Илья Михальчук

Генпрокуратура прессует коллекторов

Усилена борьба с злоупотреблениями при возвращении долгов.

Деятельность черных коллекторов, не имеющих официального статуса, и недоработки со стороны судебных приставов, которым предписано контролировать данную сферу, являются основными проблемами при взыскании задолженностей. Такие выводы сделали в Генпрокуратуре, где защиту прав граждан при возврате задолженностей называют одним из приоритетных направлений, по итогам анализа двухлетней работы. Прокуроры не только инициируют возбуждение в отношении недобросовестных или фальшивых коллекторов уголовных дел за вымогательство или самоуправство, но и предлагают ФССП одновременно с усилением практики надзора расширить полномочия службы для госконтроля за всеми организациями, которые могут взыскивать просроченные долги с населения.

Как сообщили «Ъ» в Генпрокуратуре, с 2019 года прокурорами в рамках надзора и проведенных проверок пресечено 1,5 тыс. нарушений коллекторской деятельности, а к дисциплинарной и административной ответственности привлечено 400 человек. «Существенной проблемой» в ведомстве называют действия так называемых черных коллекторов, то есть структур, не имеющих официального статуса специализированной организации по взысканию долгов. «Используемые ими методы воздействия нуждаются в уголовно-правовой оценке»,— подчеркнули в надзорном ведомстве, отметив, что есть конкретные случаи возбуждения уголовных дел. Так, в Санкт-Петербурге была выявлена и обезврежена преступная группа из числа ранее судимых лиц, вымогавших под видом коллекторов с граждан деньги в счет несуществующих долгов либо вообще с непричастных к займам людей. Перед Новым годом в отношении злоумышленников было возбуждено уголовное дело за вымогательство в составе организованной группы (п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ).

Также прокуроры принимали меры по фактам психологического давления на должников, когда, хоть и без применения насилия, они подвергаются унижениям и дискредитации в обществе, причем порой с незаконным использованием их личных данных. Зачастую жертвами подобных гонений, сопровождающихся появлением оскорбительных надписей в подъезде, соцсетях, звонков по телефону и т. д., являются, по данным надзорного ведомства, «социально уязвимые граждане, находящиеся в трудной жизненной ситуации, долги которых представляли собой кредиты на незначительные суммы». Например, в Ставрополе прокурор на основе обнаруженных в интернете сведений инициировал уголовное преследование коллекторов, которые более года угрожали девушке-инвалиду, с детства страдающей эпилепсией, обещая отнять у нее не только жилье, но и просто убить. В Новосибирской области уголовное дело за самоуправство с угрозой применения насилия (ч. 2 ст. 330 УК РФ) возбудили после запугивания потерявшей работу матери-одиночки, которая не смогла вовремя погасить заем в 22 тыс. руб. В похожей ситуации в Новосибирске по требованию прокурора угрозы и размещение в соцсетях лживой информации о не вернувшей вовремя микрозаем женщине-инвалиде с ДЦП квалифицировали уже как вымогательство. В Воронеже и Севастополе после вмешательства прокуратуры прекратились запрещенные законом ночные звонки должникам от коллекторов, которых наказали административными штрафами.

Кроме того, пресекаются попытки взыскивать долги теми, кому это прямо запрещено или не предусмотрено законом.

В Тюменской области при помощи прокурора отстранили от должности гендиректора коллекторского агентства, который сам оказался должен государству по решению суда около 1,5 млн руб. за неуплату налогов и в счет погашения ущерба за коррупционное преступление. А в Новгородской области по требованию надзорного ведомства было расторгнуто соглашение, по которому региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами неправомерно передал долговому агентству право на взыскание задолженности с населения.

Надо отметить, что еще с 2017 года функции надзора за деятельностью коллекторов были переданы ФССП, однако к работе судебных приставов в этой сфере есть определенные претензии. В том числе и к самому ведению реестра и госконтроля в некоторых областях — Иркутской, Нижегородской, Липецкой, Ростовской, Тульской и др. В Пензенской области пристав, девять месяцев закрывавший глаза на заявления о психологическом давлении на должника со стороны коллекторов, лишился работы.

«От директора ФССП России потребовано повысить эффективность работы по противодействию незаконной коллекторской деятельности и усилить ведомственный контроль»,— отметили в Генпрокуратуре. При этом в надзорном ведомстве уточнили, что возможности судебных приставов в этой сфере все же остаются довольно ограниченными. В частности, госреестр содержит сведения об 421 коллекторском агентстве, но наряду с ними, по данным прокуроров, возвратом долгов занимаются также 1266 микрофинансовых и иных подобных структур.

В Минюсте уже подготовлен законопроект с учетом предложений Генпрокуратуры правительству, по которому госконтроль судебных приставов предлагается распространить «на все организации, осуществляющие взыскание денежных средств с населения».

«Повышению уровня защиты прав и законных интересов граждан также могло бы способствовать установление административной ответственности кредитора за передачу им или его агентом права совершения действий, направленных на возврат просроченной задолженности, лицам, не включенным в государственный реестр»,— заявили «Ъ» в Генпрокуратуре, уточнив, что о инициативе уведомлены президент и премьер-министр, и заверив, что защита прав граждан при возврате просроченных задолженностей находится на постоянном контроле и входит в сферу «приоритетов надзорной деятельности».