Бывшая Сечина и Каширские роднички

Чекисты Кулюкины не сберегли миллионы от Генпрокуратуры

Генпрокуратура снова хочет конфисковать подозрительные доходы семьи чекистов.

Как стало известно “Ъ”, Генпрокуратура продолжила борьбу с коррупционными доходами семьи экс-сотрудников ФСБ Кулюкиных. У супругов, участвовавших в закупке сухпайков для спецслужбы, было обнаружено более двухсот действующих счетов в различных банках, а также недвижимость, стоимость которой существенно превышала их официальные заработки. Конфисковав активы Кулюкиных-старших, утверждавших, что они лишь размещали в банках средства, поступившие от родственника с Украины, надзор подал иск к их сыну, также служащему в ФСБ и имеющему, по версии истцов, подозрительные доходы.

В Щербинский райсуд Москвы, по данным “Ъ”, поступил иск первого заместителя генерального прокурора Анатолия Разинкина, ответчиком по которому выступает Владислав Кулюкин. В суде “Ъ” не раскрыли суть исковых претензий к нему, отметив, что заявление только поступило и в автоматическом режиме распределено судье. Однако та еще не вынесла решение о принятии иска к производству.

По данным “Ъ”, Владислав Кулюкин, выступающий ответчиком, так же, как и его родители, имеет отношение к ФСБ. И у него также были обнаружены неподтвержденные доходы.

Они, утверждает источник “Ъ”, гораздо скромнее, чем у других членов семьи Кулюкиных, и составили порядка 6–7 млн руб. Тем не менее процесс обещает стать громким, особенно учитывая, что тот же Щербинский райсуд уже разбирался с активами отца и матери Владислава Кулюкина.

Генпрокуратура, надзирая за уголовным делом о махинациях (ч. 4 ст. 159 УК) при закупке индивидуальных рационов питания через ООО «Оборонпродкомплект» для Росгвардии и МВД, установила, что они совершались и с сухпайками, приобретаемыми ФСБ.

Подозрения о получении коррупционных доходов пали на бывшего начальника 3-го отделения 2-го отдела 2-й службы управления материально-технического обеспечения 7-й службы ФСБ России Михаила Кулюкина и его супругу Татьяну Кулюкину, работавшую в кадровой службе того же управления.

У них проверяющие обнаружили 385 счетов. Михаил Кулюкин в период с 2009 по 2020 год открыл 253 счета в 35 банках. Его супруга с 2013 по 2020 год — 132 счета в 33 банках. Правда, действующими к моменту разбирательства были всего 203 счета, в том числе в Сбербанке, ВТБ, ПСБ, «Уралсибе», Связьбанке, банке «Санкт-Петербург» и проч.

Михаил Кулюкин, у которого зарплата в ФСБ являлась единственным источником дохода, в период с января 2009 года по декабрь 2016 года, заинтересовавший надзор, официально получил 9,8 млн руб., а его супруга — 7,5 млн руб. Их совокупный доход едва превысил 17,2 млн руб., с которого, в свою очередь, был выплачен подоходный налог по ставке 13%. При этом по состоянию на 2009 год в собственности супругов находилось по 1/3 доли квартиры, приобретенной за четыре года до этого, а также гараж и автомобиль «Москвич-2141».

В ходе же обысков у супругов были обнаружены ювелирные изделия, оцениваемые в 700 тыс. руб., а на их счетах в банках нашли 149 млн 835 тыс. 436 руб., а также $43 тыс.

При этом, как установил надзор, еще часть незаконных доходов была использована господами Кулюкиными в 2012–2013 годах на приобретение двух квартир кадастровой стоимостью более 31 млн руб., а также еще одного гаража. Причем одна из квартир была оформлена на мать господина Кулюкина, гражданку Украины, пенсионерку, практически не имевшую доходов.

На Украине нашелся и претендент на счета — брат чекиста, заявивший, что именно он предоставлял родственнику деньги, которые тот размещал в банках.

Однако ему ни надзор, ни суд первой инстанции не поверили, поскольку родственник не представил никаких документов, подтверждающих передачу средств сотруднику ФСБ.

Решением Щербинского райсуда Москвы у господ Кулюкиных конфисковали две квартиры и гараж, а также 117 млн 969 тыс. 362 руб. и $43 тыс. Поскольку иск Генпрокуратуры был удовлетворен частично, она обратилась в апелляционную инстанцию Мосгорсуда. Благодаря ее решению в доход государства добавилось еще 16 млн руб. Жалобы ответчиков все судебные инстанции отклонили, указав, что «нарушений норм материального или процессуального права при разрешении настоящего спора судом допущено не было, в связи с чем оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений не имеется».