Бывшая Сечина и Каширские роднички

Как семейный клан Курмаевых пытается «слить» у поставщиков топлива 28 млрд рублей

Шулеры зашли с «Виакарда»

Российский политик и общественный деятель Сергей Марков в своём ТК «Логика Маркова» предостерегает: «британские спецслужбы хотят забрать у российского нефтяного рынка 28 миллиардов рублей и устроить хаос для автолюбителей в России».

Как пишет экс-депутат Госдумы РФ, по спору компаний «Терминал Сервис» и «Виакард», собственные активы которых исчисляются несколькими миллионами рублей, могут быть взысканы сотни миллиардов с крупнейших предприятий российского топливного рынка, включая ООО «СО „Тверьнефтепродукт“», ООО ТД НМ (заправки «Нефтьмагистраль»), ООО «Татнефть-АЗС-Запад», «Сургутнефтегаз».

Интересы истца защищает адвокатское бюро Рустама Курмаева, «прошедшего многолетнюю школу работы в России в интересах условного Запада», а в числе акционеров ответчика значится его отец — Муса Курмаев.

Рустам Курмаев

«Что ещё интересно и на что пока никто не обращал внимания: вся ситуация была искусственно создана сразу после февраля 2022 года. Диверсия? Элементы гибридной войны?» — задаётся вопросами Сергей Марков.

Подробности аферы Андрей Караулов, характеризуя происходящее как «атаку семейного клана Курмаевых сразу на десяток крупнейших нефтяных компаний страны».

«То есть под предлогом спора о 800 тыс. рублей фактически друг с другом отец и сын Курмаевы пытаются через арбитражные суды взыскать с крупнейших поставщиков топлива весь оборот по системе топливных карт „Терминал Сервис“ за все годы её работы на 1 000 АЗС — сейчас уже свыше 28 млрд рублей, а в перспективе это сотни миллиардов. Причём деньги нефтяники должны семейству Курмаевых выделить „здесь и сейчас“. А уже потом отдельными судами на протяжении многих лет доказывать, что топливо было реально поставлено. Прямо по логике покойного Бориса Березовского: „Всё, что моё, — это сейчас моё, а про твоё давай обсудим потом“», — пишет Марков.

«На первый взгляд ничем не примечательный спор двух мелких фирм в области процессинга топливных карт перерастает в реальную угрозу для стратегических предприятий нефтепереработки и может обернуться реальными сбоями в снабжении топливом ключевых регионов России.

Компания «Терминал Сервис» на протяжении многих лет обслуживала систему топливных карт по договорам с ООО «СО «Тверьнефтепродукт»», ООО ТД НМ, ООО «Татнефть-АЗС-Запад» и другими поставщиками автомоторного топлива (15 юридических и физических лиц, более 1 000 АЗС по всей России). Программное обеспечение для процессинга предоставляло некое ООО «Виакард.

В 2018 году поставщик ПО обвинил «Терминал Сервис» в нарушении авторских прав, после чего начал банкротить. Изначальная сумма претензий составляла порядка 835 тысяч рублей, и, хотя за несколько лет «просуживания» в различных судах долг вырос до 205 миллионов рублей, это всё равно были не те суммы, ради которых имело бы смысл рушить многолетнее устоявшееся партнёрство и создавать проблемы крупным сетям АЗС.

Но «Виакард» на каком-то этапе заявляет, что все договоры «Терминал Сервиса» на поставки топлива по топливным картам с нефтесбытовыми компаниями были якобы заключены неправомерно, а значит, их нужно признать недействительными и весь оборот по ним — т. е. все многолетние платежи за поставки топлива в нескольких регионах страны — нужно «отыграть назад», взыскав с привлечённых к субсидиарной ответственности нефтяных компаний в пользу кредиторов «Терминал Сервиса» свыше 28 миллиардов рублей (и сумма явно не окончательная, т. к. на данном этапе важно создать прецедент).

Тот факт, что топливо на эти суммы было реально поставлено и успешно продано автолюбителям в рознице, оставлен за скобками. Бремя доказывания этого вообще не является предметом интересов «Виакарда». Дескать, мы свой суд выиграем и деньги получим — а нефтяники, если захотят и смогут, пусть потом судятся за свои интересы сами.

Объём материалов дела на сегодняшний день превысил 40 тыс. листов, что также играет на руку инициаторам процесса, т. к. разобраться в них человеку со стороны довольно сложно. Но личности главных организаторов схемы Андрею Караулову удалось установить.

