Ильдару Халикову не помешала бы порка

Вице-президент Промсвязьбанка не прельстился «Адскими бабками»

Журналистку и хозяйку Telegram-каналов оставили под стражей.

08.09.2022
Оригинал этого материала

Московский городской суд отклонил жалобы на арест журналистки Life.ru Александры Баязитовой и владелицы Telegram-каналов финансово-экономической направленности Ольги Архаровой. Они обвиняются в вымогательстве 1,2 млн руб. у вице-президента Промсвязьбанка (ПСБ) Александра Ушакова. По версии следствия, госпожа Баязитова и госпожа Архарова хотели получить эту сумму за непубликацию порочащей господина Ушакова информации. В свою очередь, подследственные заявляют, что банкир сам предложил им деньги, поэтому речь может идти только о гражданско-правовых отношениях.

Расследование дела о вымогательстве началось 18 июля этого года после обращения Александра Ушакова с заявлением в УВД по ЮВАО Москвы. В нем вице-президент Промсвязьбанка просил «привлечь к уголовной ответственности неизвестных лиц», вымогающих у него денежные средства за нераспространение информации, порочащей его честь и достоинство. Заявлению дали ход, и вскоре следствие установило фигурантов — журналистку Life.ru Александру Баязитову, владелицу Telegram-каналов финансово-экономической направленности Ольгу Архарову и пиар-менеджера Инну Чурилову.

Следствие считает, что они пытались получить от господина Ушакова порядка 1,2 млн руб. за блокировку в контролируемых обвиняемыми Telegram-каналах «Адские бабки», «Финансовый караульный» и «Небрехня» публикаций, содержащих негативные сведения о банкире.

Речь шла о публикациях, касающихся проблем с законом, которые имелись у финансиста несколько лет назад. В 2006 году, будучи главой краснодарского Стройбанка, он был осужден за незаконную банковскую деятельность и подделку документов. Впрочем, три года спустя судимость с него была снята.

Александра Баязитова нашла эту информацию, и в «Адских бабках» было опубликовано три материала соответствующего содержания. После этого банкир связался с Telegram-каналом, в результате, как рассказывала госпожа Чурилова, сошлись на том, что за 70 тыс. руб. заметки будут сняты, а еще за 350 тыс. будет наложен месячный блок на упоминания о финансисте. После этого стороны вновь начали переговоры, и представители канала предложили господину Ушакову блок на три месяца за 1,2 млн руб. Однако тот решил обратиться в полицию.

Фигуранткам дела предъявили обвинение по ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство в особо крупном размере). 9 августа по ходатайству следствия Кузьминский районный суд заключил их под стражу. Защита и обвиняемые обжаловали это решение в Мосгорсуде.

Как Ольгу Архарову и Инну Чурилову и Александру Баязитову обвинили в вымогательстве
Адвокаты Ольги Архаровой и Александры Баязитовой просили перевести подзащитных из СИЗО под домашний арест. При этом они пытались убедить суд в непричастности женщин к вымогательству. В частности, адвокат госпожи Архаровой Елена Федулова заявила, что в действиях ее подзащитной и других обвиняемых «не было состава вымогательства, поскольку инициатива блокировки информации о господине Ушакове исходила от самого заявителя, а не журналисток».

В свою очередь, адвокат госпожи Баязитовой Максим Пашков солидаризировался с коллегой, отметив, что женщины не требовали денег от господина Ушакова под угрозой распространения позорящих сведений.

«Информация о нем была получена из открытых источников и опубликована,— заявил он.— И лишь потом топ-менеджер обратился к ним с коммерческим предложением не размещать о нем никакой информации, поставив за деньги блок на упоминание».

«Это запрет на любые публикации, что не образует состава вымогательства,— пояснил адвокат.— Поэтому подобную договоренность можно считать обычной коммерческой сделкой, как размещение рекламы».

Также господин Пашков заметил, что его подзащитная была не в курсе переговоров и узнала о них, лишь когда ее доставили в суд. Тот, отметил защитник, назначая арест, не учел состояние здоровья Александры Баязитовой, а между тем нахождение в СИЗО может серьезно сказаться на ее самочувствии.

В свою очередь, следователь и прокурор утверждали, что заключение женщин под стражу был законным и обоснованным. И суд с этим согласился.