Воровство космических масштабов: почему «Роскосмос» не комментирует криминальные скандалы

Следком выявил новый эпизод хищения в «Роскосмосе», но главу госкорпорации Рогозина, похоже, не слишком беспокоит ворох уголовных дел

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, следком продолжает следственные действия по делу о крупном хищении средств у «Роскосмоса», в котором подозревается бывший руководитель Центра технического перевооружения службы управления космическими полетами (ЦТП) Василий Икомасов. К слову, Икомасов уже находится под арестом за аналогичное преступление. Отметим, что ЦТП выступал подрядчиком ФГУП «Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры» (ЦЭНКИ) — структуры, в которой один за другим гремят уголовные скандалы. Впрочем, ее уже бывший руководитель Андрей Охлопков остается как бы не у дел. И главу «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина ничего не смущает?

Напомним, в апреле 2012 года госкорпорация заключила договор с ЦЭНКИ. В его рамках подрядчик должен был провести летные испытания, на которые было выделено 3,8 млрд рублей. Для исполнения некоторых пунктов контракта ЦЭНКИ решил привлечь субподрядчика — ЦТП. Как установили следователи, с конца декабря 2012 года по декабрь 2013 года возглавлявший эту структуру Василий Икомасов представил акты на 5,4 млн рублей о якобы выполненных работах, которые на самом деле сделаны не были.

Предполагаемый участник махинаций Василий Икомасов и его бывший заместитель Эдуард Родыч-Семенча уже более полугода находятся под арестом по уголовному делу о махинациях на 8 млн рублей. В нем речь идет о хищениях денег по аналогичному контракту, заключенному между «Роскосмосом» и ЦЭНКИ на проведение летных испытаний с космическим кораблем «Союз-ТМА-М».

Похоже, что вырисовывается настоящая серия махинаций. Стоит ли ждать ли появление новых эпизодов?

В ЦЭНКИ комментировать свои взаимоотношения с ЦТП не стали. Всё это наводит на мысль, что в Центре могут опасаться сказать «лишнего», ведь там и так сполна хватает проблем.

Кто «спаситель»?

В конце прошлого года был арестован бывший заместитель генерального директора ЦЭНКИ по экономике и финансам Марат Арустамов. По данным РБК, он обвиняется в получении взятки за финансирование работ, проводимых строительной компанией «Респект-СМ». Девелопер должен был построить ЖК на территории космодрома Восточный в ЗАТО Циолковский. Кроме того, «Респект-СМ» обязался создать в микрорайоне полную инженерную инфраструктуру, построить объекты социального и культурно-бытового обеспечения и благоустроить территорию.

За получение подряда от госструктуры Арустамов, по версии следствия, запросил откат. Из показаний гендиректора «Респект-СМ» Алика Алексаняна следует, что Арустамов не перечислял авансовые платежи и не оплачивал уже выполненные работы на космодроме Восточный, пока не получал «благодарность» в размере до 5% от суммы платежа. Деньги, по словам Алексаняна, он передавал Арустамову лично и через посредника, теперь уже бывшего сотрудника ЦЭНКИ.

Андрей Охлопков

И разговорился Алексанян, возможно, не просто так — сам он проходит по делу о мошенничестве. По версии следствия, «Респект-СМ» должен был достроить объекты космодрома, но, получив аванс в 700 млн рублей, работы выполнил только на 100 млн. Также следователи выясняют возможную причастность Алексаняна к непосредственному хищению еще 60 млн рублей, сообщал «Коммерсант».

Пока что в деле Арустамова фигурирует лишь один эпизод, но не исключено, что бывший топ-менеджер ЦЭНКИ получил не один денежный транш. Знал ли об этом его бывший непосредственный начальник Андрей Охлопков?

Нити могут тянуться в «Роскосмос»

Если дело действительно было поставлено «на поток», то вряд ли Охлопков был не в курсе происходящего. Сам он покинул ЦЭНКИ в октябре 2020 года после того, как получил выговор от самого Дмитрия Рогозина. Уход Охлопкова из структуры удивительным образом совпал с разворачиванием расследования злоупотреблений при строительстве водозаборов и других объектов на Восточном. Уйдя «с радаров», он, похоже, смог уйти и от вопросов силовиков.

Чего не скажешь о главном инженере Центра Владимире Жуке, который получил выговор от Рогозина одновременно с Охлопковым. Вместе с Жуком по делу проходит экс-директора филиал ЦЭНКИ — космического центра «Восточный» Роман Бобков.

По версии правоохранителей, Бобков уговорил сотрудника надзорного ведомства подделать акт итоговой проверки готовности к пуску одного из водозаборов, чтобы приукрасить реальное положение дел. В обмен на это самому инспектору и его супруге пообещали найти вакантные места в ЦЭНКИ с солидными окладами. Когда же силовики вышли на след этой парочки, Бобков признался в содеянном, а заодно и дал показания на Жука. После заключения сделки господин Бобков был освобожден из-под стражи, а его место в СИЗО занял Жук.

Но Жук пробыл там недолго — ранее The Moscow Post подробно рассказывал, что Жука вскоре перевели под домашний арест, а его защите удалось добиться частичного прекращения уголовного преследования подзащитного и переквалифицировать дело на пособничество в совершении преступления.