Это адвокат Рустам Мусаевич Курмаев, который как глава фирмы имени себя представляет интересы истца — т. е. ООО «Виакард». И его родной отец Муса Булатович Курмаев, который через РКК «Капитал» является по странному совпадению одним из учредителей ответчика — т. е. ООО «Терминал-Сервис».

Становится ясно, что вся история с банкротством «Терминал Сервиса» изначально задумывалась как «битва нанайских мальчиков» и реальной целью этого спектакля являются как минимум миллиарды из карманов жирных нефтяных котов, а как максимум — захват ключевых предприятий отрасли», — говорится в сообщении экс-депутата Госдумы РФ Сергея Маркова.

По данным «Российской газеты», 20 июня 2022 года Управление МВД по Сургуту возбудило уголовное дело в отношении неустановленного круга лиц из числа работников «Виакарда» и ряда других связанных с ними предприятий по факту умысла и предварительного сговора на совершение хищения денежных средств «Тверьнефтепродукта» и «Сургутнефтегаза» в особо крупном размере. Ранее в апреле по заявлению ООО «Татнефть-АЗС-Запад» также возбуждено уголовное дело в Татарстане. В рамках уголовных дел ведутся следственные действия.

«То, что все это происходит буквально сразу после начала СВО на Украине, можно было бы считать совпадением, — но только если не смотреть на биографию юриста Рустама Курмаева», — продолжает Марков.

«Почти 15 лет, с 2003 по 2017 год, он трудился на адвоката Андрея Гольцблата. В 90-е юрист Гольцблат много общался с зарубежными (в основном американскими) консультантами, откомандированными тогда в Россию в качестве кураторов написания знаменитой „ельцинской Конституции“. Позднее он создал Goltsblat BLP — совместное предприятие с английской Berwin Leighton Paisner (BLP), ориентированное на обслуживании в России интересов крупных зарубежных игроков. В дальнейшем британцы объединились с американской Bryan Cave. Ну а после начала СВО Гольцблат без лишнего шума „релоцировался“ в Великобританию, где, как интеллигентно писал „КоммерсантЪ“, будет „проходить его дальнейшая практика“.

14 лет стажировки у таких учителей чего-то да стоят. Да и в искренность „развода“ между Курмаевым и Гольцблатом, случившегося в 2017 году, многие не поверили. Тогда, напомним, прошла первая волна санкций в отношении российского бизнеса, и работа с ним для Андрея Гольцблата, ориентированного на „респектабельный“ Запад, стала отчасти токсичной. Эту проблемную часть бизнеса, по оценкам профессионалов, и взял себе на „аутсорсинг“ его благодарный ученик Рустам Курмаев.

С этой оптикой давайте вновь посмотрим на ситуацию вокруг „Терминал Сервиса“. Для некоторых стратегически значимых поставщиков топлива заявленные многомиллиардные требования обернутся серьёзными финансовыми трудностями, вплоть до банкротства и недружественного поглощения. Всё это внесёт нестабильность в российский нефтяной рынок, и без того сейчас переживающий понятную турбулентность. Кроме того, подрывается доверие к самой идее использования топливных карт, благодаря которым российские перевозчики серьёзно экономили. Пострадают и рядовые автолюбители, поскольку в цену топлива для них лягут все новые риски и все дополнительные издержки нефтяников. Т. е. юридическая игра в поддавки от семейного клана Курмаевых „внезапно“ наносит ощутимый удар как минимум по двум ключевым, стратегическим отраслям экономики и „бонусом“ ставит под угрозу социальную стабильность в ряде регионов. Врагу такого не пожелаешь.

Скорость происходящих вокруг этого дела процессов, их направленность на стратегические отрасли и удивительное нежелание судов замечать очевидные факты (типа явной связи друг с другом истца и ответчика, несоразмерности заявленных требований реальному масштабу спорного бизнеса, требованию возврата денег за реально поставленное топливо с нежеланием рассматривать подтверждения соответствующих поставок и т. д.), некоторые факты из биографии непосредственных авторов схемы — всё это явно уже выходит за рамки обычных арбитражных тяжб, заслуживает квалифицированного и очень пристального интереса компетентных органов — включая и полицию, и прокуратуру, и — возможно — контрразведку», — констатирует Сергей Марков.