Евгения Шепелева спустили с мусорной горы

Бизнесмен попал под следствие, но Красноярску по-прежнему грозит мусорный коллапс.

Уголовное дело в отношении «мусорного короля» выглядит закономерным, но проблем, связанных с реформой этой отрасли, в сибирском регионе не убавилось. Коллапс с захоронением отходов может случиться в Красноярске уже через пару месяцев. Почему при столь чудовищных тарифах в городе нет, и в ближайшее время не предвидится внятной программы по утилизации, сортировке и переработке ТКО?

«Полна коробочка»

В отношении крупнейшего в сфере утилизации бытовых и промышленных отходов бизнесмена возбудили уголовное дело и отправили его под домашний арест. Шепелеву вменяют ч. 2 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»), при этом дело возбуждено также по ст. 247 УК РФ («Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов»). На полигоне «Шинник», где его компания производила утилизацию, отходов оказалось втрое больше, чем предусмотрено проектом.

Как пояснила заместитель министра экологии и природопользования Красноярского края Юлия Гуменюк, после достижения проектной мощности, компания обязана была прекратить размещение отходов и провести рекультивацию и озеленение территории. Кто сейчас будет этим заниматься, непонятно. Залежи мусора настолько велики, что вполне реальна опасность его самовозгорания… Во взятых пробах почвы рядом с полигоном лабораторные исследования подтвердили превышение ПДК химических веществ: никеля — в 7 раз, меди — в 21 раз, нефтепродуктов — в 6,2 раза…

Возникает вполне резонный вопрос: где власти были раньше, почему ждали, когда «коробочка» переполнится? Конечно, все всё знали. Жители окрестных домов писали жалобы во все инстанции, на свалке периодически появлялись всевозможные проверяющие, составлялись акты, но мусор сюда, по-видимому, как везли, так и везут.

«Мусорный король» Шепелев, уверовав в свою безнаказанность, даже перешёл в контрнаступление, попытавшись в арбитражном суде чуть ли не узаконить незаконные залежи отходов. Как это зачастую бывает, точку в этой истории удалось поставить только тогда, когда ситуация стала известна крупному чиновнику федерального масштаба. О надоевшей всем свалке руководителю «Росприроднадзора» Светлане Радионовой красноярцы рассказали во время её визита на берега Енисея.

«Я считаю, что такие объекты не должны существовать. Он должен быть рекультивирован. За какие деньги, и кто это будет делать – не моя компетенция», — отрезала она, разобравшись в ситуации.

После этого и закрутился репрессивный маховик, подмявший под себя «мусорного магната» Шепелева. Впрочем, поставленная точка очень быстро расплылась в жирную запятую…

Золотые отходы

«Мусорного магната» поместили под домашний арест, незаконно эксплуатируемый полигон прикрыли, но, как выяснилось, проблему утилизации отходов 4-5 классов опасности это никак не решило.

«Ситуация с промышленными отходами в городе критическая. Осталось меньше трёх месяцев до того момента, как закроется практически единственный полигон промышленных отходов у Бадалыка. Есть еще небольшие мощности у полигона «Автоспецбазы», но там гораздо меньший список и не самые большие объемы. Поэтому с середины июля в городе не останется ни одного полигона промышленных отходов», – комментирует ситуацию депутат горсовета Сергей Надточий.

По его словам, министерство экологии почти не уделяет внимания этому вопросу, а у городских властей нет необходимых полномочий.

Итак, срок эксплуатации полигона в районе городского кладбища «Бадалык» истекает в июле этого года. На полигоне «Автоспецбазы» возможности для хранения опасных промышленных отходов составляют около 80 тысяч кубометров в год. Потребностей города-миллионника и его окрестностей эти объёмы никак не покрывают. Таким образом, через два месяца в Красноярске может наступить мусорный коллапс.

Проектировщики обещают решить вопрос с обустройством новых мусорных полигонов не раньше 2027 года. Что делать эти пять лет? Ближайшие объекты, которые готовы утилизировать продукты жизнедеятельности большого города, находятся за сотни километров.

Некоторые операторы уверяют, что уже сейчас возят часть своих отходов в Новокузнецк и Кемерово, дескать вместо 1500 рублей за тонну им приходится отдавать от 5000 до 10000 рублей за транспортировку. Не исключён и такой вариант: с потребителя услуги берут как за вывоз мусора за «тридевять земель», а по факту сваливают его где-нибудь в укромном местечке за городом. Таких несанкционированных свалок вокруг краевого центра хватает…

Под Ачинском из-за несанкционированной свалки люминесцентных ламп, а это отходы, содержащие ртуть, пришлось ввести режим повышенной готовности. Сейчас правоохранительными органами ведётся поиск виновных, природоохранные службы изучают ущерб, нанесённый окружающей среде.

В Назаровском районе местная компания ООО «Благоустройство и Озеленение» преспокойно вывозила бытовые отходы, на полигон, который запрещено эксплуатировать уже несколько лет. Местные жители писали жалобы, власти, похоже, делали вид, что ничего не замечают, одним словом, всё как обычно, пока не вмешались вышестоящие инстанции. И таких примеров можно найти множество.

Мусорная дань

Парадокс заключается ещё и в том, что несанкционированные свалки растут как грибы, а малый и средний бизнес, общественные и некоммерческие организации в буквальном смысле стонут от нереально высоких счетов, выставляемых рециклинговыми компаниями. Арбитражные суды завалены исками. В 2020 году были приняты нормативы накопления отходов для юридических лиц, исходя не из количества офисных работников, а из количества квадратных метров. В результате счета взлетели даже не разы, в десятки раз! Это поставило весь бизнес в крае на колени перед региональными операторами, но что самое главное, это позволило региональным операторам безнаказанно залезть в бюджеты всех уровней, и перекачивать деньги из государственного кармана на свои счета. Если сравнить тендеры на вывоз мусора в бюджетных организациях, возьмите хотя бы УДИБ, или департаменты, или органы власти – сумма за вывоз мусора для красноярских учреждений выросла в десятки раз с 2020 года. Один только пример за вывоз мусора из Красноярского Дома журналиста (2 штатных работника на 264 квадратных метра) сумма выросла с 200 рублей до 9000 в месяц в 2020 году, в 45 раз! Формирование тарифов Федерация отдала на откуп местным чиновникам… Как эти тарифы и такие нормативы накопления ТКО протащили в 2020 году, сейчас разбирается краевая прокуратура. Но почему при столь чудовищных тарифах в Красноярске нет, и в ближайшее время не предвидится внятной программы по утилизации, сортировке и переработке мусора? При этом муниципальные образования фактически остались наедине с мусорной реформой, возложенной на них федерацией… Сложившая ситуация позволяет региональным операторам бесконтрольно обогащаться, собирая, по сути дела, не плату за услуги, а дань и при этом, фигурально выражаясь, валить мусор под ближайший куст. Можно, конечно, при этом, время от времени сажать под домашний арест или даже на нары очередного зарвавшегося «мусорного короля», но проблемы это никак не решит…