Катя Розенберг

Из закромов Родины вытаскивают «Резервстрой»

Депутат Госдумы просит генпрокурора проверить обстоятельства банкротства компании, входящей в Росрезерв.

12.07.2022
Оригинал этого материала
Версия

По мнению депутата Анатолия Грешневикова, банкротство компании, входящей в структуру Росрезерва, имеет признаки преднамеренного. Предприятие могли загнать в финансовую дыру, чтобы завладеть его имуществом. Принадлежавшие государству здания и земельные участки пустили с молотка, судя по всему, по заниженной стоимости. У правоохранительных органов есть шанс разобраться в этой истории.

Росрезерв (Федеральное агентство по государственным резервам) – это закрома России, созданные на случай форс-мажорных обстоятельств и для обеспечения мобилизационных нужд страны. Это один из крупнейших госзаказчиков и один из наиболее секретных и закрытых государственных учреждений. Могут ли в недрах этого ведомства проводиться махинации с целью обогащения? Отдельные факты в отношении некоторых предприятий, входящих в структуру Росрезерва, заставляют как минимум задуматься.

Странное банкротство

В ноябре 2020 года депутат Госдумы Анатолий Грешневиков обратился к председателю Следкома России Александру Бастрыкину с просьбой разобраться со странным банкротством АО «Резервстрой», зарегистрированным в подмосковном Подольске.

«Резервстрой» находится в собственности государства и является структурным подразделением Росрезерва. В августе 2018 года в отношении «Резервстроя» была введена процедура банкротства в связи с задолженностью перед ОАО «Корпорация «СтройСиб» в размере 5,9 млн руб. В феврале 2019 года АО «Резервстрой» было признано банкротом.

Депутат Грешневиков считает, что банкротство предприятия выглядит подозрительным.

«Анализ имеющейся информации дает основания предполагать, что вполне экономически устойчивое предприятие, имевшее до определенного времени неплохие экономические показатели и значительные активы, подверглось преднамеренному банкротству с целью завладения его имуществом со стороны заинтересованных лиц, вероятно связанных с руководством предприятия и Росрезерва, в ведении которого находистя АО «Резервстрой»», – заявил парламентарий в обращении на имя Александра Бастрыкина.

Согласно данным из открытых источников, выручка «Резервстроя» в последние годы перед банкротством стабильно снижалась:

2014 г. – 2 млрд. руб.
2016 г. – 1 млрд. руб.
2017 г. – 675 млн. руб.
2018 г. – 71 млн. руб.

Динамика интересная. До 2017 года показатели падали достаточно медленно, а в 2018 году происходит обвал – и выручка снижается почти в 10 раз. Резкое снижение этого показателя и последовавшее за ним банкротство Грешневиков считает предположительно взаимосвязанными фактами.

Ранее «Резервстрой» был федеральным государственным унитарным предприятием (ФГУП). 3 апреля 2017 года Федеральное агентство по управлению государственным имуществом выпустило распоряжение № 127-р, в котором была зафиксирована приватизация предприятия путем его преобразования в АО «Резервстрой». При этом Росрезерв не стал направлять своих представителей в совет директоров созданного акционерного общества и в его ревизионную комиссию.

К 2018 году активы (основные средства) «Резервстроя» выросли по сравнению с 2015-16 г.г. практически вдвое и в 2019-ом, когда предприятие было объявлено банкротом, не изменились. В последние два года росла валовая рентабельность.

Лакомый кусок

Если банкротство «Резервстроя» было преднамеренным, кто-то мог положить глаз на имущество предприятия, которому принадлежали:

В Москве (на ул. Бирюлевской) – здания площадью более 1,5 тыс. кв.м. и участок площадью 726 кв.м.
В Подольске – 12 объектов недвижимости, включая 11 зданий и сооружений и более 43 тыс. кв.м. земли
В Барабинске Новосибирской области – нефтебаза, 42 объекта недвижимости, в том числе 2 земельных участка общей площадью более 210 тыс. кв.м. и 40 зданий и сооружений.

Часть имущества уже продана, и депутат Анатолий Грешневиков находит, что на некоторые нюансы необходимо обратить внимание. Например, в Москве земельный участок и здание, как считает независимый оценщик, стоят около 187 млн. руб., но они были реализованы за 63,5 млн. руб., что в 3 раза меньше.

Нефтебаза в Новосибирске имела стоимость, равную 96,7 млн руб., но ее продали за 14,7 млн руб., т.е. в 6,5 раз меньше. В отчете конкурсного управляющего констатируется, что столь низкие цены обусловлены отсутствием желающих приобрести имущество. Однако у депутата возникают сомнения в этом утверждении. Видимо, он прав: сотни кв.м. земли, десятки зданий ушли по цене одного небольшого и далеко не шикарного особнячка.

Кому выгодно?

Итак, Анатолий Грешневиков полагает, что АО «Резервстрой» мог подвергнуться преднамеренному банкротству для захвата имущества. Заинтересованные лица, по мнению депутата, «вероятно, связаны с руководством предприятия и Росрезерва».

Директором «Резервстроя» в самое критическое для предприятия время был Сергей Довгалюк. Он был назначен 18 октября 2016 г., успешно провел приватизацию, доруководил до банкротства и тихо уволился 22 августа 2018 года.

Судя по всему, в системе Росрезерва он после этого не работал. Есть данные, что Довгалюк трудился «в государственной и коммерческой строительной компании». Вскоре Довгалюк оказался в Иркутской области, где сделал удивительно быструю карьеру: три месяца был заместителем директора Службы заказчика региона и уже в июне 2021 году стал советником губернатора. Но менее через месяц он был назначен уже вице-премьером иркутского правительства (курирует ЖКХ, строительство и транспорт).

Самое позднее в феврале 2021 году он прописался в пос. Дзержинск Иркутской области (до этого был зарегистрирован в Воронежской области), что, видимо, было связано с ожиданием карьерного роста в новом для него регионе.

Любопытно: местные СМИ отмечают, что назначение Довгалюка в правительство Иркутской области было сделано «очень тихо», а спустя год его назвали «одним из самых загадочных членов правительства».

Почему и за что бизнесмен из Воронежа так быстро получил высокую должность в далеком регионе? Почему, понятно. Оказывается, нынешний губернатор Иркутской области (бывший замминистра МЧС РФ) Игорь Кобзев родился в Воронеже. В сентябре 2020 года он выиграл губернаторские выборы и, получается, вскоре подтянул к себе Довгалюка, который в течение полугода, сменив два места работы, дорос до уровня заместителя председателя правительства. А вот за что его взяли во власть, история пока умалчивает. Нетрудно сделать предположение, связанное со странными событиями в обанкротившемся в 2018 году «Резервстрое».

Вопрос о том, могло ли всё это происходить без ведома руководителя Росрезерва Дмитрия Гогина, наверное, можно считать риторическим. Но, вполне вероятно, Генеральная прокуратура России сможет дать на него ответ. По сведениям редакции, депутат Госдумы Анатолий Грешневников направил соответствующий запрос на имя главы ведомства Игоря Краснова. Что касается обращения парламентария в СК, то, по его словам, ведомство «фактически возложило обязанность этой проверки на Федеральное агентство по государственным резервам – федеральную структуру, в состав которой до банкротства и входило АО «Росрезервстрой». «Версия» продолжит следить за развитием этой истории.