Рустам Тарико

Онкопрепараты расхищали бригадами

Расследуется дело о хищении дорогостоящих лекарств в счтоличных медучреждениях. 

Как стало известно «Ъ», московская полиция пресекла деятельность организованной группы врачей и коммерсантов, специализирующихся на краже дорогостоящих медпрепаратов, предназначенных для бесплатной выдачи онкологическим больным. Обвиняемыми по уголовному делу о краже на общую сумму около 200 млн руб. пока проходят рядовые расхитители и продавцы — три мелких коммерсанта и врач-онколог. Однако благодаря системе цифровой маркировки товаров удалось установить, что поставщиками криминального товара были десять крупнейших государственных медучреждений Москвы, Санкт-Петербурга и даже Крыма. Таким образом в ближайшей перспективе следствие может включить в состав обвиняемых чиновников от медицины, а саму группу признать оргпреступным сообществом.

Как сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк, следователи ГСУ ГУ МВД по Москве совместно с оперативниками полиции и управления «П» 4-й службы ФСБ России пресекли деятельность организованной группы, участники которой подозреваются в краже и продаже через аптечные пункты состоящих на особом номерном учете медикаментов, предназначенных для лечения онкологических больных.

В рамках возбужденного уголовного дела об особо крупной краже (ч. 3 ст. 158 УК РФ) были проведены обыски на 25 объектах и изъято более 2 тыс. упаковок с препаратами на сумму около 200 млн руб., а также 17,5 млн руб. наличными. Четверо фигурантов уголовного дела, по словам госпожи Волк, взяты под стражу по ходатайству следствия, еще двоим избраны меры пресечения в виде домашнего ареста и подписки о невыезде.

По данным «Ъ», в числе арестованных Тверским райсудом Москвы по уголовному делу о краже оказался онкоуролог высшей категории 1-й Московской государственной онкологической больницы Антон Мизякин. В мае прошлого года ему было присвоено почетное звание «Московский врач», однако отзывы больных о докторе Мизякине на профильных сайтах оказались противоречивыми.

Одни благодарили его за профессионализм и заботу, в то время как другие упрекали, отмечая, что у этого врача «выбить рецепт на бесплатные лекарства нереально», а вместо положенных по закону препаратов он «рекомендует альтернативное лечение керосином». Анонимный представитель больницы на том же сайте отвечал жалобщикам, что в медучреждении ценят конструктивную критику, и предлагал оставить свои координаты для обратной связи. Однако, чем закончились разбирательства, не сообщалось.

Тремя другими арестантами стали коммерсанты, специализирующиеся на оптовой и розничной торговле лекарственными средствами и медицинскими препаратами. В их числе совладелец московских ООО «Ёжик», «Неострим», «Леста-Фарм» и «Лестрада» Константин Трусов, учредитель ООО «Меркурий фарма», «Гермесус-Групп» и «Герафарм» Лев Пашин, а также индивидуальный предприниматель Камил Гулиев. Как сообщил близкий к расследованию источник «Ъ», все трое имели отношение к аптечным пунктам в Москве и Московской области, в которых оперативники делали контрольные закупки онкопрепаратов, а затем изымали подозрительный товар уже в рамках организованных обысков.

В числе изъятого оказались, например, упаковки противоопухолевых средств «Иматиниб», «Тасигна» и «Иресса», блистеры с таблетками «Кстанди» для купирования развития рака предстательной железы и «Трастузумаба» для лечения рака молочной железы, препараты «Адваграф» и «Сертикан», предупреждающие отторжение трансплантированных органов, «Мирапримед» для пациентов «в терминальной стадии почечной недостаточности», а также другие дорогостоящие средства, предназначенные для лечения артрита, псориаза и особо сложных случаев сердечно-сосудистых заболеваний.

Интересно, что отследить происхождение изъятого товара полицейским помогли внесенные с 1 января 2020 года изменения в федеральный закон «Об обращении лекарственных средств», предусматривающие их обязательную маркировку средствами идентификации.

Почти все упаковки с подозрительными препаратами имели так называемый код data-matrix, по которому его разработчики, сотрудники Центра развития перспективных технологий, установили, кому были выданы украденные, вероятно, препараты, и отследили их дальнейшую судьбу.

Список получателей лекарств оказался впечатляющим. В него вошли шесть авторитетных государственных медучреждений из разных регионов России. В их числе — многопрофильные национальные медицинские исследовательские центры Минздрава имени Алмазова в Санкт-Петербурге и гематологии в Москве, ГБУ «Мособлмедсервис» и больница №40 Курортного района Санкт-Петербурга, ГУП «Крым-Фармация» и клинический онкодиспансер №1 Краснодарского края.

Кроме того, сомнительные лекарства, как следовало из их кодов, поступали в московские аптечные пункты из акционерных обществ «Курская фармация», «Петербургские аптеки», «Русская медицинская компания» и «Губернские аптеки». Согласно системе цифровой маркировки, все подозрительные препараты во всех государственных и частных медучреждениях числились как «выданные для применения» или «отпущенные пациенту по льготному рецепту». В отдельных случаях врачи отмечали в регистрационной системе, что код data-matrix на упаковке «примененного» ими лекарства по неизвестной для них причине оказался затерт.

Стоит отметить, что пока у полицейского следствия нет претензий к руководству медучреждений—получателей лекарств для онкологических больных. Согласно расшифровке кодов цифровой идентификации препаратов, из больниц и институтов они пропадали в сравнительно небольших количествах, а хищения, скорее всего, совершались на уровне врачей или административного персонала младшего руководящего звена.

Тем не менее, по данным близкого к ГУ МВД по Москве источника «Ъ», каждый случай исчезновения бесплатных медпрепаратов, попавших в аптечные пункты, будет расследован, а действиям поставщиков дана правовая оценка. Собеседник «Ъ» не исключил, что по итогам разбирательства все участники преступной схемы будут объединены следствием в организованное преступное сообщество с предъявлением им обвинений по соответствующей ст. 210 УК РФ.

Адвокат арестованного онколога Мизякина Дмитрий Данилов отказался комментировать возбужденное уголовное дело. Защитники трех других фигурантов оказались вовсе недоступны.