В деле Калмановича косвенные улики — царица доказательств

Вынесен обвинительный вердикт по делу об убийстве спортивного функционера.

13.07.2022
Оригинал этого материала
КоммерсантЪ

Присяжные Мосгорсуда в ночь на среду вынесли обвинительный вердикт по уголовному делу о заказном убийстве в 2009 году известного спортивного функционера Шабтая Калмановича, в ходе которого был тяжело ранен его водитель. Трем ранее судимым за различные преступления уроженцам Ингушетии, которые не заслужили снисхождение, теперь грозят длительные сроки заключения. Защита попытается обжаловать судебное решение.

Для вынесения вердикта по уголовному делу, расследованному ГСУ СКР по Москве, присяжным Мосгорсуда предстояло ответить на 14 вопросов, которые для них составили участники разбирательства. Первый из них, по данным «Ъ», был самым большим и занимал полтора машинописных листа бумаги формата А4.

Доказано ли, что не позднее 28 сентября 2009 года «несколько лиц организовали группу» с целью убийства Шабтая фон Калмановича, а затем и его водителя Петра Туманова? Для этого, говорилось в том же вопросе, злоумышленники разработали план, распределили роли, приобрели пистолет-пулемет, автомобиль «Лада-Приора» и телефоны с сим-картами, оформленными на других лиц.

С 28 сентября по 1 ноября преступники осуществляли скрытое наблюдение за господином Калмановичем, следуя за его автомобилем Mercedes от офиса на улице Сергея Макеева или загородного дома. В вопросе было подробно расписано и само нападение 2 ноября: когда в 16:35 автомобиль потерпевшего остановился на запрещающий сигнал светофора на повороте на улицу Новый Арбат со стороны Смоленской набережной, из «Приоры» было произведено 24 выстрела, повредивших в том числе сердце и легкое спортивного функционера и ставших для него смертельными. Его водитель, получивший пули в грудь, остался жив только потому, что он вовремя пригнулся и вовремя получил медицинскую помощь, говорилось в вопросе.

В вопросах 2 и 3, обсудить которые присяжным предстояло, утвердительно ответив на первый вопрос, говорилось уже о предполагаемой причастности к убийству по найму подсудимого Батыра Тумгоева, который, по версии обвинения, в частности, следил за жертвой и обеспечивал отход исполнителей с места происшествия. Затем заседателей спрашивали, достоин он снисхождения или нет.

Вопросы 5, 6 и 7 были о предполагаемом участии в покушении Али Белхороева, который, по версии обвинения, управлял «Приорой», а 8, 9 и 10 — о виновности Багаудина Костоева в стрельбе по жертвам.

Вопросы 11, 12 и 13 касались роли Тумгоева в незаконном обороте оружия, а именно его виновности в приобретении армянского пистолета-пулемета К6–92 и боеприпасов к нему, которые предположительно использовались для убийства господина Калмановича и покушения на его водителя.

Само оружие, как и машина, использованные киллерами, напомним, найдены так и не были, а обвинение в основном построено на косвенных доказательствах. Тем не менее одна из лучших гособвинителей страны Мария Семененко смогла доказать присяжным виновность фигурантов по всем пунктам. Снисхождение, согласно вердикту, никто из них не заслужил. Это означает, что все трое могут получить весьма внушительные сроки. Особенно это касается стрелявшего в жертв Костоева. Дело в том, что, как сообщал «Ъ», ранее боевик был дважды судим — за незаконное хранение переделанного в боевой газового пистолета и разбой ему в 2017–2018 годах по совокупности дали 11 лет. Теперь, чтобы новый срок не превратился в пожизненный, убийца должен заключить соглашение о сотрудничестве и дать показания, которые помогут выйти на заказчика убийства господина Калмановича. Обсуждение последствий вердикта, на котором обвинение запросит сроки для подсудимых, назначено на четверг.