Евгений Двоскин

Плотогон Лавров — какие у главы МИДа увлечения

«Мистер Озабоченность» и «Господин Нет» – так называют Сергея Лаврова в мире. Последнее прозвище дипломату льстит – так же называли его советского коллегу Андрея Громыко.

25.11.2022
Оригинал этого материала
Life.ru

1. Звёздный курс

Для одних Лавров олицетворяет собой лучшего главу дипведомства новой России, другие, наоборот, считают его худшим образцом политика. Но всё это – для внешнего мира, а для близких знакомых он – душа компании, бард, футболист и любитель сплава по горным рекам.

Альма-матер Лаврова, как и полагается российскому дипломату, – Московский государственный институт международных отношений (МГИМО). Курс, на котором учился российский дипломат №1 на рубеже 1960–1970-х годов, можно назвать звёздным. На лекциях по научному коммунизму и семинарах по истории партии, а также других парах на факультете международных отношений с ним были будущие известные дипломаты, учёные и деятели культуры.

Среди них бывший замглавы МИД РФ Геннадий Гатилов и экс-посол в Индии Александр Кадакин, нынешний ректор МГИМО Анатолий Торкунов, французский писатель Владимир Фёдоровский, эмигрировавший из России академик РАН Юрий Пивоваров и политолог Андраник Мигранян. Все они хорошо знают министра ещё со студенческой скамьи.

2. «Сыграй «По Смоленской дороге»

В шутку или, может быть, всерьёз Андраник Мигранян называет себя самым интересным человеком на том курсе, где учился министр. Правда, не скрывает, что в одном Лавров был лучше его и давал поводы для зависти.

– Мы с ним не дружили в студенческие годы, хотя он всегда был заметной и самобытной личностью, – вспоминает Мигранян. – Я завидовал тому, что он умел играть на гитаре и сочинять песни. Лавров всегда принимал участие во всех студенческих капустниках и вечерах: писал сценарии и выходил на сцену. МГИМО представлялся школой мушкетёров, и в постановках обыгрывалось это сравнение. Лавров играл роль д’Артаньяна, Торкунов был Торкунвилем, прообразом которого служил капитан мушкетёров де Тревиль.

Даже после окончания МГИМО Лавров не бросал культмассовую работу и продолжал принимать деятельное участие в организации встреч однокашников. На одном из таких вечеров Мигранян попросил однокурсника: «Серёжа, сыграй «По Смоленской дороге»».

Песню Булата Окуджавы в институтские годы Лавров играл часто, яростно и с большим удовольствием. Потому она запомнилась и стала первым сильным знакомством с русскими бардами для молодого студента из Еревана. На вечере встречи просьбу институтского товарища министр так и не выполнил. Но всему курсу песню собственного сочинения Лавров все же посвятил.

«Мы писали капустник дистанционно: я – из Нью-Йорка, кто-то – из Парижа. Всё это потом обсуждалось, менялось, утрясалось, согласовывалось посредством электронной почты. Это был один из таких вечеров (сейчас не помню год, скорее всего, 1999-й или 2000-й)… Я совершенно не думал о том старом гимне, просто к каждому вечеру старался сочинить какое-нибудь стихотворение, положить его «на три аккорда» и показать ребятам в дополнение к капустникам», – вспоминал дипломат.

Композиция настолько понравилась ректору Торкунову, что он решил её сделать гимном всего института. Для Лаврова столь тёплое отношение к его творчеству стало полной неожиданностью.

Традиция «дипломатических капустников» существует и в стенах Министерства иностранных дел. В декабре 2020-го МИД РФ опубликовал предновогодний ролик под названием «Дальше будет только лучше» с участием Сергея Лаврова. Видео представляло собой скомпилированные высказывания главного дипломата страны на актуальные темы в виде зарифмованных строчек. В ведомстве ролик назвали трейлером пресс-конференции по итогам внешнеполитического года.

3. Травмоопасный спорт

Однокурсником Лаврова сначала был и Юрий Кобаладзе, будущий руководитель пресс-бюро Службы внешней разведки России и первый зам генерального директора ИТАР-ТАСС. Но его группу международной журналистики вскоре выделили в отдельный факультет. Однако двух государственных деятелей подружили не учёба и не мгимовские сценки, в которых Кобаладзе тоже принимал участие, а совместное экстремальное хобби.

Увлечение рафтингом началось в молодости и продолжается до сих пор.

– Каждый год последние лет 15–20 мы по две недели проводим в сплавах на плотах по реке Катунь на Алтае, – рассказывает Юрий Кобаладзе. – Да, конечно, это рисковое занятие. Но что в нашей жизни не опасно? Года три назад я сломал ногу. А Лавров однажды сломал палец на ноге. Мы тогда попали в сильное течение и с трудом смогли выбраться с плота.

В другой раз Лавров в темноте оступился и угодил ногой в ведро с наваристым мясным бульоном-хашем. Нам повезло, что рядом отдыхала группа туристов и среди них была девушка-врач. Мы промыли ожог холодной водой и отвезли министра в больницу.

Разведчик с дипломатом встречались не только во время сплавов. Почти все годы между окончанием вуза и до распада СССР Лавров провёл на службе за рубежом – в США и Шри-Ланке.

– Однажды – кажется, уже при Горбачёве – мы случайно оказались вместе с Лавровым в Париже. Отправились к его институтскому товарищу Жоре Зеленину. Выпили пива и очень тепло посидели. Лавров полжизни прожил вместе с семьёй в Соединённых Штатах и прекрасно знает западную культуру и западный образ жизни. Он инкорпорирован в эту систему и может комфортно себя чувствовать за границей, – считает бывший разведчик.

4. У Козырева ему было неуютно

Пребывание в Америке на несколько лет прервалось работой в центральном аппарате МИДа в Москве.

– Когда я входил в президентский совет, часто встречался с Лавровым в 1992 и 1993 годах на политических мероприятиях. Тогда я смог взглянуть на него по-другому. Мне представлялось, что он себя неуютно чувствует в Министерстве иностранных дел Андрея Козырева, сдававшего американцам все национальные интересы России. Лавров всегда был патриотом и государственником, но дипломатическая дисциплина не позволяла ему открыто показывать себя противником той внешней политики, – рассказывает Мигранян.

Сам Сергей Викторович вспоминал, что в 1991-м он отказался от предложения Козырева стать его замом.

«Я заявил, что не испытываю такого желания, потому что люди, которых он звал со мной, «не присягали новой державе», – рассказывал дипломат.

Правда, через год решение поменял и согласился.

«Лавров раньше был неглупым человеком, он был у меня замом. Я его продвигал, и это был мой выбор. И в ООН его назначал, потому что он был хорошим дипломатом и умным человеком», – вспоминал Козырев в мае 2022-го.

– Лавров может найти общий язык со всеми. Да кто в то время был патриотом в нынешнем значении этого слова? Лавров был любимцем Примакова, он его продвигал. А затем Путин предложил ему пост министра иностранных дел, хотя тот не стремился его занять и сам об этом рассказывал, – уточняет Юрий Кобаладзе.

Как бы то ни было, министерский пост Сергей Викторович занимает уже 18 лет, входя в пятёрку рекордсменов по пребыванию в должности главы дипведомства. В постсоветской истории конкурентов у него нет.