Катя Розенберг

НИПИГАЗ удобрил Тимченко и Шамалова дивидендами

Бывший советский институт газопереработки НИПИГАЗ за последние годы стал одной из крупнейших инжиниринговых компаний России с выручкой 242 миллиардов рублей.

В 2016 году среди акционеров появились Геннадий Тимченко и Кирилл Шамалов, с тех пор крупные подряды группы «Газпром», «Новатэка» и «Сибура», по оценке Forbes, принесли им минимум 5 млрд рублей дивидендов.

«Предложили первую работу за мою жизнь. Сказали, что есть две вакансии: в Омске и в городе Свободный Амурской области, выбирайте. И я просто без раздумий сказала: я еду в Свободный! Люблю исследовать то, что далеко за пределами моей Республики Башкортостан», — говорит на камеру миловидная девушка в униформе бирюзовых цветов. Это один из множества роликов на YouTube-канале компании НИПИГАЗ, рассказывающих о буднях ее сотрудников и масштабных стройках, на которых они работают. Рядом с городом Свободный «Газпром» строит гигантский Амурский газоперерабатывающий завод мощностью 42 млрд м3 в год, НИПИГАЗ выступает генподрядчиком.

Известный преимущественно на узком ижиниринговом рынке НИПИГАЗ в 2020 году заработал 242 млрд рублей выручки. Для сравнения, «Мосинжстрой», который осваивает гигантские бюджеты московского метро, заработал 234 млрд рублей. Если бы в 2020 году НИПИГАЗ не входил в структуру «Сибура», в последнем рейтинге крупнейших частных компаний России Forbes он мог бы занять 41-е место.

В конце прошлого года «Сибур» перед поглощением татарстанской группы ТАИФ выплатил своим акционерам щедрые дивиденды — в том числе акциями НИПИГАЗа. Более 50% акций компании, по оценке Forbes, контролируют миллиардеры Геннадий Тимченко, Леонид Михельсон и Кирилл Шамалов. Тимченко и Шамалов стали акционерами НИПИГАЗа еще в 2016 году, с тех пор компания превратилась из скромной «дочки» «Сибура» в крупнейшего частного подрядчика в России и выплатила им по меньшей мере 5 млрд рублей дивидендов. Как устроен этот бизнес?

Появление гиганта

НИПИГАЗ расшифровывается как Научно-исследовательский и проектный институт по переработке газа. Такое название с приставкой «всесоюзный» в 1972 году получил  расположенный в Краснодаре филиал «ЮжНИИгипрогаза» — этот институт отвечал за развитие газовых месторождений СССР и строительство первых газопроводов. В том же 1972 году НИПИГАЗ перешел в ведение Министерства нефтяной промышленности, став ключевым советским институтом в сфере переработки попутного нефтяного газа. Сотрудники института проектировали газоперерабатывающие заводы (ГПЗ) сначала в Западной Сибири, а затем и в других частях Советского Союза.

В 1995 году российское правительство учредило Сибирско-Уральскую нефтегазохимическую компанию («Сибур»). Одним из первых ее активов, помимо заводов в Перми и Сибири, стал именно НИПИГАЗ. При активном участии бизнесмена Якова Голдовского «Сибур» начал обрастать оставшимися фактически бесхозными после развала СССР нефтехимическими активами. В начале 2000-х Голдовский, став фигурантом уголовного дела, был вынужден продать «Сибур» «Газпрому».

В 2010-2011 годах крупнейшими акционерами «Сибура» стали Леонид Михельсон и Геннадий Тимченко. К этому моменту НИПИГАЗ как проектировщик успел поработать над крупными проектами, например, газопроводом «Голубой поток» и заводом «Сахалин 2». Правда, в 2011 году выручка института составляла всего 3,4 млрд рублей — проектные компании зарабатывают меньше, чем генподрядчики.

Михельсон и Тимченко уже были партнерами в независимом производителе газа «Новатэке», который планировал строить на севере Ямала мегазавод про производству сжиженного природного газа. Проектную документацию для завода «Ямал СПГ» мощностью 15 млн т сжиженного газа в год и стоимостью $27 млрд стал разрабатывать НИПИГАЗ. Амбициозные проекты были и у «Сибура»: в 2015 году компания начала строительство под Тобольском завода «Запсибнефтехим» мощностью 2 млн т полимеров.

Как рассказывал в одном из интервью глава «Сибура» Дмитрий Конов, работа на этом и других проектах компании заставила НИПИГАЗ, чьи компетенции исторически ограничивались проектированием, расширить штат за счет специалистов по управлению инвестпроектами. НИПИГАЗ начал трансформироваться в EPC-подрядчика. EPC-контракты (Engineering, procurement, construction) предполагают управление проектом на всех стадиях: от подготовки проектной документации и поставки материалов до строительства и запуска.

В 2015 году НИПИГАЗ стал генеральным подрядчиком Амурского газоперерабатывающего завода «Газпрома» мощностью 42 млрд м3. Объем инвестиций —  около 1 трлн рублей (порядка $13 млрд). Конов рассказывал, что сумма контракта по этому проекту состояла из двух частей. Первая включала расходы на услуги международных инжиниринговых компаний, доставку оборудование и найм строительных компаний. Вторая — вознаграждение самого НИПИГАЗа.

В самом НИПИГАЗе именно 2015 год обозначают как начало большой трансформации, когда компания начала развивать направление по управлению проектами: «Оно объединяет в себе ответственность за большое количество процессов уже на стадии реализации проекта — в том числе контроль поставок, логистики, самого строительства и интерфейсов. И вместе с тем подразумевает принятие на себя рисков за эту реализацию, в том числе и финансовых».

