В деле Владимира Соловьева нашли настоящих убийц

В покушении на журналиста подозревают троих судимых за убийства.

Басманный райсуд арестовал в среду еще троих предполагаемых участников подготовки покушения на известного телеведущего Владимира Соловьева. Все трое ранее были судимы за совершение убийств и других тяжких преступлений. Расследование в отношении одного из неонацистов, Андрея Пронского, обвиняемого в хулиганской перестрелке, только недавно было закончено, и 28 апреля он должен был предстать перед Тимирязевским райсудом Москвы.

Первого из предполагаемых неонацистов, Владимира Степанова, в суд доставил полицейский конвой с огромным догом. При этом подозреваемый, едва передвигавшийся с помощью костылей, вряд ли мог совершить побег или нападение на своих охранников. Не исходила опасность и от пары девушек, пришедших его поддержать.

Прежде чем суд для сохранения гостайны и обеспечения безопасности закрыл, как и накануне, заседание, подозреваемый Степанов успел рассказать, что он нигде не работает, не женат, детей не имеет, зато имеет судимость. В 2012 году он вместе с еще одним подозреваемым теперь в подготовке покушения на журналиста, Владимиром Беляковым (Скаут), получил по приговору Мосгорсуда, основанному на обвинительном вердикте присяжных, восемь и десять лет заключения соответственно.

Тогда молодые люди входили в группировку скинхедов, совершавшую убийства и нападения на почве межнациональной вражды. У станции метро «Беляево» они убили уроженца Армении, нанеся ему 11 ножевых ранений. Одного уроженца Средней Азии избили бейсбольными битами и ограбили на улице, другого едва не зарезали в вагоне электрички. А закончили обвиняемые тем, что ко дню рождения Адольфа Гитлера, 20 апреля 2010 года, у станции метро «Коньково» нанесли 22 ранения арабу, которого едва смогли спасти врачи.

Владимир Степанов и Владимир Беляков вышли условно-досрочно. «Пересмотрели срок»,— сказал на это Беляков. После этого он устроился охранником в одну из гостиниц. Владимир Степанов, когда за ним пришли сотрудники ФСБ, пытался скрыться, выпрыгнув в окно, но только повредил ноги.

Судимым оказался и еще один фигурант, Андрей Пронский. В 2012 году он сел за покушение на убийство в подмосковном Подольске, но был освобожден в связи с принятием к нему мер медицинского характера. Весной 2021 года, вскоре после освобождения, Пронский по обвинению в хулиганстве (ст. 213 УК), связанном с его участием в разборке футбольных фанов, по решению Головинского райсуда попал под домашний арест. Формально он был продлен до 28 апреля, когда хулиган должен был предстать перед Тимирязевским райсудом для рассмотрения своего дела по существу. Таким образом, получается, что инкриминируемое ему сейчас новое деяние, подготовку покушения, неонацист совершил, находясь пусть и не под самой строгой, но мерой пресечения.

Следует отметить, что все трое в суде подозрения в свой адрес отрицали, а их защита предлагала ограничиться домашним арестом. Суд же, удовлетворив ходатайства ГСУ СКР, отправил их в СИЗО до 25 июня.

Когда арестованного Белякова конвой вел по коридору, его отец крикнул: «Сына, держись». «Береги себя, уважаем»,— крикнула одна из девушек подследственному Степанову.

Накануне в Басманном суде по тому же делу арестовали еще двоих, один из которых был судим за наркотрафик (ст. 228 УК) и покушение на убийство.

Покушение инкриминируется арестованным и по новому делу. Вначале неонацисты, считает следствие, пытались воспрепятствовать профессиональной журналистской деятельности (ст. 144 УК), а потом решили взорвать Владимира Соловьева вместе с машиной и сбежать с паспортами этой страны на Украину, где их ждали агенты СБУ. Заговор, по данным ФСБ, был раскрыт на стадии наблюдения за будущей жертвой.