Катя Розенберг

Гособвинитель по делу Сафронова захотел в туалет

В деле экс-журналиста тайно допросили свидетелей.

Как стало известно “Ъ”, Мосгорсуд допросил двух первых свидетелей по уголовному делу обвиняемого в госизмене в форме шпионажа бывшего спецкора “Ъ” и «Ведомостей», советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова. Из-за секретности проходящего за закрытыми дверями процесса защита не смогла назвать имена и род занятий свидетелей, лишь отметив, что ничего подтверждающего вину их доверителя сказано не было. При этом, по словам адвокатов, суд не разрешил передать подсудимому собранные защитниками доказательства невиновности, а апелляционная инстанция прекратила производство по поданной полгода назад жалобе на действия следователей ФСБ, не разрешавших делать выписки даже несекретных данных из материалов расследования.

О предстоящем допросе в Мосгорсуде первых свидетелей по делу Ивана Сафронова защита узнала в понедельник. Тогда, как пояснили “Ъ” адвокаты, они просили сделать перерыв в слушаниях хотя бы на один день. Во вторник они хотели навестить своего подзащитного в СИЗО «Лефортово», чтобы детально проработать с ним тактику и стратегию защиты на процессе. Сделать это непосредственно в зале суда крайне проблематично. Конвой, как правило, не мешает общаться Ивану Сафронову с адвокатами, но это, по словам последних, выражается в обмене довольно короткими репликами и мнениями, а речь о подробном обсуждении определенных вопросов, естественно, не идет.

Более продолжительные беседы, например после завершения слушаний, конвой пресекает, а суд объясняет это порядком содержания под стражей, предлагая общаться именно в условиях СИЗО. «Нормально поговорить можно только при личной приватной встрече в кабинете для свиданий, но попасть туда довольно проблематично»,— сообщил “Ъ” один из защитников журналиста, президент адвокатской палаты Удмуртии Дмитрий Талантов. Он уточнил, что для прохода в «Лефортово» среди адвокатов существует своеобразная очередь, а «счастливый билет» на проход для свидания с клиентом каждому из них выпадает примерно один раз в месяц.

Однако воспользоваться этой возможностью «тройка» Мосгорсуда защите Ивана Сафронова не дала, объявив, что прокуроры запланировали именно на 19 апреля допрос свидетелей, хотя ранее представители обвинения категорически отказывались заранее сообщить защите, какие именно материалы они намерены оглашать на предстоящем заседании или кого вызвать на него.

«В этот раз они сообщили, что свидетели очень важны, а прибыть в другое время они просто не смогут, в связи с чем нам и отказали в переносе заседания»,— пояснил господин Талантов, сообщив, что эти люди во вторник действительно явились в суд. Правда, по его словам, никаких данных о необходимости визита именно в этот день и невозможности прибыть в другой представлено не было. Говорить о характере работы или личностях свидетелей адвокат категорически отказался, сославшись на секретный характер дела.

«Могу сказать одно: никаких данных, подтверждающих вину Ивана Сафронова в инкриминируемых ему деяниях, предоставлено не было»,— сказал защитник, отметив, что он с коллегой Дмитрием Катчевым и самим подсудимым весьма активно задавали вопросы стоявшим за трибуной свидетелям, но некоторые из них были сняты судом, так как касались доказательств, еще не исследованных в процессе.

Это вызвало возмущение стороны защиты, так как она ранее просила отложить вызов свидетелей до изучения всех письменных и иных доказательств. В итоге защитники попросили суд не заканчивать допрос, а предусмотреть возможность дополнительного вызова и явки свидетелей в заседание, но получили ответ суда, что они сами могут найти и самостоятельно пригласить в процесс для дачи показаний этих свидетелей.

«Это совершенно нереально, я даже не могу придумать, как с учетом их статуса и занимаемого положения привести таких свидетелей в суд»,— заявил “Ъ” Дмитрий Талантов. Он также отметил, что во время допроса свидетелей у защитников произошла небольшая стычка с основным гособвинителем Борисом Локтионовым, который курсировал по залу, поднося те или иные документы суду, на которых он хотел акцентировать внимание.

«Это не только отвлекало суд, но и мешало допросу, так как было плохо слышно, и я попросил уважаемого прокурора не ходить постоянно перед нами»,— рассказал один из адвокатов, объяснив, что в ответ прозвучала неожиданно резкая реплика представителя обвинения: «Ходят только в туалет». «Это уже какое-то хулиганство, я на некоторое время почувствовал, что нахожусь не в суде, а совсем в другом месте»,— сообщил господин Талантов.

Он также отметил, что суд отказал ему в просьбе передать подсудимому собранные им и его коллегами доказательства невиновности — документы о том, что якобы переданные Иваном Сафроновым иностранным разведкам данные имеются в открытом доступе. И теперь с учетом сорвавшегося свидания в «Лефортово» совершенно непонятно, когда и как материалы сможет увидеть обвиняемый.

Это обстоятельство, по убеждению адвокатов, снова нарушает право на защиту. Они также уточнили, что еще раз ходатайствовали перед судом, учитывая состоявшиеся выступления свидетелей, изготавливать по частям и предоставлять им протоколы заседаний, чтобы сопоставлять их с другими материалами.

Напомним, что ранее адвокаты уже просили об этом, ссылаясь на решение Конституционного суда, который такое позволяет делать в рамках длительных или закрытых процессов, но получили отказ. «Во вторник нам опять отказали»,— отметил господин Талантов, который уверен, что «раз за разом законные права стороны защиты в процессе сокращаются и скоро от них не останется и следа».

Стоит отметить, что сразу после завершения очередных слушаний по делу Ивана Сафронова его адвокаты направились в один из соседних залов, где уже апелляционная инстанция Мосгорсуда рассмотрела их жалобу на действия следствия ФСБ.

Как рассказывал “Ъ”, с сентября прошлого года было подано три жалобы на руководившего следственной бригадой СУ ФСБ полковника юстиции Александра Чабана. Дмитрий Талантов настаивал, что тот действовал незаконно, запрещая защитникам делать любые выписки даже несекретных данных из материалов расследования, отбирал личные записи, препятствовал проходу в следственное управление с письменными принадлежностями и даже с кодексами. Лефортовский райсуд в удовлетворении жалоб отказал, а в апелляционную инстанцию на обжалование по непонятным причинам пока попала только одна из них, третья по хронологии подачи, хотя также почти полугодовой давности.

«Производство по ней было прекращено, так как само дело уже рассматривается в суде по существу»,— пояснил господин Талантов, подчеркнув, что именно такого исхода и ожидал. По его словам, сами жалобы, в которых ставились вопросы о конкретных нарушениях норм закона, были «очень перспективными», но их целенаправленно «заволокитили», с тем чтобы не изучать подробно. Между тем в процессе по основному делу, куда их отослала апелляционная инстанция, подобные жалобы уже покажутся совершенно несущественными на фоне других, более важных вопросов.