Омский губернатор пошел войной на кланы

Александр Бурков намерен взять под контроль горсовет Омска – последний оплот противостоящих ему бизнес-кланов.

В случае успеха на осенних выборах он выполнит поручение президента добиться прекращения многолетних политических войн в регионе. Областные власти решили ослабить конкурентов, отказавшись на старте кампании от партсписков. Партийную пропаганду заменят рассказы о преступлениях представителей обеих команд.

Как крепли уральцы

Во время осеннего губернаторопада 2017 года президент Владимир Путин назначил врио губернатора Омской области справедливоросса Александра Буркова, который строил до этого свою политическую карьеру в Свердловской области.

«Президент принял решение убрать все эти кланы в сторону и назначить человека извне, который в этом регионе не бывал и не знал никого», – заявил через два года сам Бурков.

Вскоре он начал подтягивать в Омск кадры с Урала. В первый же месяц работы Бурков уволил главу минприроды Александра Винокурова, поставив на его место своего товарища и земляка, бывшего депутата Екатеринбургской городской думы Илью Лобова. Это стало знаком для местных элит, что массовый приход «варягов» в правительство региона перевернёт сферы влияния и собственности.

«Это не нравится определённым олигархическо-клановым структурам, которые все эти годы управляли городом или областью. В результате мы с вами видели долгострои: метро, гидроузел, поликлинику-тысячник на левом берегу. Специалисты едут с Урала, для того чтобы не было вот этого кормления и пиления, как привыкли. А сегодня этим кланам, которые кормились на бюджетных деньгах, не нравится», – заявлял Бурков спустя два года после начала полномочий.

Шаг за шагом клан уральцев укреплялся: со временем команда Буркова взяла под контроль не только правительство, но и администрацию города – главным шагом было назначение новым мэром Омска Оксаны Фадиной. Когда та перешла осенью 2021 года в Госдуму, следом на её место депутаты горсовета выбрали Сергея Шелеста, экс-директора местного водоканала. Его назначили на должность практически единогласно.

«Я убеждён, что вы продолжите те масштабные преобразования, которые мы начали с Оксаной Николаевной [Фадиной] четыре года назад», – заявил на инаугурации нового мэра Бурков, мягко напоминая, на чьей стороне Шелест должен играть.

Стая на стаю

Жёсткое противостояние мэра и губернатора, порой на грани войны, было политической визитной карточкой Омской области на протяжении нескольких десятилетий. Этот тренд задал Леонид Полежаев, который руководил регионом 17 лет и превращал во врагов самолично продвинутых им градоначальников.

Традицию продолжил Виктор Назаров, который конфликтовал с мэром Вячеславом Двораковским. Тогда Назаров обвинял градоначальника в пассивности и нежелании принимать помощь региональных властей. Сросшиеся с олигархами силовые ведомства задавали свою собственную повестку, у крупных бизнесменов также было своё представительство среди депутатов разных уровней и свои сферы влияния.

Самый известный омский клан связывают с бывшим начальником УМВД по Омской области Виктором Камерцелем.

Он стал бенефициаром близкой к силовым структурам общественной организации «Оплот». Этот клан получил жаргонное наименование «немцы». Он контролирует семь мест в горсовете, без них «Единая Россия» не смогла бы набрать большинство голосов в местном парламенте.

– Без клановых депутатов не обходились ни одни выборы. Их влияние было вездесуще – это посты во власти, входные билеты, экономический делёж, политическая заказуха и так далее. В нынешних реалиях депутат от бизнеса рассматривается чуть ли не через лупу, он уязвим, – говорит омский общественник, политолог Сергей Кондаков.

Кто добил кланы?

Мнение об исключительной роли команды Буркова в примирении кланов и их разгоне ошибочно и является плодом правительственной пропаганды, считают некоторые собеседники редакции. По мнению политолога, кандидата политических наук и доцента кафедры политологии ОмГУ Ивана Жукова, многие кланы сократили своё влияние в регионе из-за экономических проблем, но не исчезли.

Он добавляет, что бизнесмены продолжают делить остатки ресурсов. Одним из последних прибыльных проектов стала установка киосков, баннеров и других малогабаритных конструкций. Идёт борьба и по другим перспективным направлениям – в строительстве, в сфере коммерческих перевозок, лесозаготовке. И, разумеется, за участие в госпрограммах.

«Губернатору проще заключить с кланами союз, чтобы обеспечить управляемость, а не бороться до их полного уничтожения. Это бессмысленно и ни к чему не приведёт, как показали выборы в заксобрание в 2021 году: все старые кланы сохранили представительство в парламенте».

Иван Жуков | политолог, кандидат политических наук, доцент кафедры политологии ОмГУ

Проблемы представители бизнес-кланов организовывали себе самостоятельно: влиятельные бизнесмены часто подсиживали друг друга, чтобы добиться новых высот.

Яркий пример – группа влияния, связанная с экс-депутатом Госдумы и бывшим гендиректором холдинговой компании «Акция» Андреем Голушко. В прошлом году по требованию Генпрокуратуры было принято судебное решение о взыскании 2,3 млрд рублей с аффилированных предприятий и его бизнес-партнёров, среди которых экс-депутат Омского областного заксобрания Сергей Калинин и бывший руководитель энергетической комиссии региона Константин Марченко.

По версии следствия, была организована схема, в результате которой существенно увеличились тарифы на газ для населения. Как говорит источник «Октагон.Сибирь», обыски в офисе голушкинского «Омскгоргаза» мог инспирировать совладелец омского агрегатного завода Сергей Морев.

Андрей Голушко и его группа влияния – яркий пример противостояния среди бизнес-партнёров.

«Я не вижу тут политической составляющей, вижу только большую личную составляющую. Мне представляется, что имеет место вендетта одной группы людей по отношению к другой», – заявлял ранее адвокат ответчиков Андрей Хабаров.

