Евгений Двоскин

Кота Леопольда не отдали американским бизнесменам

Эти средства она пыталась получить за использование образов из мультфильма «Кот Леопольд».

07.09.2022
Оригинал этого материала
Ведомости

Московский арбитраж отказал в удовлетворении иска американской компании Rubstein Properties на 250 млн руб. к российскому производителю игрушек «Просто тойс» за использование образов кота Леопольда, Мыша белого и Мыша серого из мультфильма «Приключения кота Леопольда», следует из решения суда. В материалах дела сказано, что ответчик уже подал апелляционную жалобу, дата ее рассмотрения там не указана.

Rubstein Properties была создана Лялей Рубштейн, которая в конце 1980-х эмигрировала из Москвы в Нью-Йорк, а затем в Иерусалим. Эта компания с 2020 г. судится с российскими производителями игрушек, книжек и пазлов, которые используют образы персонажей из мультфильмов «Приключения кота Леопольда» и «Крошка Енот». Общая сумма ее требований к компаниям «Просто тойс», «Симбат» и «Степ пазл» составила около 1 млрд руб., но добиться положительного результата ей пока не удается. Все иски были отклонены.

«Приключения кота Леопольда» и «Крошка Енот» созданы на студии «Творческое объединение «Экран», подведомственном предприятии Гостелерадио СССР. Правопреемник последнего – Гостелерадиофонд, получивший от государства исключительные права на сотни советских мультфильмов и художественных фильмов, которые можно было передавать по лицензионным договорам. У него Rubstein Properties и выкупила права на «Крошку Енота», говорилось в одном из исков к компании «Симбат».

Что касается «Приключений кота Леопольда», то, как рассказывала Рубштейн в интервью порталу IsraeliCulture, в 2010 г. ей пришла идея создать продолжение мультфильма, которое она в итоге и спродюсировала. 13-серийный ремейк создавался при участии ООО «Русское мобильное телевидение» (РМТ), ранее выкупившего у Гостелерадиофонда права на использование образов мультфильма. В 2015 г. компания Рубштейн приобрела у РМТ исключительные права на сериал «Новые приключения кота Леопольда» вместе с его персонажами сроком на 30 лет. Бизнесвумен утверждала, что образы к нему создавались максимально близко к советским оригиналам. Авторские права на эти персонажи, по ее словам, принадлежат только киностудиям, в то время как ответчики по искам Rubstein Properties заключали лицензионные договоры с художником-мультипликатором Вячеславом Назаруком.

Представляющая его интересы юрист адвокатского бюро «Казаков и партнеры» Любовь Степанова напоминает, что во время создания серии мультфильмов «Приключения кота Леопольда» действовал Гражданский кодекс РСФСР от 1964 г., согласно которому сами фильмы принадлежали студиям, но ключевые создатели – автор сценария, композитор, режиссер, художник и проч. – владели правами на произведения. По ее словам, адвокат американской компании ссылался на обзор судебной практики Верховного суда РФ от 2015 г. В нем говорилось, что у физических лиц, принимавших участие в создании мультфильмов до 1992 г., нет исключительных прав на мультфильмы и их персонажи. Степанова считает, что обращать внимание на этот документ было нельзя, так как в его основе лежало дело писателя Эдуарда Успенского, который пытался запретить ответчику производить флешки с изображением Чебурашки и кота Матроскина, автором литературных персонажей которых он и являлся. Назарук же – создатель визуальных образов, указывает она.

Назарук остался правообладателем этих объектов именно как произведений искусства, согласен Владислав Елтовский из Seamless Legal. В то время как Гостелерадиофонд, по его словам, сохранил права на мультфильм и персонажей как его неотъемлемую часть. Он считает, что для взыскания компенсации Rubstein Properties необходимо было доказать, что используется именно персонаж производного мультфильма, а не кот Леопольд в целом. Адвокат Дмитрий Венгерский отмечает, что раз персонажи новых серий про кота Леопольда не отличаются от советского сериала, то новый объект интеллектуальной собственности и вовсе не был создан, а значит, создатели ремейка сериала вообще не обладают правами на эти образы.

Заявленный размер компенсации превышает законодательные нормы: от 10 000 до 5 млн руб., добавляет юрист адвокатского бюро «Пропозитум» Игорь Зенин. Rubstein Properties обратилась к «Просто тойс» с предложением заключить лицензионное соглашение на использование персонажей на условиях, которые в 10 раз превышали рыночные, соглашается гендиректор «Просто тойс» Парвиз Абдуллаев. По его словам, средняя стоимость прав на франшизу в категории пластиковые игрушки подразумевает выплату правообладателю до 2-3 млн руб. в год. Rubstein Properties же после отказа от заключения такого соглашения удвоила стоимость всех прав на ремейк, которые обошлись ей в 125 млн руб. Сама Рубштейн сумму в 250 млн руб. к «Просто тойс» обосновывала ранее присужденной компенсацией в 33 млн руб. за незаконное использование образа свинки Пеппы. Иск против компании «Симбат» выиграла Entertainment One в 2019 г. В ее случае было три персонажа и по закону эта сумма еще удваивается плюс ущерб и судебные издержки, говорила Рубштейн в интервью IsraeliCulture. Но закон устанавливает обязанность суда определить компенсацию так, чтобы она отвечала требованиям разумности и справедливости, т. е. допускает ее снижение, отмечает Зенин. В таком случае интересно соотнести продажи таких игрушек и выручку, декларируемую организацией, указывает президент Ассоциации предприятий индустрии детских товаров Антонина Цицулина. По данным «СПАРК-Интерфакса», выручка «Просто тойс» в 2021 г. составила 52 млн руб., «Симбата» – 7,6 млрд руб. Связаться с Rubstein Properties и Рубштейн не удалось.

По оценкам Ассоциации предприятий индустрии детских товаров, объем российского рынка игр и игрушек в 2021 г. составил более 198 млрд руб. Порядка 20% этого сегмента, по словам Цицулиной, приходится на лицензионные и брендированные игрушки.