Евгений Двоскин

Как Запад отжимает стратегические активы Мельниченко и Гурьева

Под предлогом санкций прибираются к рукам ведущие российские компании. 

Под персональные санкции США и ЕС попало уже больше сотни российских политиков, чиновников и предпринимателей. На Западе говорят, что запреты обусловлены политическими причинами. Однако по факту выходит, что санкции помогают американцам и европейцам получать доступ к ценнейшим российским активам, которые контролируют попавшие под эмбарго олигархи.

Сейчас попавшие под санкции крупные российские бизнесмены спешно избавляются от своих стратегических активов. Андрей Мельниченко открещивается от «ЕвроХима», Андрей Гурьев – от «ФосАгро», Дмитрий Пумпянский – от Трубной металлургической компании, Дмитрий Мазепин – от «Уралхима». Как выясняется, тому есть более чем серьёз­ная причина.

Казус Дерипаски

Дело в том, что подсанкционные бизнесмены рискуют повторить судьбу Олега Дерипаски, который ещё в 2018 году фактически лишился контроля над «Русалом». История Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга (ещё один крупный акционер «Русала» на тот момент) и впрямь выглядит очень показательно. Ограничения против них были введены в 2018 году, казалось бы, на пустом месте. Среди формальных поводов тогда назывались российские кибератаки, которым якобы подверглись американские сайты. Причём связь сырьевых олигархов с предполагаемыми компьютерными вирусами никто даже не пытался обосновать. Зато был очевиден интерес США к контролю над алюминиевыми активами. Известно, что структуры «Русала» – основной поставщик сырья для Самарского металлургического завода, который входит в структуру американской корпорации Arconiс. Она, в свою очередь, поставляет алюминиевые заготовки для заводов аэрокосмической отрасли. То есть интерес американцев был налицо.

В результате формально за Дерипаской всё ещё числится 44% акций холдинга En+, но даже дивидендов с них бизнесмен получить не может: всё заморожено на счетах в американских банках. А совет директоров компании формируется под контролем американских кураторов. И вот что примечательно: после истории с американскими санкциями «Русал» объявил, что меняет стратегию продаж и будет активно продавать алюминий на внутрироссийском рынке. Такие заявления звучали очень патриотично, при этом пиарщики компании обходили стороной связь главного «российского» покупателя сырья с Америкой. Ещё более показательно выглядит развитие событий. Сейчас Америка обкладывает российскую экономику санкциями со всех сторон, речь идёт едва ли уже не о полном торговом эмбарго. Но вот об ограничениях на покупку алюминия из России ничего не слышно.

Между тем Дерипаска и Вексельберг, уступившие Вашингтону контроль над алюминием, пытались договориться с минфином США об исключении своих персон из санкционных списков. Но ничего у них не вышло. Шикарная недвижимость осталась под арестом, а самим опальным олигархам запрещено находиться в Америке. Тем временем проблемы у Дерипаски начались и в Европе. Санкции против него ввела Британия, а на днях проукраинские активисты захватили в Лондоне особняк, владение которым приписывалось опальному российскому олигарху. Представитель Дерипаски заявила прессе, что особняк на самом деле принадлежит не ему, а его родственникам, но местные власти смотрят на нарушение порядка сквозь пальцы. Похоже, что в Британии нашли способ обойти собственные законы и уловки с переписыванием имущества на родственников уже не работают. Пока это единичный пример. Так сказать, страшилка для остальных.

