Евгений Двоскин

Рестораторы готовятся забросать Смольный тухлыми яйцами

Требование проверять QR-коды у всех посетителей петербургских заведений сформировало среди рестораторов движение сопротивления ограничениям властей.

Пытающийся жить по законам бизнес перешел от жалоб на кратную потерю выручки и клиентов к прямым конфликтам с силовиками. В Смольном бойкотирующих серьезно не воспринимают, но готовят корректировки антиковидных ограничений.

С начала января власти города обязали рестораны и непродуктовые магазины проверять QR-коды у посетителей. Некоторые заведения остались недовольны инициативой и объявили ей бойкот. Возглавил движение ресторатор и бывший оперативник Александр Коновалов, которого  в 2018 году называл «куратором нелегальной торговли». Сейчас в  «бастующих» 176 заведений. По его словам, постановление губернатора «не имеет ничего общего с заботой о здоровье», а из-за проверки кодов выручка упала минимум вдвое.

Это подтверждает и Федерация рестораторов и отельеров, просившая власти отложить введение QR-кодов до февраля. По  организации, даже без ограничений общепит в центре Санкт-Петербурга потерял до 50% оборота в декабре по отношению к октябрю.

Однако самое страшное, с чем пришлось столкнуться законопослушным рестораторам, — это негатив в соцсетях и обвинения посетителей в сегрегации,  исполнительный директор объединения «Рестоград» Александр Ружинский. Жители Санкт-Петербурга считают, что в магазинах не нужно проверять QR-коды, поскольку там продают товары первой необходимости, список которых еще два года назад  правительство РФ.

«Креативный» рекламный ход

Смольный с начала года продолжал проверять кафе, рестораны, бары и магазины на предмет соблюдения ограничений в связи с COVID-19. По  комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности на 10 января, с начала 2022 года было составлено более 50 протоколов об административных нарушениях.

Однако число нарушителей невысоко. Так, 7 января на улице Рубинштейна большинство заведений следовали запрету и  в 23:00, а также проверяли у гостей коды. Комитет определяет адреса проверок по обращениям граждан в соцсетях и в соответствии со списком нарушителей, «который модерирует социально ответственный предприниматель».

Между тем региональный Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 236 УК РФ («Нарушение санитарно-эпидемиологических правил»). По данным ведомства, в соцсетях распространялся призыв горожан и бизнеса нарушать антиковидные ограничения. В СКР имен агитаторов не называли.

При этом присоединиться к бойкоту на своей странице в  открыто призывал Коновалов. Ресторатор уточнял, что не призывает нарушать закон, поскольку «закона о QR-кодах нет».

Однако в ночь на 22 января сотрудники МВД, Роспотребнадзора и Росгвардии провели рейды по барам и ресторанам. И все 20 осмотренных заведений, включая общепит на улице Рубинштейна, нарушали ограничения, сообщал региональный Следственной комитет. «По результатам осмотров установлено, что все заведения осуществляют свою деятельность в ночное время без QR-кодов», —  в СКР. В отношении 103 физлиц составлены протоколы об административных нарушениях.

Позже Коновалов  ночные рейды: «Заведения не сопротивлялись, не закрывались. Что-то изымали, опрашивали, протоколы составляли, опечатывали». Идеолог QR-сопротивления был убежден, что правовых последствий визит силовиков иметь не будет.

«Освободительный поход»

На следующий день, 23 января, полиция оцепила ранее закрытые на улицах Некрасова, Жуковского и Рубинштейна бары, рассказывал  Коновалов. У входа в каждое заведения выставили минимум двух сотрудников полиции и Росгвардии, всего дежурили 40–60 человек, писало издание.

Власти города переадресовали вопросы СМИ о постах полиции в СКР. Только накануне в ведомстве , что «деятельность заведений временно приостановлена, объекты опечатаны и взяты под охрану силами сотрудников полиции».  со ссылкой на ГУ МВД сообщала, что полицейские «находятся у заведений в рамках следственных действий».

Следующим шагом борьбы Коновалова стал «освободительный поход» к закрытым заведениям. Датой активисты назначили 25 января, местом сбора — дом 20 по Рубинштейна. На эту улицу к началу акции прибыли машины Росгвардии и один автозак, писала . После импровизированной пресс-конференции, устроенной Коноваловым, полиция выдала ему предостережение о проведении массовой акции, которое он подписал.

Участники акции (около 50 человек, включая журналистов) пытались выяснить у полицейских, почему в заведения не могут попасть хозяева, однако силовики перенаправляли их в СКР. «Прорваться» в заведения пришедшие не пытались, полиция не вмешивалась, отмечало издание.

Позже в Смольном , что не увидели в выступлении Коновалова протеста против QR-кодов. По словам главы Ситуационного центра Смольного по контролю за соблюдением ковидных мер Александра Ситова, отказ от проверки QR-кодов — лишь 2–3% от того, «что допускают предприниматели и курируемые им заведения». Ситов уточнил, что участники списка сопротивления нарушают санитарные правила, работают без лицензии на алкоголь и контрольно-кассовой техники.

Корректировки коронавирусных ограничений власти города рассмотрят 28 января. Но в Смольном уже 27 января заверили, что вопрос об отмене QR-кодов не стоит, сославшись на «резкую волну» заболевания COVID-19. За последние сутки в Санкт-Петербурге вирусом заразились почти 12 тыс. человек, что втрое больше показателя прошлой пятницы — 4,7 тыс. заболевших.