Все это стало поводом для разговоров о том, что кто-то может пытаться защитить Бобкова и Жука. И, вероятно, заинтересованным в этом лицом предстает Охлопков. Но что, если нити потянутся дальше — в сам «Роскосмос»?

Ведь водозаборные объекты, о которых идет речь в деле Бобкова и Жука, в итоге были приняты самой госкорпорацией, несмотря на то, что на тот момент отсутствовала автоматическая система, позволяющая в случае возникновения ЧС на «Восточном» исключить так называемый человеческий фактор, обеспечив водоснабжение в автоматическом режиме, писал «Коммерсант». Иными словами, «Роскосмос» встал на сторону тех, кто предположительно мог быть виновен в сооружении водозабора, который мог нанести ущерб предприятию?

В контексте этого примечательна и история экс-главы дирекции космодрома «Восточный» Евгения Рогозы. Тот решением лично Рогозина тот был отправлен в отставку — аккурат в день ареста Романа Бобкова, писал «Интерфакс» https://www.interfax.ru/russia/739002. Не напоминает ли эта ситуация игру на опережение?

Охлопкова тоже могли «уйти» не просто так. А он, между прочим, ранее уже успел отметиться в коррупционном скандале. «Известия» писали, что в 2009 году бывший заместитель начальника космодрома Плесецк Андрей Охлопков, обвинялся и в получении взяток и «откатов» за фиктивную уборку космического мусора. Ущерб оценивался в 15 млн рублей, но Охлопков был оправдан. А вот его сослуживцы получили сроки от 3,5 до 11 лет.

Рогозина все устраивает?

Удивительно, но главу госкорпорации, похоже, ни капли не смутило такое прошлое топ-менеджера. На работу туда, к слову, оба пришли в один и тот же год — 2018. Собственно, с тех пор в ЦЭНКИ и начались серьезные проблемы.

Ранее The Moscow Post рассказывал, что именно в 2018 году был расторгнут контракт с компанией ПСО «Казань» Равиля Зиганшина. Она получила по проекту космодрома «Восточный» подрядов примерно на 41 млрд рублей, но стала задерживать сроки сдачи объектов, да и работы на них выполняла некачественно. При этом сама компания испытывала финансовые трудности.

ПСО «Казань» решила пойти «ва-банк» и сама подала иск к дирекции «Восточного» на 14,6 млн рублей. Но это не стало поводом для разрыва отношений: позднее «Роскосмос» выписал фирме подряд почти на 2,5 млрд рублей. И не смутило в госкорпорации никого, что в «Казани» в то время вовсю работали силовики…

Такое особое отношение могло объясняться тем, что Равиль Зиганшин якобы входит в круг приближенных к главе Татарстана Рустаму Минниханову и зампреду Правительства РФ Марату Хуснуллину. По неофициальной информации, Зиганшин мог спонсировать предвыборную кампанию Минниханова. Есть сведения, что татарстанский бизнесмен связан и с самим Дмитрием Рогозиным, без чьего решения «Роскосмос» вряд ли стал бы сотрудничать с ПСО «Казань».

Внимание на высшем уровне

Мог ли Дмитрий Рогозин быть в курсе всего происходящего?

Топ-менеджер старается сделать вид, что он ни к чему не причастен — мол, все это «заслуги» его предшественников. Но если посмотреть по датам, многое из происходящего пришлось уже на время его работы в государственной компании.

Дмитрий Рогозин

На секундочку: по выявленным коррупционным преступлениям, связанным с космодромом «Восточный», уже было осуждено 58 фигурантов. И, как мы видим, дела словно грибы после дождя появляются по сей день По данным «Аргументов и фактов», на Восточном могли украсть чуть ли не каждый десятый рубль.

Тему хищений при строительстве космодрома «Восточный» затронул и глава государства Владимир Путин. На совещании с членами правительства он потребовал от чиновников не допускать нецелевого расходования средств при закупке техники и оборудования для реализации нацпроектов, как это было при строительстве космодрома.

Рогозин же на все происходящее реагирует несколько специфично. The Moscow Post писал, что топ-менеджер заявил, что ракетно-космическую отрасль РФ необходимо очистить от коррупции, «скверны» и «гнили», назвав директоров структур «барыгами». Но эти «барыги» — выдающиеся ученые и конструкторы, благодаря которым космическая отрасль страны живет и развивается.

В прошлом году Счетная палата выявила нарушения в Роскосмосе на 30 млрд рублей. Но в самой компании поспешили заявить, что они имеют «нематериальный характер». Мол, нарушения касаются порядков оформления документов и формирования отчетных материалов. Неужто пытаются обелиться, свалив всю ответственность на незадачливых бухгалтеров?

Эту карту Рогозин разыгрывал не один раз. Например, РБК писал, что в мае 2019 года аудиторы сообщали о выявленных в «Роскосмосе» нарушениях на 50 млрд рублей. Но затем стала поступать информация о том, что проверка якобы касалась деятельности в период 2004-2014 годов, и, соответственно, Рогозин там ни при чем, так как пришел в Госкорпорацию позже. Но так ли это в реальности?

Если уж сам глава госкорпорации может использовать тактику «избегания» скандальных тем, то ее вполне может придерживаться и Охлопков, который удивительным образом по сей день уходит от ответов на серьезные вопросы. Закрадывается крамольное предположение: а не «спасает» ли его от неприятностей сам Рогозин. Оно и понятно — в возглавляемой им структуре и так хватает проблем, так что лишних ему не надо.