Полмиллиона долларов у Ильи Клигмана умыкнули «Рысью»

Арестованы предприниматели, вызвавшиеся за миллион долларов урегулировать вопрос с уголовным преследованием экс-главы банка "Агросоюз".

Главное следственное управление (ГСУ) СКР по Москве возбудило уголовное дело в отношении гендиректора международного фонда «Афроком», вице-президента фонда «Росполитика» Игоря Юрасова и бывшего президента ХК «Рысь» СОБР МВД России, мужа певицы Согдианы Башира Куштова. Они обвиняются в покушении на мошенничество в особо крупном размере — попытке хищения $1 млн у заочно арестованного и находящегося в международном розыске экс-бенефициара разорившегося банка «Агросоюз» Ильи Клигмана за прекращение его уголовного дела, находящегося в производстве МВД. Оба фигуранта сознались и дали показания друг на друга.

Уголовное дело в отношении гендиректора международного фонда «Афроком» (оказывает содействие в продвижении и защите российских торгово-экономических интересов на рынках Африки), вице-президента фонда «Росполитика» Игоря Юрасова и в прошлом президента ХК «Рысь» СОБР МВД России, мужа певицы Согдианы Башира Куштова на днях было возбуждено ГСУ СКР по Москве по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере). Поводом для этого стало заявление в правоохранительные органы доверенного лица банкира Ильи Клигмана Сергея Герасименко, в прошлом акционера рухнувших Арксбанка, РУБанка и Дил-банка.

Как было установлено в ходе предварительного следствия, осенью 2019 года гендиректор «Афрокома» Игорь Юрасов и предприниматель Башир Куштов, зная о том, что в производстве следственного управления ГСУ ГУ МВД России по Москве находится уголовное дело о хищении (ч. 4 ст. 159 УК РФ) участниками организованного преступного сообщества (ст. 210 УК РФ) 7 млрд руб. из банка «Агросоюз», вышли на Сергея Герасименко, сообщив ему, что проживающий в Германии Илья Клигман может стать пятым фигурантом этого резонансного уголовного дела. Сейчас хищения инкриминируются бывшим топ-менеджерам банка Станиславу Шеловскому и Андрею Сомову, экс-сотруднику МВД Денису Макарцеву и ранее судимой за финансовые махинации Наталье Петренко, отвечавшей за черную бухгалтерию. По версии следствия, из банка они похитили около 7 млрд руб.

Решальщики утверждали, что у них есть «серьезные» выходы на ключевые фигуры в силовых ведомствах, с помощью которых можно решить вопрос о непривлечении господина Клигмана к уголовной ответственности.

В случае согласия финансисту было предложено выплатить $1 млн, значительную часть которого, правда, будет передана «должностным лицам правоохранительных органов».

Переговоры с господином Герасименко, которые проходили в различных ресторанах Москвы, закончились тем, что он в декабре 2019 года передал решальщикам первый транш в $500 тыс. В течение длительного времени, как казалось заявителю, все шло нормально. Однако в апреле 2021 года ГСУ ГУ МВД по Москве заочно обвинило господина Клигмана как бенефициара «Агросоюза» и его правую руку Евгения Урина, младшего брата скандально известного экс-банкира Матвея Урина, в создании (ст. 210 УК РФ) организованного преступного сообщества. Причем Илья Клигман стал в деле, по версии следствия, организатором махинаций по выводу денежных средств из банка.

Такой поворот событий, естественно, не устроил господ Герасименко и Клигмана, которые, поняв, что их просто кинули на полмиллиона долларов, обратились в ФСБ с заявлением о преступлении.

Дальнейшие переговоры, в ходе которых господин Герасименко пытался вернуть у решальщиков деньги или добиться от них выполнения обязательств, проходили уже под контролем сотрудников спецслужбы. После того как оперативниками было собрано достаточно доказательств причастности Башира Куштова и Игоря Юрасова к преступлению, они были задержаны и доставлены в столичный ГСУ СКР. Обоим следователи предъявили обвинение в покушении на мошенничество, которое фигуранты полностью признали.

Несмотря на это, Пресненский райсуд Москвы по ходатайствам следствия арестовал обоих на два месяца. Свои обращения в суд представители следственного главка мотивировали тем, что обвиняемые совершили тяжкое преступление корыстной направленности. А исходя «из личностей обвиняемых», следствие считает, что, оказавшись на свободе, они могут скрыться, воздействовать на свидетелей, а также тех лиц, которые еще не допрошены в рамках уголовного дела, с тем чтобы склонить их к отказу от дачи показаний или их изменению.

При этом следует отметить, что на дело самого Ильи Клигмана история с решальщиками никак не повлияла.