Олег Артамонов атакует дистанционное голосование на танке

Партия прямой демократии готовится к перезапуску.

Созданная два года назад Партия прямой демократии (ППД) планирует провести в 2022 году «масштабный публичный перезапуск». Об этом «Ъ» сообщил ее лидер Олег Артамонов. Среди главных задач партии он назвал работу по упрощению процедуры референдума и повышению прозрачности деятельности депутатов, а также подготовку предложений по наблюдению за электронным голосованием. По итогам региональных выборов-2021 ППД получила парламентскую льготу, но по поводу ее перспектив мнения экспертов расходятся.

Партия прямой демократии была учреждена в марте 2020 года и уже через месяц получила госрегистрацию. Генеральным секретарем ППД стал один из разработчиков популярной компьютерной игры World of Tanks Вячеслав Макаров. Осенью 2020 года партия участвовала в трех региональных парламентских кампаниях, но, в отличие от двух других новых партий — «Новых людей» бизнесмена Алексея Нечаева и «За правду» писателя Захара Прилепина, не получила ни одного мандата. Лишь в 2021 году ППД провела одного депутата в заксобрание Еврейской автономной области, набрав по партспискам 5,93% голосов.

Как рассказал «Ъ» Олег Артамонов, поначалу у партийцев была общая идея возрождения прямой демократии афинского типа на современных технических средствах, таких как электронное голосование и блокчейн. В течение 2020 года в ППД определялись, насколько эта концепция применима к современным реалиям. «Сейчас мы лучше стали понимать, как мы видим развитие прямой демократии в России. Если говорить коротко, то это технологическое и правовое упрощение проведения референдумов, в том числе локальных. А также мы хотим сделать работу депутатов более прозрачной»,— сказал лидер ППД.

По его словам, в 2022 году ППД продолжит участвовать в региональных и муниципальных выборах, хотя финансирование у партии весьма скромное: «Наша партия начиналась как интерес группы частных лиц и, по большому счету, так и продолжается. У нас крайне небольшие расходы и нет системного финансирования». Вопросы перезапуска, как уверяет господин Артамонов, партийцы с администрацией президента не согласовывали, но довольно часто общаются с ней по вопросам, связанным с дистанционным электронным голосованием (ДЭГ).

«Для нас оказалась чрезвычайно важна тема электронного голосования. По сути, на российском политическом поле мы оказались единственными обладателями группы экспертов, способных серьезно анализировать и наблюдать в моменте за электронными голосованиями, и сейчас мы готовим большой отчет на эту тему по итогам 2020–2021 годов»,— пояснил партиец.

О намерении ППД продолжать заниматься наблюдением за ДЭГ и экспертной работой в этой области Олег Артамонов говорил «Ъ» в конце 2020 года, вскоре после избрания новым лидером партии. Он также отмечал, что ППД совместно с Общественной палатой готовит поправки к избирательному законодательству о расширении возможностей наблюдения за ДЭГ. Однако спустя несколько месяцев лидер ППД заявил, что работа над поправками отложена и «мяч перешел на сторону Центризбиркома». А партия тогда решила сосредоточиться на подготовке методических рекомендаций для членов избиркомов и наблюдателей.

В итоге к выборам-2021 нормы о наблюдении за ДЭГ в законодательстве так и не появились. По словам господина Артамонова, на недавних выборах в Госдуму на базе Общественной палаты работала экспертная группа по наблюдению за ДЭГ с участием представителей ряда партий, но ее деятельность не была упорядочена, поэтому ППД намерена вновь заняться подготовкой пакета предложений для ЦИКа по структуризации наблюдения. В декабре 2021 года в Госдуму были внесены поправки, расширяющие регулирование ДЭГ, но механизм наблюдения за онлайн-голосованием в них не описан.

Политолог Константин Калачев напоминает, что благодаря успеху в Еврейской автономной области ППД получила право выдвигать кандидатов в Госдуму без сбора подписей, и считает, что провести идеологическую перезагрузку для партии вполне реально:

«Тема прямой демократии еще будет актуальна, поэтому партию держат как "запасной полк". Она нужна не только для пропаганды ДЭГ: идеи прямой демократии нынче в тренде у "партнеров", а мы всегда заимствуем то, что у них есть».

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, напротив, полагает, что большого запроса на идеи прямой демократии, «да и вообще на партии», сейчас нет. По его мнению, ППД может быть нужна для того, чтобы «просто иметь возможность при необходимости маневрировать между микропартиями, чтобы остальные не зазнавались». «Ну и заодно ее можно использовать для пропаганды ДЭГ. Но как показывает прошлый опыт, выживают микропартии плохо»,— добавляет эксперт.