных. Скорее всего, именно поэтому в описанном нашим читателем случае, ему якобы и не предоставляют никакого доступа к информации о вероятных производствах?

«Тихоокеанские известия» писали, как родные покойного вдруг с удивлением узнали, что умерший в феврале в своей квартире человек, оказывается, по документам погиб в мае и обнаружен был «под забором». Впоследствии выяснилось, что его смерть просто вовремя не зарегистрировали, чтобы потянуть время и оформить поддельные документы. А когда нужно было «выписать» из квартиры деда, инсценировали опознание — тело принадлежало неизвестному, которого в итоге и похоронили как хозяина жилья.

Очевидно, что в этой схеме не обойтись без вмешательства полицейских и чиновников. Значит ли это, что ситуации такого рода могут быть поставлены «на поток»?

Судя по всему, имея определенные договоренности, с кем надо, реализовать мошенническую схему несложно. Паспорт умершего человека должен быть сдан в ЗАГС, а взамен него выдается свидетельство о смерти. Вот как раз в этот период с момента смерти человека до сдачи его паспорта в ЗАГС мошенники и оформляют множество поддельных бумаг, позволяющих в дальнейшем распоряжаться чужой недвижимостью и прочим имуществом.

Туда же — деньги с банковских счетов. Вклады госбанков по истечении полугода просто перейдут государству, коммерческие финансовые учреждения чаще замораживают счет на неопределенное время. При этом банк продолжительное время может даже и не знать о кончине клиента. Сответственно, если «мертвая душа» станет фигурантом дела, в ходе которого с нее взыщут деньги, то она их потеряет?

В случае же, когда факт смерти всё же подтвердился и был внесен в базу данных кредитной организации, деньгами могут заинтересоваться разнокалиберные недобросовестные специалисты. Так, «Экспресс-газета» писала о «сообразительном» управляющем дополнительным офисом одного из крупных российских банков в Петербурге Марате Нармухамедове, который подделал расходные кассовые ордеры и вывел 550 тысяч рублей со счетов двух умерших клиентов. Мошенник попался и был в итоге приговорен к двум годам лишения свободы условно.

Резонансной была история 2011 года, когда четыре бывших сотрудника Сбербанка и Пенсионного фонда смогли похитить порядка 10 млн рублей со вкладов умерших клиентов. Для этого они использовали специальное программное обеспечение, дающее доступ к счетам, а также базу данных ПФР. Внимание мошенников привлекали вклады с пенсионными накоплениями, по которым длительное время не проводилось операций.

Присвоение пенсий вообще можно считать одним из самых распространенных видов мошенничества с деньгами покойных. Так, в 2019 году за один только апрель в Дагестане задержали трех доставщиков пенсий, которые присваивали себе деньги покойников, об этом подробно писала «Версия» https://kavkaz.versia.ru/v-dagestane-zaderzhan-uzhe-tretij-dostavshhik-pensij-prisvaivayushhij-dengi-umershix-grazhdan. К слову, промышляют таким сомнительным «посмертным» бизнесом и родственники усопших, которые ради лишних денег молчат об их кончине.

Есть тело, но есть дело

Вот так и получается: человека уже нет в живых, а по бумагам — он здоровее многих. Но вернемся все же к ситуациям, когда покойные становятся фигурантами судебных разбирательств.

Дело в том, что согласно российским законам, смерть подозреваемого или обвиняемого является основанием для прекращения уголовного преследования. Исключением является производство, которое необходимо для реабилитации умершего.

Именно так было с бывшим депутатом Госдумы Денисом Вороненковым. Его застрелили в Киеве в 2017 году. Резонансное уголовное дело на него появилось еще в 2011 году по заявлению предпринимателя Отари Кобахидзе — тогда Вороненкова обвиняли в рейдерском захвате. В отношении Вороненкова дело хотели прекратить в связи с гибелью депутата, но против такого решения выступил его сын, который планировал отстоять невиновность отца в суде. Впрочем, в итоге дело все-таки закрыли.

Ещё один фигурант громкого уголовного дела, которое продолжилось и после его смерти, – Сергей Магнитский. Юриста Firestone Duncan обвинили в разработке схемы по уклонению от уплаты налогов, он был задержан по данному делу и скончался в СИЗО. Его дело сперва было закрыто, но спустя два года возобновлено. Летом 2013 года Магнитского признали виновным посмертно, писал РБК.

Необычный суд был над Сергеем Москаленко – бывшим федеральным судьёй из Омска. Его обвинили в получении взятки от предпринимателя. Но к моменту вынесения обвинения оба фигуранта были мертвы. При этом дело должны были закрыть из-за смерти бывшего судьи, а его дочь Екатерина Беспалова настояла на продолжении расследования, чтобы доказать невиновность отца. Итог оказался печальным для семьи покойного судьи: Омский областной суд летом 2018 года все же признал его виновным в получении взятки без назначения наказания.

Понятно, что эти случаи были исключительными и резонансными. А вот в описанной нашим читателем ситуации, напротив, все происходило «по-тихому» — так что даже близкие, по их словам, оказались не в курсе происходящего.

Приходится констатировать следующее: преступная схема может претворяться в жизнь во многих регионах России. Оно и неудивительно — ведь по заявлению Верховного суда страны мероприятия по организации взаимодействия в части получения по запросам судей соответствующих сведений лишь «запланированы» на 2022 год.