Катя Розенберг

Потанину прилетело за Росбанк

Великобритания ввела ограничения против Владимира Потанина и ряда других бизнесменов.

Крупнейший акционер и президент ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин, наряду с несколькими другими известными российскими бизнесменами, включен в санкционный список Великобритании. По мнению юристов, это создает санкционные риски и для самого «Норникеля». Чтобы их минимизировать, может потребоваться уход господина Потанина с поста главы ГМК, как это уже сделал ряд других попавших в черные списки топ-менеджеров и владельцев компаний. До сих пор Запад избегал прямых санкций против «Норникеля», учитывая его ключевую роль в поставках никеля и палладия на мировой рынок.

Великобритания ввела санкции против Владимира Потанина, который оставался одним из немногих крупных российских бизнесменов, еще не попавших в черный список (.pdf) страны. До сих пор господин Потанин был только под санкциями Канады. Введенные ограничения означают запрет на въезд в страну и заморозку активов бизнесмена в Великобритании в случае их обнаружения.

В качестве причины МИД Великобритании указал на приобретение «Интерросом» Владимира Потанина Росбанка у Societe Generale в апреле. В обосновании говорится, что этот банк ведет деятельность в российском финансовом секторе, «который имеет стратегическую важность для правительства России». Также под санкции попали некоторые другие российские бизнесмены, в том числе Руслан Байсаров (ключевой актив — строительный подрядчик ГК «Бамтоннельстрой-Мост»), председатель совета директоров угольной компании «Колмар» Анна Цивилева, а также контролирующие акционеры соответственно «Русснефти» и «Нефтисы» Саит-Салам Гуцериев и «М.Видео» Саид Гуцериев (брат и сын Михаила Гуцериева).

Ключевой актив Владимира Потанина — 36% в крупнейшем в мире производителе никеля и палладия «Норникеле», бизнесмен также возглавляет компанию.

До сих пор санкции обходили «Норникель», вероятно, из-за его критически важной роли на мировом рынке цветных металлов.

Последствия решения Великобритании для компании пока неясны, но рынок уже начал закладывать риск-премию в котировки. Так, в ходе торгов 29 июня цена на палладий на Comex росла на 8%, превышая $2 тыс. за тройскую унцию, затем немного скорректировалась. Цена никеля на Лондонской бирже металлов (LME) в ходе торгов росла на 9%, затем рост сократился до 4% ($24 тыс. за тонну). Акции «Норникеля» на Мосбирже к 19:00 мск снизились на 3%, до 17,7 тыс. руб. за бумагу.

Европа остается ключевым рынком сбыта для ГМК. По итогам 2021 года доля региона в выручке «Норникеля» ($17,1 млрд) составляла 52%. Доля европейского рынка в выручке «Норникеля» от продаж палладия составляет 42%, при этом палладий в 2021 году принес компании $6,6 млрд (39% от всей выручки). В марте ЕС закупил рекордный за последние два десятилетия объем палладия — 164 тыс. тройских унций за €407 млн.

Согласно разъяснениям английского регулятора, персональные санкции распространяются на любую компанию, которой подсанкционное лицо владеет или которую контролирует, говорит старший юрист юридической фирмы Tomashevskaya & Partners Михаил Жужжалов: «Но если по критерию владения необходима доля в 50% в капитале прямо или косвенно во владении подсанкционного лица, то понятие контроля достаточно размыто и к контролируемым лицам могут быть отнесены и компании, в отношении которых есть просто разумные основания полагать, что подсанкционное лицо может обеспечить управление компанией в соответствии с его пожеланиями».

В результате «Норникель» может оказаться под санкциями уже ввиду того, что бизнесмен занимает должность президента компании, полагает он. Таким образом, британские контрагенты будут отказываться вести экономическую деятельность с компанией, пока Владимир Потанин занимает свою должность. В «Интерросе» и ГМК на запросы “Ъ” не ответили.

Владимир Потанин, глава «Норникеля», в интервью РБК 12 марта:

«План Б, как принято говорить, то есть переориентацию от наших традиционных рынков на какие-то другие, мы пока не рассматриваем, хотя, естественно, такой план у нас есть».

Вице-президент «Норникеля» Владимир Жуков в ходе презентации вечером 29 июня подчеркнул: «Мы как компания — не под санкциями. По крайней мере, официальными. Что касается влияния персональных санкций на нашего президента и крупного акционера, этот вопрос в настоящее время изучается юристами».

До сих пор российские бизнесмены, которые попадали под санкции, в основном старались сократить долю в капитале и выйти из органов управления своих компаний. Пост президента ЛУКОЙЛа покинул попавший под санкции Великобритании основатель компании Вагит Алекперов (он остался крупнейшим акционером, хотя и неконтролирующим). Глава совета директоров «СПБ биржи» Иван Тырышкин, который 29 июня тоже попал под санкции Великобритании, решил покинуть этот пост. Вечером того же дня стало известно о решении Саида Гуцериева выйти из состава совета директоров ПАО «ЭсЭфАй» и его дочерних компаний, а также продать свои доли в них.

Если «Норникель» все же попадет под британские санкции, у компании возникнут проблемы с продажей своего металла через LME.

В 2018 году при более жестких санкциях США в отношении «Русала» биржа вводила ограничение на торговлю российским алюминием. В апреле 2022 года биржа приостановила размещения на складах меди, в том числе «Норникеля», из-за введения Великобританией пошлины в 35% на импорт российского металла. Тогда же биржа подчеркнула, что на складах в стране металла из РФ нет. Торговля никелем через LME пока никак не ограничивалась.

Хотя «Норникель» и не под санкциями, компания испытывает логистические проблемы. Bloomberg 28 февраля сообщал, что в поставках палладия из России наблюдаются перебои, вызванные ограничением авиасообщения с Западом: металл обычно перевозился в грузовых отсеках пассажирских самолетов. Это заставило «Норникель» искать альтернативные пути поставок и перевести экспорт металла на хабы на востоке (см. “Ъ” от 18 мая).

Старший вице-президент ГМК Сергей Степанов 29 июня сообщил, что из-за санкций и логистических проблем компания лишилась половины традиционных поставщиков запчастей и оборудования, но ищет альтернативу, в том числе надеется начать работу с Китаем. Из-за проблем с поставкой оборудования компания может сдвинуть сроки реализации масштабного «серного проекта» в Норильском районе стоимостью $4,1–4,3 млрд, который был призван сократить выбросы диоксида серы на предприятиях. Тем не менее, по словам Сергея Степанова, компания рассчитывает выполнить как запланированную на этот год инвестпрограмму, так и заявленный производственный план — 205–215 тыс. тонн никеля и 2,4–2,7 млн унций палладия.