Андрея Трубкина сбили с «Темпа» хищений

На восемь лет осужден экс-руководитель поставщика аппаратуры для стратегических бомбардировщиков.

Как стало известно “Ъ”, Савеловский райсуд Москвы признал мошенником и приговорил к восьми годам колонии Андрея Трубкина — бывшего гендиректора научно-производственного предприятия (НПП) «Темп», выпускающего аппаратуру управления двигателями бомбардировщиков стратегического назначения Ту-22М3 и Ту-160М2. Как следует из приговора, он заказывал выполнение профильных и сопутствующих основной деятельности работ фирмам-однодневкам, а затем делил не отработанные по понятным причинам гонорары с подельниками, которых так и не удалось установить. Осужденному придется возместить более 100 млн руб., похищенных им у предприятия.

Как следует из вынесенного председательствующим на процессе судьей Дмитрием Зозулей приговора, 60-летний доктор экономических наук Андрей Трубкин был признан виновным в четырех эпизодах особо крупного мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и отправлен в колонию общего режима на восемь лет.

Пресс-секретарь Савеловского райсуда Мария Михайлова пояснила “Ъ”, что запрошенный гособвинителем срок для господина Трубкина был снижен судом на год, однако осужденному предстоит не только отбыть его, но и возместить потерпевшему от его действий НПП «Темп» ущерб в размере 102 млн 766 тыс. руб.

Напомним, коммерческой деятельностью Андрея Трубкина, возглавлявшего «Темп» с 2006 года, московская полиция заинтересовалась в самом начале 2013 года. Следователи УМВД по Северному округу столицы проверили тогда условия исполнения заключенного гендиректором Трубкиным контракта на замену кровли комплекса зданий НПП, расположенного на улице Правды в Москве. Осмотрев крыши, полицейские пришли к выводу, что выделенные предприятием на их ремонт 21,3 млн руб. были похищены в полном объеме, и возбудили дело №1 по соответствующей статье УК РФ.

Сначала — в отношении неких «должностных лиц НПП», возможно причастных к особо крупному мошенничеству, однако уже весной того же года акционеры предприятия, не дожидаясь развития событий, сняли гендиректора Трубкина с должности, и тот спешно покинул «Темп». К концу того же года бывший управленец стал уже обвиняемым в хищении «кровельных» средств. Более того, полиция исследовала всю его коммерческую деятельность за почти семь лет руководства предприятием, придя к выводу о том, что средства «Темпа» расхищались «масштабно и системно».

Как следовало из обвинений, Андрей Трубкин периодически заключал договоры на выполнение профильных разработок НПП и обеспечивающих его деятельность работ со сторонними организациями, среди которых оказались аффилированные с ним самим фирмы-однодневки.

На счета «пустышек» глава «Темпа», как оказалось, регулярно делал солидные перечисления, однако заявленные в контрактах работы партнеры гендиректора по понятным причинам не выполняли. Так и не установленные следствием подрядчики, согласно бухгалтерской отчетности «Темпа», не только перекрывали крыши НПП, но и реконструировали «производственные мощности предприятия», включая его гальванический участок, устанавливали на предприятии автоматизированную систему управления и программное обеспечение. Более того, неизвестные конструкторы, согласно выводам полиции, создали по заданию гендиректора НПП некую «научно-техническую продукцию» стоимостью 26,4 млн руб., рассчитали на прочность «элементы конструкций» за 11,7 млн руб. и даже «разработали методы моделирования гидромеханической аппаратуры управления воздухозаборниками», за которые управленец перечислил авторам 9,1 млн руб.

При этом на официальном сайте ОАО «НПП "Темп" им. Ф. Короткова» говорится, что предприятие является стратегическим в оборонно-промышленном комплексе России и занимает лидирующие позиции в области разработки гидромеханических и электронных агрегатов систем топливопитания, автоматического управления и контроля для авиационной, морской и наземной техники военного, специального и гражданского назначения. На «Темпе» работают более 500 специалистов, а его системами управления оснащены все без исключения гражданские и военные модели российских самолетов, включая стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-22М3 и Ту-160М2. На НПП открыто постоянно действующее военное представительство Минобороны.

По итогам всех проверок к концу 2013 года Андрея Трубкина обвинили в восьми эпизодах особо крупных хищений.

По версии следствия, коммерсант, действуя в группе со своими подельниками из числа владельцев фирм-пустышек, просто снимал перечисленные НПП деньги с их счетов и «распоряжался ими по собственному усмотрению». Полиция вменила господину Трубкину и его неустановленным подельникам ущерб на общую сумму более 200 млн руб., однако довести его уголовное дело до суда с первого раза не удалось.

Следствие тогда не стало обращаться в суд за арестом Андрея Трубкина, ограничившись взятием с него подписки о невыезде, и пожилой ученый сразу после предъявления ему обвинения скрылся. Его объявили в федеральный розыск, но сразу не нашли, и уголовное дело пришлось приостанавливать.

Только к февралю 2019 года оперативникам угрозыска удалось выяснить, что все это время конструктор скрывался в частном доме своей подруги в Подмосковье и даже периодически выезжал в столицу, используя документы своего брата Александра, на которого очень похож.

Во время одной из таких поездок его и задержали. По решению Головинского райсуда беглец попал в СИЗО №5 «Медведь» и больше оттуда уже не выходил. На вопрос “Ъ”, почему содержание обвиняемого под стражей затянулось на три года и три месяца, его защитник Евгения Голец ответить не смогла. Как пояснила она “Ъ”, каждое продление ареста господину Трубкину обжаловалось в вышестоящих судебных инстанциях. Защита апеллировала к тому, что доверитель является «человеком преклонного возраста и инвалидом 2-й группы», перечисляла былые заслуги ученого перед российской авиапромышленностью, однако «оснований для изменения меры пресечения суды не нашли». «Мой клиент потерял в тюрьме здоровье, но сохранил твердость духа и желание доказать свою непричастность к инкриминируемым преступлениям»,— заявила “Ъ” адвокат Голец, которая обжалует приговор. В НПП от комментариев воздержались.