Максим Ченгаев

Соловьёв и Куйвашев — враги навек

Уже второй месяц большая часть эфира программ Владимира Соловьёва посвящена двум темам: спецоперации на Украине и её противникам в Екатеринбурге. 

Если позиция Соловьёва по спецоперации давно известна, то каждое проклятье в адрес уральских властей звучит оригинально. Да и ответы на выпады следуют более чем талантливые. Затянувшаяся пиар-игра пока устраивает обе стороны. Попытки Кремля остановить её проваливаются одна за другой.

Неудавшиеся переговоры

Представители Администрации президента как минимум дважды предпринимали попытки примирить телеведущего Владимира Соловьёва с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым. В мае кремлёвские чиновники обратились с просьбой выступить в качестве посредника к владельцу ГК «Сима-ленд» Андрею Симановскому. Ставка была на то, что уральский бизнесмен одновременно входит в ближнее окружение губернатора и является другом пропагандиста. Кроме того, Симановский – спонсор запущенных обеими сторонами проектов.

Как сообщил «Октагон.Урал» осведомлённый источник, бизнесмен провёл переговоры, но и Соловьёв, и Куйвашев отказались делать публичные шаги навстречу друг другу.

«Хрюканина» отменяется, а претензии к губернатору – нет

Ещё одной формальной попыткой сгладить конфликт стало появление в эфире «Соловьёв LIVE» другого друга губернатора – художественного руководителя Уральского государственного театра эстрады Александра Новикова. В конце апреля он выступил на стороне Евгения Куйвашева, в крайне резкой форме прокомментировав заявление Соловьёва о том, что Екатеринбург превратился в «центр мерзотной либероты», а у свердловского губернатора есть «уралмашевское прошлое» (ОПС «Уралмаш» – действовавшая на территории Екатеринбурга в 90-х годах прошлого века преступная группировка». – τ.).

На днях Соловьёв и Новиков провели в эфире вполне дружеский разговор: журналист неоднократно назвал Новикова патриотом, а худрук в свою очередь оправдал слова телеведущего о «мерзотной либероте»:

«Мразоты этой, либероты, как вы её называете, и совершенно, может быть, справедливо. Она тоже завелась здесь, но какое-то время на неё не очень сильно обращали внимание. И она расплодилась тут, потому что, знаете, ведь нацизм и сатанизм плодятся под покрывалом толерантности».

Но когда Владимир Соловьёв задал вопрос, почему Евгений Куйвашев отказывается делать публичные заявления о поддержке военной спецоперации на Украине, разговор зашёл в тупик.

«Я, положа руку на сердце, говорю за него как за своего друга. Он действительно за. Но губернатор… не может принимать какую-либо сторону в агрессивном таком порядке», – попытался оправдать соседа по лестничной площадке Новиков.

«Он не может делить общество на красных, белых и так далее. Задача любого губернатора – сгладить ситуацию и сделать так, чтобы протестующие, противоборствующие стороны могли найти какой-то консенсус».

Александр Новиков | художественный руководитель Уральского государственного театра эстрады

«Это от лукавого. Какой компромисс? На одной стороне правда, на другой – нацисты. Задача губернатора что – примерить одних с другими? Губернатор в первую очередь человек, которого выдвигает президент и за которого голосует народ. Он с кем? С испугавшимися? Как с Ургантом, что ли?» – спросил Соловьёв. Ответа на вопрос не последовало.

Бесы, деньги и проекты

Впервые Владимир Соловьёв обратил пристальное внимание на Екатеринбург весной 2019 года, когда в центре города прошли протесты против строительства храма Святой Екатерины. Пропагандист использовал в отношении участников несанкционированных акций самые жёсткие выражения. Называл их в эфире «психами больными, которых надо лечить», «скотами», «уродами», но наибольшую известность получило словосочетание в отношении всего Екатеринбурга – «город бесов». Довольно быстро оно стало интернет-мемом, а у жителей уральской столицы стали популярны майки и наклейки с этим выражением.

После храмовых протестов в Екатеринбург приезжали несколько аналитических групп, направленных Администрацией президента. Они пришли к выводу о необходимости усиления в регионе информационно-патриотической работы.

Для решения этой задачи были созданы новые СМИ и телеграм-каналы.

В частности, осенью 2019 года начало работу издание «Лампа», одним из идеологов которого стал Владимир Соловьёв. С телеведущим также сотрудничали патриотически настроенные общественники и запускавшее телеграм-каналы издание URA.RU. Сам пропагандист открыл в Екатеринбурге редакцию своего федерального канала под названием «УралLIVE».

По данным информированного собеседника «Октагон.Урал», финансирование проектов могло идти из двух источников. Средства перечислялись из Москвы и поступали от региональных спонсоров. В пул последних вошёл Андрей Симановский.

Спецтишина

Последующие два года показали, что попытка демонизировать Екатеринбург, представив его в качестве центра протестной активности всей России, была не в полной мере оправданной. В период пандемии общественно-политическая активность жителей города свелась к минимуму. Исключения составляли редкие акции в поддержку Алексея Навального* (признан физлицом, причастным к экстремистской деятельности и терроризму). Но число их участников (максимум несколько тысяч) по отношению к общему числу населения города (около полутора миллионов) выглядело незначительным. Тускнеющую повестку иногда разбавляли провокационные высказывания в соцсетях экс-мэра Евгения Ройзмана и группы оппозиционных депутатов.

и даже пикеты, прошедшие в декабре прошлого года против строительства термального комплекса «Баден-Баден» на озере Шарташ, не имели никакого отношения ни к политике, ни к религии.

Изменилась и межэлитная структура свердловской столицы. Лишились своих постов либо переехали в другие регионы ключевые оппоненты Куйвашева и критиковавшие его журналисты.

Преодолено противостояние между главой Екатеринбурга и городской думой. Благодаря этому исчезли основные драйверы протестов, их спонсоры и заинтересованные в них лица.

После начала спецоперации на Украине уровень политической активности екатеринбуржцев окончательно перестал выбиваться из среднего уровня по стране. Дальнейшему её снижению поспособствовал отъезд за границу критически настроенных к властям журналистов и политологов. Оставшиеся в городе общественники пытаются найти общий язык с руководством и место в его проектах.

В этих условиях начали выдыхаться уральские СМИ – как привыкшие работать в протестной повестке, так и несущие населению дух патриотизма. И те и другие к концу апреля стали испытывать сильнейший дефицит информационных поводов. И тогда им на помощь пришёл Владимир Соловьёв с новой порцией критических высказываний о Екатеринбурге и его жителях, возродив в них почти забытые местнические настроения.

Тогда же появился мем про «хрюканину». Именно после этого в защиту Екатеринбурга начали выступать ведущие свердловские политики, а в соцсетях стали множиться комментарии о поддержке их позиции, о поддержке уральского, а не московского патриотизма. Дальнейшая эскалация конфликта может потребовать делегирования из Москвы новых аналитических групп, которые смогут принимать решения о выделении новых бюджетов на патриотическое воспитание уральцев и расширении финансирования действующих каналов. Бывают случаи, что денег, как и патриотизма, много не бывает.