«Байкал» Чемезова пролетел мимо

Дойдет ли дело до серийного производства долгожданного самолета ЛМС-901 «Байкал»?

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, первый тестовый полет нового легкого самолета ЛМС-901 «Байкал» отложили до 2022 года, сообщил глава Минпромторга России Денис Мантуров. «Байкал» должен был совершить свой первый полет в конце 2021 года, но создающая его УЗГА в сроки не вписывается.

И это может быть «заслуга» главы «Ростеха» Сергея Чемезова. Госкорпорация до 2018 года владела самим УЗГА, который позднее перешел под контроль владельца «НК банка» Виктора Григорьева, которого считают близким Чемезову. Так неужели последний и может стоять за «Байкалом» по сей день?

А ведь ЛМС-901 разрабатывался по поручению самого президента Владимира Путина в 2019-2021 годах 100%-ной «дочкой» УЗГА компанией «Байкал инжиниринг». Инвестиции государства в проект составили 1,25 млрд рублей. Но покамза эти деньги получили лишь один опытный образец «Байкала», который был представлен летом на авиасалоне МАКС.

Сертифицировать самолет власти надеются в 2023 году, тогда же начнется и серийное производство самолета, говорил ранее глава Минпромторга. Так не поэтому ли сейчас отправлять судно в тестовый полет не спешат?

Быть может, просто опасаются, что могут вскрыться некие подробности направления финансовых потоков, вливаемых в проект. Ведь в случае с «Байкалом» с самого начала наблюдался ряд странностей. Так, изначально разработкой должен был заниматься сам УЗГА, однако результаты конкурса отменили, а контракт передали «Байкал-Инжинирингу». Выяснилось, что в основе проекта лежали чертежи самолета Т-101 «Грач», и проект пришлось срочно перерабатывать.

То есть изначально УЗГА хотел получить деньги за уже давно готовую разработку. Хитро!

Позднее появилась информация, что долю в «Байкал-Инжиниринге» собирается купить компания «Казахстанская авиационная индустрия», которая будет номинирована казахским правительством. Можно предположить, что таким образом намереваются получить финансирование и из бюджета соседней страны.

Впрочем, согласно «Руспрофайлу», по сей день единственным учредителем актива выступает УЗГА. «Байкал-Инжиниринг» при этом уж очень сильно напоминает банальную «пустышку»: создана она была только в 2019 году, как будто в аккурат под выделение бюджетных средств на разработку легкомоторного самолета, имеет уставной капитал в 10 тысяч рублей и всего 12 сотрудников — не маловато ли для работы над миллиардной разработкой?

Есть еще одна странность — компания получила контракт на 1,25 млрд рублей, но на сервисе «Руспрофайл» указано, что общий объем госконтрактов от Минпромторга — 2,8 млрд рублей. Как это понимать?

Непонятно, и куда ушли деньги предприятия — за прошлый год выручка составила 353 млн рублей, а прибыль — 12 млн. Так где деньги «Байкала»?

Все те же лица

Ответ на этот вопрос могут знать в «Ростехе», который владел УЗГА до весны 2018 года. УЗГА был структурой «Ростеха», но в апреле 2018 завод вышел из состава госкорпорации. Тогда компания продала Григорьеву 75% минус одну акцию холдинга «Технодинамика». Вместе с ним банкиру достался и УЗГА. Конкурс был закрытый, участие в нем могли принимать только компании из специального перечня, который утверждается «Ростехом».

Стоимость составила 13,8 млрд рублей — именно такой была первоначальная цена. То есть бюджет не поимел от конкурсной процедуры никакой экономии. Григорьева же тогда представляли как «стратегического инвестора». Но вместо инвестиций и прорывного развития он продолжает получать все новые и новые госпредприятия.

Есть мнение, что Григорьев может быть держателем активов Чемезова. В 2005 году, господин Григорьев занимался вертолётными программами в «Оборонпроме», бывшей структуре «Ростеха», ныне ликвидированной. Он же был заместителем Дениса Мантурова, который тогда был председателем совета директоров компании. Чемезов в то время являлся генеральным директором.

Что ж, это могло бы объяснить, как УЗГА получил такой контракт, а теперь задерживает тестовые полеты «Байкала». Есть кому прикрыть? Ведь комментирует ситуацию со стороны властей как раз Мантуров.

Вокруг «свои»?

Но вероятная команда Чемезов-Мантуров-Григорьев — не единственные, кто замешан в истории с «Байкалом». Конечными бенефициарами завода источники «Ведомостей» называют Искандера Махмудова и Андрея Бокарева. Им же принадлежит чешская Aircraft Industries, по лицензии которой на площадке УЗГА собирают L-410 для местных линий.

А господа Махмудов и Бокарев, как известно, своего не упустят — особенно, если речь идет о бюджетных деньгах или государственных активах. Последние они аккумулируют в своих руках уже который год подряд. И не без помощи «Ростеха».

Так, в 2015 году наблюдательный совет госкорпорации «Ростех» решил передать контрольный пакет акций ОАО «Ижевский механический завод», аффилированного с концерном «Калашников», структуре Махмудова и Бокарева.

Искандер Махмудов

Еще в 2013-2015 годах совладельцы холдинга УГМК Искандар Махмудов и Андрей Бокарев, а также их партнер по «Трансмашхолдингу» гендиректор «Калашникова» Алексей Криворучко через ООО «Транскомплектхолдинг» (ТКХ) и ООО «ТКХ-Инвест» выкупили 49% АО «Концерн »Калашников». Но спустя пару лет произошла рокировка и свои доли Махмудов и Ко продали. Наверняка по договоренности с Чемезовым?

Мечты о небе

Факт налицо: Махмудов успел с «Ростехом» сработаться. Тем более, что его след заметили в проекте «Байкала», который также может быть не чужд Чемезову.

В пользу причастности последнего также может свидетельствовать одна занимательная деталь — основным заказчиком нового легкого самолета должна стать единая дальневосточная авиакомпания, которая создается на базе «Авроры». Согласно утвержденному графику поставок, первые два «Байкала» она получит уже в 2023 году. Всего до 2025 года «Авроре» должны поставить 10 таких самолетов.

И как тут не вспомнить многочисленные разговоры о том, что Чемезов грезит о собственной авиакомпании, которая должна будет заняться региональными перевозками как раз на Дальнем Востоке.

Ранее и вовсе была информация, что «Аврора» может уйти под крыло «Ростеха». 51% акций «Авроры» принадлежит «Аэрофлоту», 49% – Сахалинской области. Самому «Аэрофлоту» поручено рассмотреть возможность продажи контрольного пакета «Авроры».

По некоторой информации, «Аэрофлот» хотел бы продать «Аврору» госкорпорации «Ростех». Возможный вариант: отдать «Ростеху» 51% «Авроры» в обмен на акции «Аэрофлота». Структурам госкорпорации принадлежит около 3,5% «Аэрофлота».

Кажется, паззл складывается. Получается, что Чемезов может стоять за производством самолетов, который потом намерен продавать, не исключено, что самому «Ростеху»? Впрочем, до серийного производства лайнеров еще надо дойти…