Дело Ивана Сафронова передали в суд засекреченным

Утверждено обвинение бывшему журналисту по делу о госизмене.

Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение по делу бывшего спецкора «Ъ» и «Ведомостей», советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова, которому ФСБ инкриминирует государственную измену. По версии следователей, он передал чешской и немецкой разведкам данные об обороноспособности страны. Сам экс-журналист свою вину категорически отрицает, настаивая, что никогда с иностранными разведслужбами не сотрудничал, а в общении со знакомыми использовал данные только из открытых источников. Его адвокаты также отмечают, что Иван Сафронов никогда не имел допуска к государственным секретам, а им самим следователи, ссылаясь на секретность, не дали в полной мере ознакомиться со всеми материалами расследования.

По данным «Ъ», обвинительное заключение по обвинению Ивана Сафронова в государственной измене в форме шпионажа (ст. 275 УК РФ) подписал заместитель генпрокурора Анатолий Разинкин. Как уточнили в Генпрокуратуре, продолжающему оставаться действующим советником главы «Роскосмоса» вменяются два преступных эпизода, в том числе и «в соучастии с другим лицом». «Следствием установлены и документально подтверждены факты длительного, на протяжении 2015–2019 годов, выведывания и собирания Сафроновым секретной и совершенно секретной информации, в том числе в отношении военно-технического сотрудничества России с государствами, входящими в Организацию Договора о коллективной безопасности, а также странами Ближнего Востока, Африки и Балканского полуострова»,— сообщили в надзорном ведомстве.

По данным Генпрокуратуры, собранные сведения Иван Сафронов систематически передавал представителям иностранных разведок, «осознавая, что эта информация может быть использована государствами—участниками блока НАТО против безопасности Российской Федерации».

Отдельно отмечается, что «незаконные действия совершались Сафроновым на возмездной основе, а также с использованием методов шифрования».

Материалы уголовного дела уже направлены в Мосгорсуд, где его за закрытыми дверями из-за наличия материалов с грифом секретности рассмотрит «тройка» профессиональных судей.

Адвокат Ивана Сафронова Дмитрий Талантов заявил «Ъ», что его прокуратура пока не уведомляла об утверждении обвинительное заключения. Он сообщил, что на днях получил другое уведомление от одного из следователей следственного управления ФСБ, который участвовал в расследовании дела бывшего спецкора «Ъ». В нем содержались ответы на ходатайства, поданные еще при подписании протокола об окончании ознакомления с 22 томами уголовного дела в рамках ст. 217 УПК РФ. Как пояснил защитник, в них шла о речь о предоставлении каждому из адвокатов копии материалов уголовного дела для работы с ними в ходе судебных заседаний.

«Это ходатайство было удовлетворено частично, нам решили предоставить одну копию на всех, что, по моему мнению, является нарушением»,— пояснил господин Талантов, отметив, что другие просьбы — передать такие же ходатайства в Генпрокуратуру — следователи удовлетворили. Стоит отметить, что адвокаты просили изготовить копии в том числе и для защитников Ивана Павлова и Евгения Смирнова. Напомним, что первый из них был обвинен в разглашении данных предварительного следствия (ст. 310 УК РФ) по делу Ивана Сафронова, после чего вынужденно уехал за границу, а за ним последовал и Евгений Смирнов. Однако они до сих пор являются адвокатами обвиняемого.

Еще один защитник советника главы «Роскосмоса» Дмитрий Катчев, в свою очередь, пояснил «Ъ», что именно сегодня посетил Ивана Сафронова в СИЗО «Лефортово». «Как только дверь открылась, Иван сразу же начал говорить о событиях на Украине, высказывая свои впечатления от новостных выпусков»,— поделился адвокат. По его словам, обвиняемый, ссылаясь на свой опыт освещения событий в «горячих точках», высказал свои предположения, как долго будет продолжаться конфликт, как развиваться и т. д. «Потом мы перешли к основной теме встречи — Ивана интересовали технические аспекты будущего процесса»,— сообщил господин Катчев, отметив, что при этом шло обсуждение тактики поведения, вызова возможных свидетелей, выступлений с речами и прочих технических моментов, включая «объективные и субъективные» стороны. Адвокат особо подчеркнул, что Иван до последнего намерен отстаивать свое честное имя.

Напомним, что Иван Сафронов был задержан в начале июля 2020 года в Москве сотрудниками ФСБ. Изначально ему, согласно просочившимся в СМИ данным, вменялось сотрудничество с представителем чешской разведки Мартином Ларишем, а позже — и с немецкой. Последней якобы журналист за $248 передал сведения о деятельности российской армии в Сирии, а сделано это было через политолога Демури Воронина, имеющего гражданство России и Германии. Господин Воронин якобы признал вину и дал показания. Между тем сам Иван Сафронов с самого начала настаивал на абсурдности обвинений, заявляя, что занимался исключительно журналистской деятельностью. В этом его поддерживали многочисленные коллеги, политики и деятели культуры, предоставлявшие суду поручительства за него при избрании и продлении ареста. Иван Сафронов напоминал, что никогда не имел доступа к государственной тайне, а все данные черпал только из открытых источников. Последнее он готов был подтвердить следователю, прося предоставить ему ноутбук всего на три часа, но получал отказы. При этом он якобы не отрицал факт дружеских отношений с господином Ларишем и «шапочного» знакомства с господином Ворониным, но заявлял, что ничего противозаконного в этом не было.

Защита экс-журналиста настаивала, что представители ФСБ через суд незаконно ограничили ее в сроках ознакомления с делом, до этого якобы также незаконно со ссылкой на секретность запретив делать из него какие-либо выписки. Все эти действия обжалованы в судах.

Сейчас в окружении Ивана Сафронова делают ставки, кому из судей Мосгорсуда поручат быть председательствующим на весьма громком процессе, хоть он пройдет и за закрытыми дверями.

Причем называются буквально две-три фамилии. Интересно, что сам Иван, по некоторым данным, готовится к нему в новой камере, так как недавно его перевели с сокамерником — первым осужденным за продвижение запрещенного в России неформального движения АУЕ Николаем Бабарикой из старого корпуса «Лефортово» в недавно отреставрированный, где они стали едва ли не первыми «жильцами».