Катя Розенберг

Госдеп Леушкин подавился «АК Банком»

К краху «АК Банка» мог иметь отношение бывший депутат Госдумы Алексей Леушкин. Но, возможно в обиду его не дают высокие покровители, один из которых, вероятно является глава «Ростеха» Сергей Чемезов…

06.09.2022
Оригинал этого материала
The Moscow Post

Прошла информация о том, что администрация банкротящегося самарского «Актив Капитал Банка» («АК Банк», АКБ) обратилась в суд с требованием признать недействительной продажу большей части площадей недостроенной гостиницы «Шератон» в Ростове-на-Дону. Эта недвижимость принадлежит фирме «Лира», принадлежащей скандальному предпринимателю Григорию Оганесяну.

Активами этой компании он обзавёлся в рамках банкротства «Лиры». При этом, сам Оганесян, в свою очередь, является акционером и банкротящегося «АК Банка». К тому же, что еще важней, проходит по уголовному делу о мошенничестве в особо крупном размере со средствами этого же кредитно-финансового учреждения.

Но в ситуации может быть замешан еще один персонаж, который наверняка хотел бы остаться неназванным — бывший депутат Госдумы, а ныне весьма скрытный предприниматель Алексей Леушкин.

Что происходит вокруг «тонущего» банка и его бенефициаров — в материале корреспондента The Moscow Post в Ростовской области.

Самарский «АК Банк» находится в процедуре банкротства с 2018 года — ему подали соответствующий иск из-за долга в размере 135 млн рублей. Займ был выдан Оганесяну в марте 2018 года, и в том же месяце, банк решением Центробанка лишился лицензии на работу.

Как сообщили в регуляторе, к этому привел вывод активов. Само уголовное дело, и не одно, было возбуждено против владельца банка Григория Оганесяна как раз по результатам проверок контрольно-надзорного органа.

По одному из них, по статье о мошенничестве в особо крупном размере, банкир был арестован. Следствие полагает, что за несколько дней до лишения лицензии, Оганесян лично вынес из банка порядка 600 млн рублей. Об этом пишет «Коммерсант».

Оганесян отпущения

Банк признали банкротом еще в мае 2018 года — и всё прошедшее время продолжаются следственные действия, процедура реализации имущества и реализации прав вкладчиков банка. Все дела перешли к «Агентству по страхованию вкладов» (АСВ), которое стало осуществлять процедуру конкурсного производства в АКБ.

В марте 2020 года АСВ подало в Арбитражный суд Самарской области заявление о привлечении бывших контролирующих лиц банка к субсидиарной ответственности по его обязательства и взыскании с них субсидиарно более 23 млрд рублей. В итоге суд частично удовлетворил требования АСВ.

Но дело в том, что на момент краха банка в 2018 году только 65,44% акций АКБ находились под контролем у Григория Оганесяна и членов его семьи. Сам же он был председателем правления кредитно-финансовой организации. Ранее ему неоднократно пытались приписать знакомство с криминальными авторитетами: Оганесяна за глаза называли «самарской элитой из 90-х».

Был еще один мажоритарный акционер, который мог напрямую влиять на принимаемые руководством банка решения: 20,1% структуры принадлежало бывшему депутату Госдумы, авторитетному предпринимателю Алексею Леушкину. Он же был главой совета директоров АКБ, по сути, вторым — если не первым по факту, кто принимал решения по всем организационным и финансовым телодвижениям структуры.

Вместе с тем, господин Леушкин стал соответчиком по делу АСВ о привлечении к субсидиарной ответственности. Но почему-то исходя из информации в открытом доступе, к нему не оказалось никаких вопросов у правоохранительных органов, что, если учитывать бурное прошлое Леушкина в 90-х, и слухи о его знакомстве с криминалитетом, как минимум странно.

Возможно, из Оганесяна решили сделать «козла отпущения»? А другие лица, которые могли иметь отношение к краху банка, получается, отделаются лёгким испугом?

