Илья Михальчук

Донбасский боевик получил 13 лет

Вынесен приговор организатору ЧВК «Еноты».

К 13 годам колонии строгого режима приговорил Кунцевский райсуд Москвы 47-летнего Романа Теленкевича (Водяной), ветерана боевых действий в Донбассе, которого следствие считало одним из руководителей организованного преступного сообщества (ОПС), действовавшего под крышей военно-патриотической организации «Единые народные общинные товарищества» (известна как ЧВК «Е.Н.О.Т.»). Непосредственно осужденному вменили организацию нападения на владельца дома в Туапсе, а также попытку принуждения директора АО «Мираксбиофарма» к отказу от своей должности. За это прокуратура просила для господина Теленкевича на полгода больше, чем назначил в итоге суд, а защита настаивала на самоуправстве, за которое уже вышел срок давности.

В прошедших на прошлой неделе прениях сторон прокурор попросила признать Романа Теленкевича виновным во всех инкриминированных ему преступлениях — организации преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 119 УК РФ), а также вымогательстве (п. «а», п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ).

По версии СКР и поддержавшего его обвинения, Роман Теленкевич возглавил ОПС еще в 2016 году, когда «еноты» активно стали взаимодействовать с бывшими оперуполномоченными УФСБ по Москве и области — майорами Александром Мрищуком и Антоном Барякшевым.

Последние занимались разработкой контрабандистов, поставлявших в Россию бытовую электронику в обход таможни, а члены Е.Н.О.Т. привлекались к оперативно-розыскным мероприятиям в качестве понятых, технических специалистов или представителей общественности. Однако, как выяснили в СКР, под прикрытием этой деятельности оперативники фактически занимались грабежом нарушителей, отбирая у них часть подлежащего конфискации имущества и оставляя его себе. Впрочем, как писал “Ъ”, о всей этой противоправной деятельности следствие узнало лишь в ходе изучения эпизодов, инкриминированных Роману Теленкевичу.

В первом случае речь шла о нападении в августе 2018 года двух «енотов» на дом жителя Туапсе (Краснодарский край) Петра Супонева, у которого был земельный спор с соседом — академиком РАН Михаилом Пальцевым. Поскольку конфликт затянулся, академику вызвался помочь его знакомый — Андрей Молокоедов, работавший в ту пору советником директора Научного центра иммунологии МГУ, которого следствие также считает одним из руководителей Е.Н.О.Т.

Андрей Молокоедов обратился к соратнику Роману Теленкевичу, который отрядил на разборку с Петром Супоневым своих бойцов Дениса Карабана и Василия Минчика. Прилетев из Москвы в Туапсе, они, применив силу, проникли в дом господина Супонева и пригрозили ему расправой, в случае если он не отстанет от соседа.

Во втором эпизоде, произошедшем вскоре после нападения в Туапсе, речь уже шла об угрозах в адрес директора АО «Мираксбиофарма» Вадима Друха, от которого «енотовцы» требовали, чтобы он отказался от занимаемой должности.

Однако участники предполагаемого ОПС были не в курсе, что за их действиями уже велось наблюдение со стороны сотрудников ФСБ — в ноябре 2018 года прошли первые задержания и аресты.

В результате к уголовной ответственности были привлечены не только оперативники УФСБ Александр Мрищук и Антон Барякшев, но и целый ряд членов общества, в том числе его организаторы Роман Теленкевич и Андрей Молокоедов. Последний недавно был осужден тем же Кунцевским судом к 14,5 года колонии за организацию ОПС, угрозу убийством и вымогательство. Для Водяного обвинение запросило на год меньше — 13,5 года строгого режима.

Защита, в свою очередь, отрицала не только вменяемое Роману Теленкевичу руководство ОПС, но и существование самой преступной организации. При этом адвокаты указали, что их подзащитный и его соратники по Е.Н.О.Т. познакомились в 2014–2015 годах в Луганске, куда под пулями доставляли гуманитарную помощь. А когда боевые действия на востоке Украины поутихли, создали общественную организацию Е.Н.О.Т., которая была официально зарегистрирована, а ее участники занимались военно-патриотическим воспитанием молодежи. «Еноты», включая и Романа Теленкевича, заявляли адвокаты, могли бы вновь послужить государству в ходе военной операции по освобождению территорий Донецкой и Луганской народных республик.

Разбирая вменяемые Водяному эпизоды, они указывали, что конфликт Михаила Пальцева с Петром Супоневым был не из-за участка земли, а из-за вмешательства последнего в процесс продажи загородного дома, принадлежавшего академику РАН.

Якобы потерпевший обещал бывшему соседу продать его по выгодной цене, а когда из этого ничего не вышло и господин Пальцев попытался реализовать недвижимость с помощью риэлторов, этому решил помешать Петр Супонев, рассчитывавший на вознаграждение.

Как обновленное обвинение исключило из дела «енотов» присяжных
Прибывшие же для разбирательства с ним Денис Карабан и Василий Минчик, по версии защиты, вообще никого не били, а лишь грозили незадачливому соседу проблемами, если тот продолжит мешать продаже дома. Поэтому, считали адвокаты, речь тут может идти о «самоуправстве», но никак не об «угрозе убийством» и тем более «вымогательстве», поскольку сам потерпевший признавал в суде, что напавшие не предъявляли ему претензии имущественного характера. В том же духе адвокаты поясняли действия Романа Теленкевича при поступлении угроз в адрес Вадима Друха.

Суд, отклонив все доводы защиты, признал Романа Теленкевича виновным по всем статьям, приговорил к 13 годам заключения. Адвокаты заявили “Ъ”, что обжалуют несправедливое, с их точки зрения, решение.

При этом следует отметить, что еще одно дело «енотов», по которому проходит экс-офицер ФСБ Мрищук и четверо его гражданских сообщников, поступило на рассмотрение Московского гарнизонного военного суда. Ранее это дело, как сообщал “Ъ”, рассматривалось с участием присяжных, но после того, как из обвинения убрали бандитизм, оказалось в производстве одного судьи. Материалы в отношении майора Барякшева, который ранее признавал вину, но потом расторг сделку со следствием, после пересоставления обвинения в суд пока не направлены.