Мельниченко есть что терять

Понятно, что западные санкционные списки формируются по принципу сборной солянки. Но трудно не обратить внимания, что в них обязательно попадают бенефициары стратегических предприятий, даже если они далеки от политики и военной сферы. И те сразу же начинают играть по предложенным из-за океана правилам. Последний пример – история с Андреем Мельниченко, который ещё на днях был контролирующим бенефициаром крупнейшего в России угольного холдинга СУЭК и производителя удобрений мирового масштаба «ЕвроХим». «Выдуманные основания для включения в санкционный список абсурдны и бессмысленны. СУЭК и «ЕвроХим» – полностью частные компании и не связаны с государством», – отметил представитель бизнесмена. Тем не менее Мельниченко срочно вышел из состава совета директоров обеих компаний и избавился от акций. Кому и на каких условиях проданы ценные бумаги, не уточняется. С недавних пор скрывать бенефициаров компаний, находящихся под угрозой санкций, можно на совершенно законных основаниях – 12 марта правительство РФ утвердило соответствующее постановление. Теперь нам остаётся только гадать, кому российские олигархи уступили контроль над предприятиями. То ли своим доверенным лицам, то ли западным партнёрам по примеру Дерипаски.

В случае с «ЕвроХимом» интрига особенно явственна. Ведь не секрет, что центром консолидации прибыли «империи удобрений» была швейцарская компания EuroCheam Group AG, подконтрольная кипрской EuroCheam Group SE. Через иностранные структуры шли и поставки удобрений на мировой рынок. Понятно, что в Европе есть желающие взять их под контроль таким же макаром, как Америка подмяла под себя русский алюминий. Удалось ли это сделать, мы сможем судить только по косвенным признакам. Если запрета на импорт удобрений из России не последует, значит, можно предположить, что Европу сложившаяся ситуация устроила и поток стратегического продукта контролирует «кто надо».

Что за это получит послушный олигарх, мы тоже можем только гадать. Но терять Андрею Мельниченко есть что: долгие годы он вывозил нажитые в России богатства за рубеж. У его супруги Александры (фотомодель из Сербии) как минимум два пентхауса в центре Манхэттена стоимостью более 10 млн долларов каждый. Причём второй был куплен уже в 2019 году, когда вовсю бушевала санкционная кампания. «Четыре спальни и пять ванных комнат, вид на Центральный парк, швейцар, который круглосуточно встречает у подъезда, и частный японский сад камней, доступный всем жильцам» – так новую квартиру семьи Мельниченко описывала The New York Times. Также в СМИ упоминалось поместье Мельниченко в английском Аскоте стоимостью более 30 млн долларов и вилла на мысе Антиб. Кроме того, олигарх построил две яхты – моторную 119-метровую оценочной стоимостью 400 млн долларов и такую же дорогую парусную длиной 143 метра. Известно, что последнее судно оформлено не лично на «короля удобрений», а на компанию Valla Yachts. Последнее место стоянки парусника, которое нам удалось засечь, – итальянский порт Триест.

Токсичные активы Гурьевых

Ещё один важный для Запада сырьевой актив – производитель удобрений «Фос­Агро» – находится в руках Андрея Гурьева (младшего) и его семьи. Попав в санкционный список, Гурьев немедленно вышел из совета директоров компании и сложил с себя полномочия гендиректора. Также из совета директоров вышел его отец, основатель компании, экс-сенатор Андрей Гурьев. Однако о продаже акций информации пока нет. Что любопытно, второй по размеру пакет акций – около 20% – принадлежит ректору Санкт-Петербургского горного университета Владимиру Литвиненко. Известно, что он был научным руководителем Владимира Путина, когда тот защищал кандидатскую диссертацию. Этот факт мог бы стать поводом для жёстких санкций в отношении компании со стороны Запада. Однако есть и контраргумент: европейские фермеры зависимы от удобрений, поставляемых «Фос­Агро», и для нынешней посевной они просто не успеют найти новый источник подкормок. Так что «ФосАгро» находится в более выгодном положении по сравнению с «ЕвроХимом». Ведь «ЕвроХим» Андрея Мельниченко имеет производство в Южной Америке и Европе, которое в теории можно «отжать» у российского олигарха. «ФосАгро» же добывает сырьё исключительно в России. Потому Западу остаётся давить на Гурьевых с другой стороны. Известно, что семье экс-сенатора принадлежит трастовый фонд, который инвестировал в европейскую недвижимость. Ему принадлежало, например, историческое лондонское поместье Witanhurst. Сделает ли эта собственность Гурьевых более уступчивыми в торге с Западом относительно удоб­рений?