Дело в том, что из всех членов совета директоров, требования АСВ удовлетворили только к Оганесяну и еще одному члену правления – Алексею Саплинову. А по поводу других банкиров суд установил, что они якобы не участвовали в сомнительных сделках.

Однако в истории всплывает и фамилия Леушкина: оказывается, его подпись на части протоколов заседаний совета директоров АКБ экспертиза признала поддельной. Сам же Леушкин активно сопротивлялся любым подозрения в свой адрес: он инициировал серию отдельных дел, в результате которых добился признания нескольких сотен протоколов заседаний директоров АКБс якобы его (Леушкина) подписью.

Удивительная прыть для человека, который считает, что ни в чем не виноват — неужели без его судебных приключений следователи бы не разобрались?

Депутат из 90-х

Вместе с тем, Леушкин имеет значительные связи и авторитет в среде чиновников и бизнесменов еще со времен политической карьеры. Политикой он начал заниматься едва ли не со студенческой скамьи, попал в первый созыв Госдумы (1993-1995), где познакомился со многими авторитетными и ныне людьми. Но очень быстро Леушкин понял, что сила в деньгах — и у кого есть деньги, у того будет и политическая власть.

Впрочем, деньги водились и у тех, кто смог подняться в депутаты на волне распада СССР. Как утверждает автор блога Олег Иванец на платформе «Живой Журнал», якобы Леушкин однажды откровенно высказался в неформальной обстановке, но при многочисленных свидетелях: «Только ленивый думец не подзарабатывает нескольких тысяч долларов в месяц».

Будто бы за год жизни в Москве Леушкин приобрел себе квартиру, новый автомобиль, и ходил по коридорам Думы с аппаратом сотовой связи, абонементная плата по которому в те годы составляла порядка 200 долларов в месяц.

После Госдумы, Леушкин с головой уходит в бизнес. Сначала создает своё самарское ООО «Готика-Л», которое занимается имуществом. После скупает акции «Самарского завода клапанов» и других предприятий. Будто бы схема могла выглядеть следующим образом: брался кредит (со связями у Леушкина всё было хорошо), потом выкупался контрольный пакет акций, к руководству приводились свои люди, а все объекты соцсферы — турбазы, санатории и т. д. пускались с молотка.

Как бы там не было, в финансово-кредитной деятельности такая «фишка» может работать лишь до того момента, пока в банка надувается кредитный пузырь. И однажды он взорвется. Но ведь помимо АКБ Банка Леушкин является бенефициаром и главой Совета директоров самарского завода «Экран», который входит в его же холдинг «Техоборонпром». Там ситуация другая.

На «Экране» у Леушкина всё отлично: по итогам последнего отчетного периода выручка почти 300 млн рублей, сумма госконтрактов — 667 млн рублей. Неудивительно, ведь это стратегическое предприятие, которое производит части для летательной техники и космических аппаратов.

Привлечение Алексея Леушкина к субсидиарной ответственности из-за краха АКБ наверняка бы испортило ему всю финансовую статистику «Экрана», ведь деньги нужно откуда-то брать. Возможно, Леушкин потому и пустился во все тяжкие, загодя доказывая, что он ни в чем не виноват?

Его интересы в бизнесе куда шире. Считается, что ему мог покровительствовать бывший мэр Самары Олег Фурсов. При нём котельные города были переданы в аренду структурам, якобы связанным с Алексеем Леушкиным, и непонятно на каких основаниях — это сразу 29 фабрик по выработке тепла.

Но и за Леушкиным могут стоять еще более серьезные люди. Точных данных о структуре холдинга «Техоборонпром» нет. Зато Леушкину принадлежит 34,01 % в АО «Металлист-Самара». Помимо него в состав владельцев предприятия с долей 25,66 % входит АО «Объединенная двигателестроительная корпорация» (ОДК) госкорпорации «Ростех».

То есть очень может быть, что за плечами бывшего депутата и неудавшегося банкира Алексея Леушкина маячит фигура Сергея Чемезова. И тогда становится совершенно ясно, почему Леушкину удалось выиграть все суды и выйти сухим из воды из ситуации с крахом «АК Банка».