УБРиР зажал деньги японцев

Уральскому банку реконструкции и развития предъявили попытку торговли медоборудованием. Арбитраж частично удовлетворил требования Olympus Corporation.

«Уральский банк реконструкции и развития» (УБРиР) проиграл в первой инстанции спор с Olympus Corporation, связанный с медицинским оборудованием. Арбитраж Свердловской области частично удовлетворил требования японской компании, которая и вовсе изначально настаивала на санкциях в полмиллиарда и уничтожении дорогостоящего товара. Предметом спора стали эндоскопы фирмы Olympus, в незаконном вводе в оборот которых на территории РФ и обвинили банк. Представители УБРиР заявили, что во возе оборудования в Россию не участвовали, а получили его сперва в качестве обеспечения по кредиту, а потом по соглашениям об отступном. Выставленные требования в 500 миллионов финансисты и вовсе назвали злоупотреблением и желанием обогатиться, указав, что подобные меры принимаются к импортерам, ввозящим контрафакт. В итоге суд признал нарушения исключительных прав на товарные знаки, но решил взыскать лишь 55 миллионов. В УБРиР уже заявили о готовности оспорить это решение, а юристы обратили внимание на существующие перекосы и возможности банка полностью отбить требования. Решение же по дальнейшей судьбе оборудования пока «заморожено» до окончания судов.

Арбитражный суд Свердловской области частично удовлетворил требования Olympus Corporation к ПАО «Уральский банк реконструкции и развития» (УБРиР) по спору об оборудовании и компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.

Уточним Olympus Corporation – японская компания, специализирующаяся на производстве оптики, фототехники и медоборудования. Изначально организация выступила в суде с требованиями об изъятии товаров у банка и уничтожении, а также о взыскании компенсации в сумме 581,5 млн рублей. Речь шла о более чем 150 единицах оборудования, среди которого гастровидеоскопы, бронховидеоскопы, колоновидеоскопы, риноларинговидеоскопы. Впрочем, впоследствии компания отказалась от уничтожения, настаивая при этом на пресечении нарушения исключительных прав и компенсации.

Как выяснилось в ходе разбирательств, оборудование являлось оригинальным, а сам банк получил его в качестве отступного от ООО «Медскан», соответственно, не ввозив самостоятельно на территорию РФ. Отметим, что истец вменял банку именно ввод в оборот продукции, ввезенной на территорию РФ, без согласия правообладателя.

Представители УБРиР же настаивали в арбитраже, что Olympus Corporation «злоупотребляет своими правами правообладателя, пытаясь взыскать с него компенсацию, несмотря на отсутствие убытков».

«Причем (взыскать. – Прим. ред.) в размере двукратной стоимости товаров, указанных в электронной переписке, то есть, по сути, применить к нему такие же меры ответственности, как к импортеру, недобросовестно ввозившему на территорию и продававшему поддельный товар. Ответчик также считает, что у истца отсутствует добросовестный экономический интерес в установлении запрета ответчику реализовывать спорный товар», – следует из позиции, озвученной в суде.

Впрочем, суд такой подход не разделил. Как следует из материалов, Olympus Corporation реализовала оборудование «Медимпекс Интернэшнл» (Монголия) в рамках дистрибьюторского договора. Соглашение предусматривало, что далее товар может продаваться только на территории Монголии.

Между тем в результате серии сделок с участием ООО «Солармед Монголия» (Монголия), ЗАО «Трейд Экспорт» (Армения) и ООО «Медицинская компания ЮНИКС» (Россия) эндоскопы были завезены в РФ. Далее оборудование было предоставлено банку в порядке обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору, а потом передано по соглашениям об отступном.

«Поскольку согласие правообладателя на использование принадлежащих ему товарных знаков истцу не предоставлялось, <…> суд пришел к выводу об обоснованности требований об обязании ответчика пресечь нарушение исключительных прав на товарные знаки OLIMPUS №777136 по международной регистрации и OLIMPUS №62701 путем запрета незаконной реализации товаров», – решил суд.

При этом арбитраж не согласился с суммой компенсации более чем в полмиллиарда, посчитав, что соразмерной суммой будет 55 млн.

В пресс-службе УБРиР изданию заявили, что банк не согласен с решением и намерен оспорить его в сроки, установленные действующим законодательством.

«Мы уверены, что в действиях банка отсутствуют нарушения, за которые законом установлена ответственность. Предъявив требования о взыскании компенсации, исчисленной исходя из стоимости оборудования, истец действует недобросовестно, намереваясь обогатиться за счет ответчика. Решение о дальнейшей судьбе оборудования будет принято по итогам завершения судебных разбирательств», – заявили в УБРиР.

Об определенных перекосах в данном споре говорят и юристы.

«Тот случай, когда законно – не значит справедливо. Суд установил факт незаконного ввода в гражданский оборот на территории России медицинского оборудования еще до того, как банк стал его собственником. Именно исходя из этого факта суд определил меру ответственности в виде денежной компенсации и запрета на незаконную реализацию товара. Допускаю, что банк является добросовестным приобретателем оборудования и мог не знать об ограничении оборота заложенного у него товара. Во-первых, банк может обратиться с требованием о взыскании убытков к своему клиенту, который передал банку оборудование, и, возможно, его поставщикам», – отмечает юрист Роман Лукичев.

По словам эксперта, банк сейчас должен доказать, что не знал о незаконности ввоза товара на территорию РФ.

«Здесь большую роль будут играть тексты договоров и сопровождающих их документов, раскрытие информации по сделке. Например, были ли даны заверения о правовой чистоте сделки и гарантии ненаступления негативных последствий. Многие этой возможностью пренебрегают и очень зря. Во-вторых, банк может рассмотреть вопрос о репатриации товаров обратно в Монголию, ведь его использование именно в этой стране будет законным», – заключил эксперт.