Максим Ченгаев

Росгвардейцам не дали стрескать треску и говядину

В дивизии Дзержинского выявлена особо крупная продуктовая растрата.

12.09.2022
Оригинал этого материала

Как стало известно “Ъ”, военные следователи СКР с сотрудниками ФСБ вычислили и привлекли к ответственности целую группировку расхитителей питания, действовавшую в элитной дивизии им. Дзержинского Росгвардии в подмосковной Балашихе. По версии следствия, только за три летних месяца прошлого года трое поваров-инструкторов, завскладом и начальник столовой похитили, вывезли из части на служебном автомобиле с надписью «Полиция» и продали на ближайшем рынке «Владимирский тракт» более полутора тонн говядины, трески и сливочного масла. Пока признались в содеянном и получили сроки только повара.

Реутовский гарнизонный военный суд признал расхитителями троих теперь уже бывших прапорщиков 4-го полка отдельной орденов Жукова, Ленина и Октябрьской революции, Краснознаменной дивизии оперативного назначения им. Дзержинского Росгвардии РФ. Илья Бирюков, Сергей Леонов и Владимир Деревянко, как говорится в судебных решениях, полностью признали свою вину в инкриминированных им особо крупных растратах (ч. 4 ст. 160 УК РФ), раскаялись, оказали деятельную помощь следствию, дав показания на своих предполагаемых подельников, и даже частично погасили нанесенный ущерб. С учетом этих обстоятельств экс-прапорщики были осуждены в особом порядке, без исследования доказательств их вины и получили достаточно гуманные с учетом тяжести предъявленных обвинений приговоры. Суд дал поварам от двух до четырех лет колонии с отсрочкой исполнения наказания и назначил штрафы от 250 тыс. до 400 тыс. руб., которые бывшим военным нужно будет оплатить в течение двух месяцев.

Как было установлено военным следственным отделом СКР по Балашихинскому гарнизону, прапорщики служили в 4-м полку по контрактам в должностях так называемых поваров-инструкторов солдатской столовой. По ночам, когда в полковой солдатской столовой готовилась пища на ближайший день, они руководили работой рядовых поваров, набираемых из числа военнослужащих срочной службы, а также солдатами, заступившими в суточные наряды по кухне. Как сказано в материалах суда, в обязанности прапорщиков Бирюкова, Леонова и Деревянко входили также контроль за получением продуктов со склада, «полнотой их закладки в котел» и правильностью кулинарной обработки.

Суть организованных бригадой злоумышленников хищений, по версии следствия, сводилась к образованию продуктовых излишков.

Повара-инструкторы формировали их, ограничивая требуемые по норме объемы продуктовых «закладок» в котлы, а также с помощью «повторного использования мясной продукции, оставшейся от приемов пищи». Сэкономленное таким образом сырье, по данным следствия, хранилось в скрытом от посторонних глаз мусорном контейнере на территории столовой, а его «постоянная свежесть» поддерживалась «за счет периодических замен продуктов» новыми партиями, полученными со склада. Интересно, что рядовой состав ночных смен покорно исполнял требования поваров-инструкторов, однако в бизнесе прапорщиков, по данным следствия, не участвовал и даже не был осведомлен об их преступных целях.

Контейнер с «излишками» регулярно вывозился за территорию дивизии. Все те же солдаты-срочники по требованию поваров закладывали его либо в обычный мусоровоз, вывозящий по ночам отходы из столовой, либо в служебный Ford Explorer с надписью «Полиция» на борту, оборудованный спецсигналом и проблесковым маячком. Один из поваров, как выяснило позже следствие, привлек к продуктовой афере своего приятеля, служившего в должности командира автомобильного отделения Главного управления войск национальной гвардии по Москве, а тот использовал вверенный ему автомобиль и постоянный пропуск на территорию дивизии.

Накопившиеся за два-три дня и вывезенные продуктовые «излишки» прапорщики уже без помощи солдат встречали неподалеку от КПП дивизии, расположенного в самом начале Горьковского шоссе. Это могла быть площадка по сортировке мусора, если для транспортировки использовался мусоровоз, либо парковки возле соседних с частью автосалона Scoda и АЗС «Роснефть», если продукты вывозились в багажнике Ford Explorer. Поскольку мусоровоз всегда выезжал из части около четырех утра, наблюдать за процессом перегрузки похищенного обычно было некому.

Тем же утром продукты отвозились на расположенный опять же рядом с КПП дивизии рынок «Владимирский тракт». При этом в роли экспедиторов обычно выступали прапорщики Бирюков на его личном Ford Explorer либо Деревянко, владеющий Mercedes GL-300. Солдатскую еду они сбывали оптом, за полцены, причем основную часть денег покупатель всегда переводил на банковскую карту одного из участников аферы, а 10–20 тыс. руб. отдавал наличными за услуги лично прапорщику-продавцу.

Как было установлено судом, бригада поваров тащила в основном дорогостоящие мясные и молочные продукты, изымая из полкового котла примерно треть солдатского довольствия.

Так, например, 13 июля прошлого года полк, согласно его отчетности, получил тонну мясных блоков говядины глубокой заморозки, 200 кг говяжьего сердца и 100 кг масла сладко-сливочного крестьянского высшего сорта в «монолитах» по 20 кг, а уже через пять дней 321 кг говядины, 48 кг сердца и один из масляных «монолитов» оказались на прилавках «Владимирского тракта». Партиями по 50–100 кг туда уходила замороженная треска мурманская и тушки цыплят-бройлеров, а всего за три летних месяца прошлого года бригада поваров-инструкторов, как было установлено судом, похитила 1727 кг продуктов на сумму 568,6 тыс. руб.

Стоит отметить, что все это время руководил прапорщиками, как полагает следствие, начальник полковой солдатской столовой. Опытный военный хозяйственник в чине лейтенанта, по версии СКР, создал криминальную бригаду и «занял в ней лидирующую позицию»: он распределял роли между прапорщиками и делил между ними полученные доходы, а «для обеспечения конспирации неоднократно применял к подчиненным насилие». Помогал офицеру еще один предполагаемый участник шайки, заведовавший в полку продуктовым складом. Эти двое, как утверждают близкие к следствию источники “Ъ”, не признают вину, поэтому судить главных фигурантов уголовного дела о растрате, вероятно, будут уже в общем порядке и позднее.

Прокомментировать вынесенные судом решения в Федеральной службе войск национальной гвардии оперативно не смогли. Неофициально же в ведомстве пояснили, что перед руководителями всех подразделений Росгвардии была поставлена задача следить за чистотой рядов, предотвращать возможные правонарушения, а если ЧП произошло — оказывать всестороннее содействие начатому расследованию. Так было и на этот раз.