Рустам Тарико

Александр Мечетин не поделил водку с украинцами

Производитель судится с конкурентом из-за бренда.

Один из крупнейших российских производителей водки — Beluga Group Александра Мечетина инициировала судебный спор по защите бренда «Архангельская» от действия конкурента. Ответчик — российская структура украинского холдинга Global Spirits (бренды «Хортиця», «Мороша»), которая выпустила на рынок водку «Алтайская вершина», якобы сходную с «Архангельской». Доказать нарушения истцу будет очень сложно, предупреждают эксперты.

Входящее в Beluga Group АО «Архангельский ликероводочный завод» обратилось в суд по интеллектуальным правам с заявлением к ООО «Русский Север» и ООО «Алтайская вершина» о признании их действий недобросовестной конкуренцией, следует из картотеки арбитражных дел. В материалах судах говорится, что речь идет о копировании или имитации внешнего вида товара или его элементов. В Beluga Group уточнили “Ъ”, что заявление подано в рамках защиты бренда «Архангельская» в связи с регистрацией «Русским Севером» марки «Алтайская вершина» и ввода в оборот алкогольной продукции под этим обозначением. Предварительное заседание назначено на 28 февраля.

Beluga Group Александра Мечетина — одна из крупнейших российских алкогольных компаний, а «Архангельская» — одна из ключевых марок в ее портфеле водочных брендов. По итогам 2021 года продажи «Архангельской» выросли на 14%, более чем до 3 млн дал, год к году. Общие отгрузки Beluga Group увеличились на 0,6%, до 15,72 млн дал. За первую половину 2021 года выручка группы была 30,8 млрд руб.

«Русский Север» входит в холдинг Global Spirits украинского бизнесмена Евгения Черняка. Портфель включает водочные бренды «Хортиця», «Мороша», «Первак». Бренд «Алтайская вершина» с 2020 года принадлежит одноименной компании, владельцем и гендиректором которой в ЕГРЮЛ указан Александр Казаков. Он также возглавляет ООО «Мегаполис Сибирь», которое занимается оптовой торговлей напитками и принадлежит российским структурам Global Spirits. Господин Казаков отказался от комментариев. В головном офисе Global Spirits не ответили на вопросы “Ъ”.

Обновление. После выхода материала в Global Spirits заявили “Ъ”, что указанные предприятия не принадлежат холдингу или Евгению Черняку.

Владелец бренд-агентства Kaufman Станислав Кауфман поясняет, что сходный внешний вид продуктов обычно первыми замечают дистрибуторы или торговые сети. А если цена на такой продукт ниже и он стоит рядом на полке с оригиналом, то это может увести часть покупателей, указывает он. В «Ленте» водка «Алтайская вершина» стоит около 430 руб. за бутылку 0,5 л без учета скидок, «Архангельская» — от 460 руб. до 495 руб. за 0,5 л. Как отмечает директор ЦИФРРА Вадим Дробиз, водочный рынок отличает жесточайшая конкуренция, потому неудивительно, что производители стремятся максимально защитить свои бренды. Тем более что российский водочный рынок заметно не растет. По словам господина Дробиза, в 2021 году в РФ было продано 71,9 млн дал водки, что на 0,6 млн дал отстает от показателей рекордного 2020 года, но на 0,9 млн дал превышает уровень 2019 года.

Александр Мечетин, председатель правления Beluga Group, в интервью “Ъ” в декабре 2020 года:

«Потребление водки последние 15 лет снижается, это реальный факт».

Управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин отмечает, что на этикетках «Алтайской вершины» и «Архангельской» действительно можно обнаружить ряд похожих элементов, например изображение медного перегонного куба. Кроме того, общие черты также имеет форма тары, добавляет он. По словам господина Федюкина, в таком случае исход спора будет зависеть от наличия у истца прав на использование изображения в качестве товарного знака, а также правовой охраны формы тары. Также потребуется доказать схожесть до степени смешения, что возможно только на основании экспертизы, указывает юрист.

По словам господина Федюкина, ответчику в таких спорах грозит запрет на использование спорных элементов и взыскание убытков, но стороны нередко заключают мировые соглашения, договорившись о компенсации и отказе от использования спорных элементов. Как отмечает Станислав Кауфман, судебные споры относительно брендов могут длиться долго и завершиться безрезультатно.