Bombardier не смог втиснуться в банкротство «Первой локомотивной компании»

ООО «Первая локомотивная компания» банкротится в московском арбитраже, инициатором и основным кредитором выступает АО «Энгельсский локомотивный завод» (ЭЛЗ), который успел подать иск о банкротстве ПЛК на один день раньше, чем она сама.

«ПЛК» под наблюдением

В середине прошлого десятилетия обе компании рука об руку работали над нашумевшим саратовским проектом — инновационным двухсистемным локомотивом, разработанным, как все тогда писали, канадским концерном Bombardier Transportation, а на самом деле его немецким подразделением Bombardier Transportation Gmbh.

Финансировался проект за счет АО «ВЭБ-Лизинг», «дочка» госкорпорации выделила на проект 6,4 млрд рублей. Но – не подарила и в 2019 году начала требовать с завода денежки назад. Но возвращать Энгельсскому локомотивному заводу было нечего, инновационную машину пристроить в РЖД не удалось. Планы по локализации завод провалил, в СНГ покупателей на TRAXX Russia F120MS не нашлось.

После того, как «ВЭБ-Лизинг» пошел в суд, «ЭЛЗ» начал слать иски к «ПЛК». В 2020-21 годах в саратовский арбитраж было подано 7 исков разного номинала: от 27,2 миллионов до 6,7 млрд, общей суммой около 9 миллиардов рублей. Так выяснилось, что владельцем конечного продукта – тепловоза — была «Первая локомотивная компания», а «ЭЛЗ» был производственной площадкой, причем «ПЛК» арендовала у завода, построенного вроде как на деньги «ВЭБ-Лизинга», производственные линии.

Брали москвичи у завода еще и деньги по договорам займа, заключавшимся в 2013-2016 годах. Арендную плату и займы энгельситы потребовали назад, выиграли все суды, а «ПЛК» итоги оспаривать не стала. Не дождавшись оплаты, «ЭЛЗ» инициировал банкротство москвичей.

Наблюдение в «ПЛК» арбитражный суд Москвы ввел 29 марта 2022 года. Самым крупным кредитором на данный момент вполне предсказуемо является Энгельсский локомотивный завод с внесенными в реестр требованиями на сумму свыше 8,9 млрд руб. Есть еще один серьезный кредитор — немецкая фирма Leadec BV &Со. KG, которая в трех инстанциях арбитража доказала, что «Первая локомотивная компания» должна ей 879,3 тысячи евро. Эта сумма перешла к немцам по договору цессии, долг переуступил итальянский производитель газовых воздухонагревателей Robur Prototyping & Materials GmbH.

На место в реестре претендует и энгельсское АО «Завод металлоконструкций», которое хочет получить с ПЛК 191,1 млн рублей, это требование суд рассмотрит по существу 5 июля.

Претензии направил и разработчик инновационного двухсистемного локомотива TRAXX Russia F120MS – Bombardier Transportation Gmbh (БТ ГмбХ). Компания хлопочет о включении в реестр кредиторов своих требований на 319,4 млн рублей, однако рассматривать по существу это ходатайство суд будет только 2 августа.

Немцы в возмущении

А кроме того, БТ ГмбХ вообще настроена воинственно и заявляет уже в апелляционной инстанции столичного арбитража, что инициатор банкротства и должник аффилированы друг другу, финансовые претензии «ЭЛЗ» нужно рассматривались в последнюю очередь, когда будут удовлетворены остальные требования, а временного управляющего суду следует избрать методом случайного выбора, а не по предложению крупнейшего кредитора.

Все это тянет на изрядный скандал! Но уже вторая инстанция столичного арбитража успешно гасит волну. Вот и на этот раз, вслед за АС города Москвы, судейская тройка 9 ААС указала, что действующее законодательство о банкротстве не содержит нормы, которая закрывает аффилированным лицам путь в реестр, либо автоматически понижает (субординирует) очередность их требований по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными.

Вместе с тем требование лица, контролирующего должника, должно быть субординировано, если оно основано на договоре, исполнение по которому предоставлено должнику в ситуации имущественного кризиса.

БТ ГмбХ указал, что деньги «ВЭБ-Лизинга» были почему-то направлены прежде всего на развитие ООО «ПЛК». Так, по бизнес-плану и меморандуму схема была такой: АО «ВЭБ-лизинг» предоставляет заемные средства в пользу АО «ЭЛЗ», а тот в свою очередь перечисляет эти средства в ООО «ПЛК» в виде займа.

