Рустам Тарико

Оборотни в погонах Бахарев и Шашурин

Находившийся длительное время в федеральном розыске бывший заместитель начальника УСБ Московской области Евгений Бахарев в бытность действующим особистом имел дела не только с начальником ГИБДД Ленинского района Юрием Шашуриным.

По большей части Бахарев проводил оперативную работу не для того, чтобы пресечь злодеяния сотрудников дорожной полиции и привлечь их к ответственности, а для того, чтоб шантажировать их и вымогать с них деньги. Но сменявший Шашурина начальник ГИБДД Ленинского района оказался несговорчивым и после намеков Шашурина (как посредника) о необходимости сбора денег для тюнинга личного автомобиля Бахарева обратился в ГУСБ.

До этого Бахарев успел накуралесить и в других подразделениях. Например, за то, чтоб не дать ход возбуждению уголовного дела по командиру батальона ДПС Вершигоре (который участвовал в схеме грузовых строительных перевозок и зарабатывал неофициально в месяц раз в 10 больше, чем составляла его зарплата, был просто уволен) Бахарев запросил 7 млн рублей.

Проводя проверку по начальнику ГИБДД Московской области Виктору Кузнецову, Бахарев смог собрать внушительную базу по его махинациям с земельными участками в Красногорском районе в бытность начальником местного ГИБДД. Участки использовались Кузнецовым сначала под автопарк принадлежавшей ему фирмы такси, но после смерти его сына такси было ликвидировано, а участки отданы под торговлю стройматериалами. Владельцами и распорядителями фирмы такси, а затем арендуемыми участками выступили родственники Кузнецова (его невестка, сват Самохин) и подконтрольные граждане- номиналы.

Выявив махинации Кузнецова в Красногорском районе, Бахарев по обкатанной схеме предложил ему замять вопрос. Чувствуя удручающие для себя перспективы в случае дачи хода делу по этим событиям, Кузнецов через свои возможности (а возможности начальника ГИБДД области, до этого начальника ГИБДД Красногорского района поистине обширны) пробил Бахареву шикарную квартиру в Красногорске на улице Вилора Трифонова, где тот и поселился. До этого, как работник, переведшийся с другого региона (Екатеринбург) Бахарев проживал в служебной небольшой квартирке типа общежития, зачастую ночевал на работе.

Из красногорской квартиры ему и удалось скрыться и податься в бега перед тем, как за ним пришли по возбужденному делу. Но квартира не единственное, что удалось выбить с Кузнецова. Особист и главный дорожный полицейский субъекта договорились о том, что под контроль Евгения перейдут несколько подконтрольных автошкол, через которые будут проходить будущие водители и сдавать на права в местных отделах ГИБДД без всяких проблем. За облегченный порядок сдачи на права желающим гражданам естественно приходилось платить, а за выходцев с Закавказья – трудовым мигрантам — втройне. Так Евгений и нашел свою золотую жилу. Для того, чтобы не грузить рутиной поиска желающих и организацией их сдачи на права в помощь Бахареву Кузнецовым был назначен его подчиненный начальник отдела Игорь Музыка, который и взял на себя всю организаторскую работу. Чтобы контролировать Музыку Бахарев устроил к нему в отдел свою супругу Эльвиру – тоже работника МВД, которая изнутри и присматривала за бедолагой.

Вообщем, Евгений выстроил рабочую схему, вот только жадность сгубила. После возбуждения уголовного дела по Шашурину и подачи Бахарева в бега его супруга и ее начальник отдела Музыка по тихому ушли из ГИБДД, а Кузнецов надеялся, что убил двух зайцев – наконец-таки отделался от назойливового особиста и сохранил втайне свои шалости с недвижимостью в Красногорском районе. Но тайна продолжалась до поимки беглеца и сейчас кое-кто надеется, что Евгений расскажет не все и предпринимает для этого усилия. Чтобы сподвигнуть Евгения к более детальным разговорам с компетентными работниками предлагаем ему подумать над вопросом: кто мог санкционировать заявление действующего сотрудника полиции, да притом руководящего уровня – начальника ГИБДД Ленинского района, на своих коллег?