Раньше Морев и Голушко считались союзниками, но не смогли определиться, кто именно должен стать главой областного центра. Морев решил поддерживать Станислава Гребенщикова – на тот момент вице-губернатора Омской области, но другая сторона это решение не одобрила. Подконтрольные Голушко медиа начали публиковать заказные материалы – и для Гребенщикова избирательная кампания закончилась уголовным сроком.

Варяги получили уголовную метку

Уголовные дела заводились не только на представителей бизнес-кланов, но и против представителей губернаторской команды, которых в Омске без особой нежности прозвали «уралоидами». В том числе силовики предъявили претензии бывшей замглавы регионального Министерства энергетики и ЖКХ Марине Степановой.

В 2019 году вслед за Бурковым она приехала из Свердловской области, чтобы возглавить региональный Фонд капремонта. Теперь её обвиняют в получении взятки в особо крупном размере и коммерческом подкупе.

Вначале 2021 года разразился ещё один скандал. Под следствием оказалась другая участница команды Буркова, также уже бывший министр здравоохранения Омской области Ирина Солдатова. Её заподозрили в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Сейчас Солдатова скрывается за границей.

Зерно испортило имидж

Финальным штрихом стало уголовное дело, в центре которого оказался непосредственно сам Александр Бурков. Поводом послужило объявление в федеральный розыск депутата Курской областной думы от «Справедливой России», крупного российского бизнесмена Александра Четверикова. Его обвинили в создании ОПГ и хищении 100 млн рублей у логистической компании «Зерно Сибири».

«Зерно Сибири» – это один из самых масштабных проектов Омской области, стартовавший в 2019 году. Его запуск анонсировали лично президенту Владимиру Путину, а первая поставка зерна баржами по Иртышу в Казахстан состоялась накануне саммита Россия – Казахстан.

Однако вскоре фигурант уголовного дела обвинил омского губернатора в вымогательстве 200 млн рублей.

«Я должен был 100 миллионов отдать доверенному лицу главы региона, а ещё 100 миллионов вложить в подконтрольный Александру Буркову “СИБИРЬ АГРО ИНВЕСТ”. После таких предложений я и покинул Омск, а Бурков, надо думать, затаил обиду и, чтобы не стать в очередь за пензенским губернатором, решил нанести упреждающий удар по несговорчивому соратнику по партии», – сообщил в соцсетях Четвериков.

Он отметил, что губернатор лично контролировал всё, что было связано с «Зерном Сибири», а в совет директоров входили только подчинённые Буркова во главе с заместителем министра сельского хозяйства. Бурков поспешил заявить, что Четвериков никогда не являлся его советником, а был лишь однопартийцем. Но имидж уже был испорчен.

Тактика предстоящих выборов: не допустить и перекупить

В сентябре 2022 года в Омске пройдут выборы в горсовет, которые Буркову важно проконтролировать. По словам политолога Константина Калачёва, ему необходимо получить доступ к ресурсам города и выстроить систему власти под себя так, чтобы распоряжаться землёй и местной казной.

Первый шаг для этого команда Буркова уже предприняла – предложила отменить партсписки. Сегодня выборы в горсовет проходят по смешанной системе: 20 мандатов распределяются по партспискам, ещё 20 достаются кандидатам, победившим в одномандатных округах.

Идею отказа от партсписков на выборах в горсовет выдвинул новый мэр Омска Сергей Шелест через месяц после своего назначения.

Если списки отменят, то размер округов уменьшится в два раза: территории перенарежут на 40 округов. По словам политолога Константина Калачёва, выборы по мажоритарным округам дадут возможность для большего манёвра. Например, команде Буркова будет проще регулировать вопрос участия в выборах и вести переговоры.

«Легче контролировать, кого пускать на выборы, а кого не допускать, можно поддержать победителей, а кого-то перекупить. Кланам это тоже будет выгодно: есть прикормленные округа и понимание, как строить кампанию».

Константин Калачёв | политолог

Эксперт отмечает, что для Буркова важно деполитизировать предстоящие выборы. Это поможет избежать лишних вопросов о том, что он справедливоросс, но поддерживает партию власти.

– ЕР – это команда губернатора, и Бурков обещает результат партии власти. Но омский губернатор – выходец из «Справедливой России», если оставить партсписки, то Буркову это будут напоминать, – говорит Калачёв.

Смягчить риски

Как отмечает омский политолог Иван Жуков, если губернатору не удастся установить контроль над горсоветом, это не будет смертельным ударом для него. Однако со стороны Администрации президента возникнут серьёзные вопросы, так как ранее местные власти отдали коммунистам два из трёх округов Госдумы, а в региональном заксобрании потеряли четыре мандата.

– Главная проблема в том, что выборами в Омске внутриполитический блок облправительства не занимался, поэтому потерпели унизительное поражение. У нас всё замкнуто на региональном центре, других крупных городов в области, по сути, нет. Контролировать Омск принципиально важно. Выборы горсовета сопоставимы по уровню значимости с выборами в заксобрание, – подчёркивает Жуков.

По его словам, правительство Омска уже готовится к возможному поражению и подстраховывает губернатора Александра Буркова.

Например, меньше чем через два года после назначения в отставку ушёл министр региональной политики Михаил Каракоза. На его место был назначен справедливоросс Олег Заремба. В то же время Каракоз оставлен в должности заместителя секретаря регионального отделения ЕР. По мнению собеседника, он может стать ответственным за возможное поражение губернатора.

Но и к политтехнологическим навыкам Зарембы также есть вопросы. Именно он возглавлял в 2016 году штаб Александра Буркова, когда последний проиграл выборы в Госдуму по Нижнетагильскому округу.