Виктор Батурин признал, что поступил с сестрой не по-братски

Шурин Юрия Лужкова раскаялся в попытке хищения 25% акций "Интеко", но под домашний арест его не выпустили.

Виктор Батурин, бывший вице-президент ЗАО «Интеко» и шурин экс-мэра столицы Юрия Лужкова, будет знакомиться с материалами своего уголовного дела в СИЗО. Такое решение вслед за Басманным райсудом Москвы приняла и апелляционная инстанция, отказав господину Батурину в переводе под домашний арест. Не повлияло на решение судов даже признание обвиняемым своей вины в попытке хищения у сестры Елены Батуриной, экс-владелицы «Интеко», 25% акций компании, оцениваемых почти в 14 млрд руб.

Мосгорсуд отказался удовлетворить апелляционную жалобу адвокатов Виктора Батурина об изменении меры пресечения с реального ареста на домашний. В отличие от множества предыдущих аналогичных обжалований на этот раз у защиты предпринимателя, казалось, был весомый аргумент.

До последнего отрицавший свою вину господин Батурин неожиданно сознался в инкриминированном деянии, на что сторона защиты и обратила внимание сначала Басманного райсуда во время продления ареста, а затем и апелляционной инстанции.

Впрочем, ставка не сработала. Адвокат Виктора Батурина Татьяна Тонова сообщить причину изменения позиции своего клиента отказалась. «Могу лишь подтвердить, что расследование завершено и мы приступили к ознакомлению с материалами уголовного дела»,— добавила госпожа Тонова.

Можно лишь предположить, что обвиняемый получил некие гарантии от следствия. Но очевидно, что об изменении меры пресечения речь не шла. Подтверждением тому может служить позиция представителя Следственного комитета России (СКР) в суде, возражавшего против перевода обвиняемого под домашний арест. Как и раньше, следователь и поддержавший его прокурор полагали, что, находясь вне стен СИЗО, Виктор Батурин может скрыться, оказать давление на свидетелей или иным путем воспрепятствовать ходу расследования.

Возможно, СКР договаривался с обвиняемым Батуриным на более далекую перспективу — например, о прекращении дела за истечением срока давности или условном сроке (в самом комитете от комментариев воздержались). Чем-то иным объяснить произошедшую метаморфозу с категорически отрицавшим весь ход расследования свою вину бывшим вице-президентом ЗАО «Интеко» сложно. Особенно учитывая, что его защита настаивала, что никаких доказательств причастности Виктора Батурина к инкриминированному преступлению в деле нет.

Также не стоит забывать, что аналогичная судебная тяжба за акции «Интеко» вот уже несколько лет продолжается и в Земельном суде Инсбрука (Австрия), где истцом выступает Виктор Батурин. И там, если верить его представителям, дело, напротив, вроде бы складывается в пользу шурина бывшего мэра столицы.

Во всяком случае, документ, который российское следствие считает фальсифицированным, за границей суд якобы признал подлинным.

Как уже рассказывал “Ъ”, речь в российском уголовном деле идет о покушении на мошенничество в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ). СКР возбудил его еще в июне 2017 года по заявлению бывшей владелицы «Интеко» Елены Батуриной, вдовы Юрия Лужкова. Последняя утверждала, что у нее пытаются похитить 25% акций компании «Интеко». Четыре года дело расследовалось в отношении неустановленных злоумышленников, а 1 июля 2021 года обвинение в этом предъявили Виктору Батурину. Сам он все это время заявлял, что имеет на руках «приложение №1» к договору с Еленой Батуриной, из которого следует, что за проданные сестре осенью 2011 года 14 400 акций «Интеко» она должна выплатить ему рыночную компенсацию в размере 13,8 млрд руб. Сама госпожа Батурина документ, на который ссылается ее брат, считает фальшивым.

Отметим также, что еще в 2011 году отказное решение по иску господина Батурина о признании недействительной сделки по покупке у него этих акций экс-владелицей компании Еленой Батуриной вынес и Арбитражный суд Москвы.

Представители Елены Батуриной комментировать уголовное преследование Виктора Батурина не стали, подтвердив лишь, что судебное разбирательство в Австрии с ним еще не завершено.