Также завод в Энгельсе сдавал в аренду «ПЛК» имущество. И первая и вторая инстанции  отметили, что сам факт того, что средства уходили в ООО «ПЛК» когда у этой компании были отрицательные чистые активы, не означает, что АО «ЭЛЗ» совершал недобросовестные действия в отношении «Первой локомотивной компании». Но что там абзацем выше было сказано о договорах в момент имущественного кризиса? Видимо, в момент их подписания никакого кризиса у «ПЛК» еще не было…

Доказательствами недобросовестности, по мнению 9 ААС, могли бы служить искусственное наращивание кредиторской задолженности или действия при передаче в аренду имущества. Но ничего такого на самом деле нет, заявила судейская тройка.

«А факт участия ООО «ПЛК» в совместном проекте с АО «ЭЛЗ» и Бомбардье Транспортейшн ГмбХ, за счет средств ВЭБ.РФ не выходит за пределы установленных норм и соответствуют обычаям делового оборота», — констатировали судьи.

Кроме того, БТ ГмбХ не представил доказательств недействительности сделок, не доказал, что договор займа заключен исключительно с намерением причинить ущерб другим кредиторам, что было совершено злоупотребление правом, что заключение договоров займа между заявителем и должником привело к перераспределению рисков заявителя в результате банкротства «ПЛК». Имущество завод передавал в аренду «ПЛК» строго по договорам, все долги москвичей «засилил» в суде. Что касается утвержденного судом арбитражного управляющего, нет доказательств, что он является заинтересованным лицом.

Помимо этого, БТ ГмбХ указал в своей жалобе, что между кредитором и должником существовало компенсационное финансирование, но подтверждения этому суд в материалах дела не нашел.

Интересно, что апелляция практически повторила доводы первой инстанции, а немцы, хотя и очень рискуют более чем 300 миллионами, как-то довольно легко отнеслись к формированию доказательной базы. По крайней мере, такое складывается впечатление.

Зачем нужны долги

Но так и остается непонятным, для чего финансирование от «ВЭБ-Лизинга» перекачивалось в «Первую локомотивную компанию», ведь сам продукт – локомотив – создавался в Энгельсе, и, по идее, в Энгельсе производились все затраты. И каким же образом был построен завод и создан образец продукта, если львиная доля средств была отправлена в «ПЛК» и оттуда не вернулась?

Посмотрим внимательнее на суды «ЭЛЗ» и «ПЛК», тем более, что «БВ» уже писал о них подробно. Самым крупным был первый иск завода к москвичам, он имел номинал почти 7 миллиардов рублей, из которых тело – 4,3 млрд, остальное пени, проценты. Деньги выдавались в 2013 и 2016 годах под 11,05% годовых на разработку проекта локомотива, сопровождение организации производства и внедрение производственных процессов, а также на поставку комплектующих. При этом основная сумма – 4,1 миллиарда – была выдана москвичам в виде займа уже в 2013-м. Конечно, это не все финансирование от «ВЭБ-Лизинга» (всего 6,4 млрд рублей), но очень серьезная его часть!

И для чего «ПЛК» арендовала производственные мощности? Может быть, хотела выглядеть более весомо в глазах потенциальных покупателей локомотивов? Или же владельцы «ПЛК» (формально это швейцарская фирма «Фёрст локомотив холдинг ЛТД») хотели, чтобы московская компания была надежно повязана с энгельсским заводом большими долгами?

Или, к примеру, план был вывести большую часть денег «ВЭБ-Лизинга» на другое юридическое лицо, которое как-то невзначай денежки куда-то денет? Или это вообще глобальный перевод стрелок: раз все имущество предприятия было сдано в аренду «ПЛК», то она во всем и виновата. И TRAXX Russia F120MS опять же – почему он не пошел? А спросите у «ПЛК».

Хотя может быть, что и предложить потенциальным покупателям было нечего? Вдруг двухсистемник «Князь Владимир», который красовался на всех презентациях, вообще существовал в единственном экземпляре? А вдруг и переводы денег были только на бумаге и круг осведомленных лиц прекрасно об этом знает?

АО «ВЭБ-Лизинг», кстати, даже третьим лицом в банкротную процедуру «ПЛК» пока что не может войти – суд первой инстанции не пускает. И раз третьим лицом – то никаких финансовых претензий и требований к «Первой локомотивной компании» у него нет.

Жаль, что еще долго ждать конкурсного производства и обязательного требования субсидиарной ответственности по гигантским долгам незадачливой московской конторы. Тогда будет шанс узнать, кто скрывается за швейцарской «Фёрст локомотив холдинг ЛТД». Представляется, что это ключевой момент в данной истории.