Кизлярский полковник ответит за московское метро

Закончено дело полицейского, обвиняемого в соучастии в двух терактах.

Как стало известно “Ъ”, СКР завершил расследование громкого уголовного дела экс-начальника отдела МВД по Кизлярскому району Дагестана Гази Исаева. По версии следствия, полковник состоял в оргпреступном террористическом сообществе северокавказских боевиков и 12 лет назад помог им совершить два теракта в московском метро, в которых погиб 41 человек. Защита Гази Исаева сейчас знакомится с материалами уголовного дела, но при этом полагает, что следствие еще идет. По ее мнению, о завершении расследования можно будет говорить лишь после того, как обвиняемый поговорит со своим предполагаемым подельником, отбывающим сейчас пожизненное заключение.

Как пояснил “Ъ” близкий к расследованию источник, ГСУ СКР завершило следственные действия с Гази Исаевым, предъявив ему обвинение в окончательной редакции, и полковник вместе со своим адвокатом начал ознакомление со 150 томами своего дела. Список претензий следствия к бывшему полковнику впечатляет. По версии СКР, 12 лет назад офицер был членом оргпреступного сообщества северокавказских боевиков под руководством Магомедали Вагабова, состоял в вооруженной группе-банде Абаса Рамазанова и помог им совершить два теракта в московском метро (ч. 3 ст. 210, ч. 3 ст. 209, п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ).

Из обвинения следует, что авторитетный начальник райотдела полиции в 2009–2010 годах фактически прикрывал членов дагестанского бандподполья и даже развозил их по территории республики на своем автомобиле.

В марте 2010 года, по версии СКР, офицер подвез на автостанцию в Кизляре террористку-смертницу с уже спрятанной под ее одеждой самодельной бомбой. Оттуда преступница вместе с еще одной смертницей на рейсовом автобусе отправилась в Москву в сопровождении нескольких сообщников-мужчин, а 29 марта женщины подорвали себя на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры», погубив в общей сложности 41 человека.

Двумя днями позже двойной теракт с использованием смертников-мужчин был совершен в Кизляре. Один из них подъехал на заминированной «Ниве» к зданию районного ОВД, не сумел пробиться через заграждения и активировал бомбу, когда его автомобиль заблокировали полицейские. Второй боевик подорвал себя в группе оперативников и следователей, приехавших на место первого теракта. Общее количество жертв террористической атаки на Кизляр составило 12 человек, однако о возможной связи организаторов двух двойных терактов — Магомедали Вагабова и Абаса Рамазанова — с главным районным полицейским тогда никто даже предположить не мог.

В течение следующих трех лет лидеры бандподполья и большинство участников терактов были уничтожены при проведении спецопераций.

Некоторых удалось поймать и привлечь к ответственности. Так, например, в июне 2011 года Верховный суд Дагестана приговорил к пожизненному заключению боевика Пахрудина Ахмедова, который нарезал арматуру для снаряжения шрапнелью «кизлярских» бомб и сопровождал мужчин-смертников в их последний путь. В ноябре 2020 года был пойман еще один предполагаемый участник мартовских терактов 2010 года, Магомед Нуров. Сам он в атаках на Москву и Кизляр задействован не был, однако уже после совершения акций помогал террористам скрыться в дагестанских лесах. В феврале этого года Второй западный окружной военный суд приговорил Магомеда Нурова к традиционному для террористов пожизненному заключению.

Интересно, что лишь в ноябре 2020 года, когда боевик Нуров только попал в СИЗО, а боевик Ахмедов уже отсидел в колонии почти десять лет, оба решили рассказать следствию о своей «крыше» в дагестанской полиции. После того как показания арестованного и осужденного подтвердил третий, засекреченный под псевдонимом Степанов С. С. свидетель, сотрудники ФСБ сразу вылетели в Кизляр для задержания и доставки в Москву начальника местного отдела МВД Гази Исаева.

Расследование его уголовного дела велось почти 17 месяцев, однако проделанная работа все равно не устроила полковника и его защитника.

Как пояснил “Ъ” адвокат обвиняемого Эльдар Хастинов, его клиент не сотрудничал с дагестанским бандподпольем, а как раз наоборот — вел непримиримую борьбу с боевиками на территории вверенного ему Кизлярского района. Именно Гази Исаев, по словам защитника, организовал спецоперацию по задержанию Пахрудина Ахмедова и тот исключительно в отместку «сделал» его своим сообщником. По мнению адвоката Хастинова, расследование и сейчас нельзя считать завершенным, поскольку обвинение строится «только на словах осужденных террористов и засекреченных свидетелей», а ходатайство его клиента о проведении очных ставок с ними так и не было удовлетворено. В СКР претензии защиты не считают существенными.