Илья Михальчук

СКР искал деньги чешского банка шесть лет

Громкое дело о хищениях в Первом российско-чешском банке начали рассматривать 6 лет спустя после отзыва лицензии и лишь с четвертой попытки.

Как стало известно “Ъ”, Басманный суд Москвы начал рассмотрение по существу скандального уголовного дела бывшего вице-президента обанкротившегося шесть лет назад Первого чешско-российского банка (ПЧРБ) Дмитрия Меркулова. Экс-банкиру, находящемуся под подпиской о невыезде, инкриминируют растрату. Ранее столичные суды, включая тот же Басманный, трижды возвращали собранные СКР материалы на доследование, признавая, что следователи допустили серьезные нарушения УПК, в том числе в трактовке якобы совершенного преступления.

Новый процесс по делу господина Меркулова должен был стартовать в Басманном суде еще несколько недель назад. Однако еще в самом начале слушаний адвокаты обвиняемого в особо крупной растрате (ч. 4 ст. 160 УК РФ) заявили ходатайство о возврате дела в Генпрокурору из-за имеющихся в обвинительном заключении нарушений УПК. Прокурор был не готов к такому развитию событий, попросив время для детального изучения доводов адвокатов.

В итоге только в пятницу судья Евгения Николаева отказала в удовлетворении просьбы защиты, согласившись с мнением гособвинителя, что препятствий для рассмотрения дела не имеется. Впрочем, сразу же суд, даже не дождавшись оглашения позиции обвинения, объявил перерыв в слушаниях — теперь уже до начала августа.

«Мы привели все те же доводы, которые озвучивались ранее и которые подтверждены ранее вступившим в силу решением другого суда, но нас не услышали»,— заявил “Ъ” адвокат Дмитрия Меркулова Сергей Старовойтов, отметив, что его подзащитный продолжает настаивать на своей невиновности и намерен «до конца отстаивать свое честное имя».

Защитник особо отметил, что это уже четвертая попытка начать рассмотрение дела его доверителя. Первоначально, еще в 2018 году, как сообщал “Ъ”, собранные ГСУ СКР материалы были направлены в Никулинский суд, который их не принял. Потом они оказались в Симоновском суде, а позже — в Басманном. Каждый раз они возвращались через Генпрокуратуру следствию для «работы над ошибками». Впрочем, последний возврат был обжалован той же прокуратурой, которая только через кассационную инстанцию добилась его отмены с началом нового суда в ином составе.

СКР обвиняет Дмитрия Меркулова в растрате 475 млн руб. Преступление, по версии следствия, было совершено незадолго до отзыва у банка лицензии в июле 2016 года. Действовал господин Меркулов, как посчитали следователи, совместно с владельцем кредитного учреждения Романом Поповым и его заместителем Ольгой Арсентьевой. Оба они были объявлены в международный розыск, а дело в отношении них выделено в отдельное производство. По некоторым данным, чуть более года назад госпожа Арсентьева была задержана во Франции, но вопрос о ее возможной экстрадиции на родину до сих пор не решен. В итоге Дмитрий Меркулов оказался единственным фигурантом расследования наряду с «неустановленными следствием лицами». И именно ему одному вменили в вину реализацию за бесценок одного из помещений ПЧРБ на 2-й Брестской улице в центре Москвы, где размещалось одно из отделений кредитной организации.

Интересно, что ПЧРБ рухнул из-за низкого качества активов при «неадекватной» оценке взятых на себя рисков. При этом кредитное учреждение было создано по инициативе правительства Чехии в 1996 году, а позже было известно тем, что финансировало «Национальный фронт» Марин Ле Пен, а ЦБ Ирана размещал там свои средства. Однако сам господин Меркулов утверждал, что к краху столь солидного банка он никакого отношения не имел, как и к выводу средств. Более того, ранее суды, возвращая его дело на доследование, отмечали, что нежилые помещения из-под контроля организаторов преступления — господ Попова и Арсентьевой, несмотря на формальную передачу в пользу третьих лиц, не выходили, и они сохранили возможность распоряжаться ими по своему усмотрению. Об этом говорили и защитники Дмитрия Меркулова, подчеркивая ранее прозвучавшие на слушаниях утверждения о создании следствием «правовой неопределенности».

«В обвинении говорится о корыстном умысле моего доверителя, но не раскрываются мотивы, которые должны быть объяснены следствием в соответствии с нормами УПК»,— заявил господин Старовойтов.

Стоит также отметить, что его клиент является обвиняемым и по делу о масштабных хищениях в также разорившемся банке «Таурус». Однако в состав фигурантов, которым, как сообщал “Ъ”, в прошлом году был вынесен обвинительный приговор, он не вошел, оставшись в деле, расследование которого продолжается.