Деньги вернутся по колее «1520»

Почему операторы финансовых схем по отмыванию и выводу денег за рубеж рассчитывают на спасение.

В новых условиях наработанные связи архитекторов крупнейшей сети по отмыванию и переводу на запад финансовых средств могут быть востребованы. Так, родственники легендарного полковника МВД Дмитрия Захарченко, а также его влиятельные знакомые, добиваются выплаты им 8,5 млрд руб.

Для этого они подали иск о пересмотре судебного решения, принятого в 2017 году, которое стало основанием конфискации этих самых 8,5 млрд руб. В марте этого года в силу вступили поправки к антикоррупционному законодательству об изъятии денег чиновников, законность получения которых невозможно доказать. Они узаконили это изъятие и одновременно… сделали незаконными все конфискации, проводившиеся в похожих условиях до принятия нынешних поправок. Так считает автор заявления адвокат Валерия Туникова, которая и подала соответствующее заявление в Никулинский суд Москвы.

Борьба за миллиарды

В сумму 8,5 млрд руб оценивается стоимость изъятых в ходе обысков у Дмитрия Захарченко наличных средств (374 млн руб, $140 млн и €2 млн — по тогдашнему курсу). В декабре 2017 года суд постановил изъять у семьи Захарченко эти деньги и направить их в доход государства. Туда же ушли 27 объектов недвижимости, четыре автомобиля и золотой слиток. В июне 2019 года суд приговорил Захарченко к 13 годам лишения свободы и к штрафу в 117 млн руб по делу о получении взятки и воспрепятствовании правосудию.

После чего почти сразу началась борьба за потерянные миллиарды, которая, впрочем, ни к чему не привела. Пока.

Дело в том, что сегодня в стране сложилась совершенно иная ситуация. И сейчас навыки группы банкиров и «решал», создавших международную систему, способную перекачивать десятки миллиардов долларов США под носом у регуляторов разных стран, могут быть неожиданно востребованы в новых условиях. В своем заявлении Туникова требует не только отмены решения о конфискации средств, но и пересмотра самого дела.

Эти требования были озвучены в процессе слушания второго дела Дмитрия Захарченко — по обвинению уже в получении взяток в размере 1 млрд 413 млн руб, которые, согласно обвинению, экс-полковник получил за «крышевание» незаконных финансовых операций. В результате срок пребывания за решеткой для Захарченко может увеличиться методом частичного сложения еще на четыре с половиной года, а штраф — вырасти на 500 млн руб.

Из упомянутых полутора миллиардов (они, кстати, вошли в те самые 8,5 конфискованных миллиардов) один миллиард, по версии следствия, Захарченко получил от Валерия Маркелова — совладельца «Группы компаний 1520». Маркелов проходит по второму делу Захарченко, ему угрожает 12 лет строгого режима, и все те же 500 млн штрафа.

Возможность для освобождения

Тем более интересно, что адвокат Валерия Маркелова Александр Гофштейн увидел в такой ситуации возможность для освобождения своего клиента.

Основанием для такого решения, по мнению адвоката, может и должно стать заболевание, препятствующее нахождению под стражей — аденогенный рак поджелудочной железы с метастатическим поражением печени четвертой стадии. Но что-то подсказывает, что причины освобождения могут быть связаны не только с этим заболеванием.

«Группа 1520» была одним из самых активных поставщиков бюджетных денежных средств в систему «ландромат», которая разводила их по западным юрисдикциям. Где-то в этих юрисдикциях «затерялся» и бывший главный железнодорожник Владимир Якунин. А, если верить распространившимся по сети материалам, одним из ключевых вопросов, интересовавших следователей, были связи «ландромат» с международной банковской системой.

На суде один из активнейших операторов рынка теневых финансовых услуг Владимир Антонов рассказал, как работала крупнейшая площадка отмывания денег. И упомянул, что в системе была задействованы не только прибалтийские банки со сомнительной репутацией, но и вполне почтенные западные учреждения — UBS, Julius Baer, Credit Suisse. Подобная информация в наше время имеет огромную ценность — не только юридическую, но и вполне оперативную. И связи с ней могут во многом способствовать освобождению бывших операторов.