В 2016 году «Сибур» продал своим акционерам 50% НИПИГАЗа. Большую часть этого пакета выкупили Геннадий Тимченко и зампред правления «Сибура» Кирилл Шамалов, который на тот момент был вторым после Михельсона акционером нефтехимической компании с пакетом около 21% акций. Тимченко получил около 18% в НИПИГАЗе, Шамалов — около 10%. Эти цифры в разное время подтверждали Forbes знакомые обоих бизнесменов. Сумма сделки не раскрывалась. По оценке, сделанной исходя из балансовой стоимости компании, которую приводил «Комерсантъ», она могла составить 1-1,5 млрд рублей. 

Миллиарды на химии

Продажу половины НИПИГАЗа в 2016 году Конов объяснял желанием части акционеров «участвовать в бизнесе НИПИГАЗа напрямую, чтобы не привносить в деятельность «Сибура» риски инжинирингового бизнеса». Пока совладельцы компании могут быть довольны. С 2016 года выручка НИПИГАЗа выросла более чем в 10 раз, до 242 млрд рублей в 2020 году. По этому показателю НИПИГАЗ занимает второе место среди российских инжиниринговых компаний. Выше выручка в 2020 году была только у «Газпромстроя», единого подрядчика «Газпрома». Принадлежащий московскому правительству «Мосинжстрой» заработал 234 млрд рублей, «Атомстройэкспорт», входящий в группу «Росатом», — 224 млрд рублей. Ближайший частный конкурент — группа «1520» с выручкой 162 млрд рублей в 2020 году, она строит инфраструктуру для РЖД. Правда, в отличие от всех этих компаний, у НИПИГАЗа нет собственных строительных мощностей. Для работ он привлекает подрядчиков. Всего в компании работает 4500 человек.

В примечании к отчетности НИПИГАЗа за 2020 год говорится, что, помимо Амурского ГПЗ, НИПИГАЗ является EPC-подрядчиком объектов общезаводского хозяйства Амурского газохимического комплекса «Сибура» и Sinopec на 2,7 млн т полимеров, управляет строительством еще одного ямальского завода «Новатэка» «Арктик СПГ 2» мощностью 19,8 млн т и модернизацией Московского и Омского НПЗ «Газпром-нефти». В самом НИПИГАЗе сообщили Forbes, что в портфеле компании более 30 контрактов, но не раскрыли бэклог (стоимость контрактов, которые предстоит завершить в будущем).

Осенью 2021 года «Сибур» поглотил татарстанскую группу ТАИФ, после объединения стоимость компании составила $27 млрд. Накануне сделки компания выплатила своим акционерам рекордные дивиденды на 110 млрд рублей. Кроме того, в виде дивидендов «Сибур» распределил среди совладельцев оставшийся у него пакет акций НИПИГАЗа. В результате доля Тимченко в НИПИГАЗе, по оценке Forbes, должна была вырасти до 27%, Шамалова — до 12%, Леонид Михельсон стал вторым по размеру пакета (18%) акционером инжиниринговой компании. Покупал ли он акции компании в 2016 году, неизвестно, НИПИГАЗ структуру акционеров не раскрыл. Из девяти мест в совете директоров НИПИГАЗа два занимают представители компании «Ладога менеджмент», которая управляет активами Кирилла Шамалова, еще по одному месту у менеджеров Volga Group Тимченко и  «Новатэка».

Для этой сделки стоимость НИПИГАЗа была оценена в 26,8 млрд рублей. Эта сумма соответствует величине нераспределенной чистой прибыли компании. Есть и альтернативные оценки: в прошлом году эксперты «НЭО-Центра» для Forbes методом дисконтирования денежных потоков оценивали стоимость 100% НИПИГАЗа в 60-70 млрд рублей.

НИПИГАЗ и сам выплачивает внушительные дивиденды в размере 30-50% чистой прибыли в последние три года. Оставшаяся часть прибыли, объяснял Конов, резервируется под возможные риски, например штрафы за невыполнение контрактов. В 2016-2020 годах дивиденды компании составили 17,5 млрд рублей, Тимченко и Шамалов, по расчетам Forbes, получили из этой суммы не меньше 5 млрд рублей.

В подрядном бизнесе даже наличие влиятельных акционеров не всегда является залогом того, что все пойдет гладко. На сайте HeadHunter можно ознакомиться с описанием вроде бы успешного кейса — в конце 2020 года НИПИГАЗ за два месяца собрал с нуля команду для инжинирингового центра в Санкт-Петербурге. Филиал понадобился для участия в новом крупном проекте — в 2020 году НИПИГАЗ заключил с «Русхимальянсом» (совместное предприятие «Русгаздобычи» бывшего партнера братьев Ротенбергов Артема Оболенского и «Газпрома») EPC-контракт на строительство под Усть-Лугой завода по производству СПГ мощностью 45 млрд м3. Но весной 2021 года работы прекратились. В НИПИГАЗе объясняли это расхождением в оценке рисков и тем, что заказчик не определился со схемой финансирования проекта. Источник, близкий к «Русгаздобыче» Оболенского, говорил РБК, что НИПИГАЗ якобы завышал стоимость работ и нарушал установленные сроки по проекту. По данным НИПИГАЗа, выручка компании в 2021 году сократилась до 188,5 млрд рублей.