Катя Розенберг

На «Камдорстрой» положил глаз герой ковидных битв

Компанию взял было под контроль челнинский «дорожный король» Сунгатуллин. Но ему хочет помешать загадочный москвич.

07.12.2022
Оригинал этого материала
Бизнес онлайн  

Как стало известно «БИЗНЕС Online», уже в начале декабря может решиться судьба идущего ко дну челнинского строительного треста «Камдорстрой». Дорожник из автограда Тагир Сунгатуллин приобрел акции треста и заявил о намерении оплатить все его долги. Но на его пути встал 24-летний житель Москвы, за которым может стоять крупный и непубличный продавец металла, труб и оборудования в союзе с бывшим собственником компании, считающим себя обманутым. В деталях истории разбирался «БИЗНЕС Online».

Как «Камдорстрой» отработал в минус полмиллиарда и кто потребовал обанкротить трест
В банкротное дело легендарного челнинского строительного треста «Камдорстрой» уже вошли 25 юридических и физических лиц — всего кредиторы предъявили требований на 320 млн рублей. Но главных игрока два: это менее крупный челнинский дорожно-строительный трест «РБР 16» известного в автограде предпринимателя Тагира Сунгатуллина и московская компания 24-летнего бизнесмена из Калининграда Михаила Гаврюсева, за которым просматриваются фигуры куда более влиятельных персон.

Процедура банкротства «Камдорстроя» началась еще в апреле 2021 года, когда федеральная налоговая служба предъявила компании иск на 71 млн рублей, а днем позже последовало заявление от Акибанка на 154,7 млн рублей. В сентябре прошлого года АО «Национальная нерудная компания» (сумма требований 19,7 млн рублей) обратилась в АС РТ с заявлением о признании треста банкротом. Тогда суд заявление принял, но после проверки в удовлетворении иска отказал.

Краткая история «Камдорстроя»

Занимающийся строительством дорог челнинский трест «Камдорстрой» ведет свою историю с 1971 года. В 1969-м началась большая стройка КАМАЗа, успех которой во многом зависел от строительства дорог. Для ускорения возведения челнинского автогиганта на базе СУ-852, СУ-817, автобазы-48 и механизированной колонны №100 треста «Каздорстрой» было принято решение образовать новое крупное предприятие, получившее статус треста автодорожного строительства «Камдорстрой». В 1974 году в структуру вошло СУ-930, в 1986-м — СУ-928 «Каздорстроя».

К концу 1970-х «Камдорстрой» стал одним из лидеров дорожно-строительной отрасли СССР. Руками сотрудников треста в первые годы его существования была создана дорожная сеть Набережных Челнов и челнинского промышленного кластера. Предприятие расширялось, преимущественно в пределах Закамья. Отстраивались шоссе не только межрайонного значения, но и промзоны нижнекамского нефтехимического комплекса, ЕлАЗа, «Татнефти». Кроме того, строились дороги в аэропортах Бегишево, «Казань», Емельяново в Красноярске, Толмачево в Новосибирске, аэродромах в Астрахани, Минводах, Анапе, Кубинке для минобороны и взлетная полоса для КАПО им. Горбунова.

Но к началу 1990-х с распадом СССР предприятие столкнулось с серьезными трудностями. Выводить «Камдорстрой» из кризисной ситуации было доверено многолетнему сотруднику предприятия Владимиру Швецову, ставшему у руля треста в марте 1993 года.

В начале 1994 года предприятие было преобразовано в трест «Камдорстрой», первым гендиректором которого и стал Швецов. Проработал он там относительно недолго — в 1995-м его назначили вице-премьером правительства РТ. Несмотря на это, «Камдорстрой» еще долго будет считаться вотчиной ставшего впоследствии главой миндортранса РТ Швецова. В кресло рулевого «Камдорстроя» сел Владимир Емельянов, затем — Евгений Шишканов, некогда правая рука Швецова, прошедший в тресте все ступени, от работника низшего звена до руководителя. Шишканов в итоге стал одним из основных акционеров компании и пробыл им до серьезной травмы в результате несчастного случая. Оперативное управление взял на себя Шамил Шарипов, ранее отвечавший за экономическую безопасность треста. Вместе с должностью он получил и долю в компании после допэмиссии акций — 33,3%.

Профильные виды деятельности предприятия — строительство и реконструкция аэродромов, дорог федерального и территориального значения, инфраструктурных объектов на них.

Многие связывают финансовые проблемы треста с необоснованно дорогим выкупом «Камдорстроем» своих акций у Швецова.

Параллельно у треста копились производственные проблемы: самая главная из них была связана с невыполнениями обязательств по ремонту дороги к аэропорту Бегишево за 638,9 млн рублей. И когда в декабре 2021-го с заявлением в арбитраж обратилась белгородская «Особенная транспортная компания» (сумма требований — скромные 1,1 млн рублей), суд ввел процедуру наблюдения и назначил арбитражного управляющего — Анастасию Сапегину.

2021 год трест закончил с существенным снижением выручки на 83% с 4,7 млрд рублей до 796,2 млн рублей. Это худший показатель за все время существования треста. Чистый убыток составил 496,9 млн рублей.

В январе этого года в суд посыпались заявления с требованиями вернуть долги от различных кредиторов «Камдорстроя». 20 января 2022 года иск подал Ак Барс Банк, потребовав признать задолженность в 204,7 млн рублей (позже сумма требований увеличилась до 210,4 млн рублей). 27 января в реестр кредиторов треста заявились челнинские компании — ООО «Гравийпром» с суммой в 104,7 млн рублей и ООО «РБР 16» с 322,9 млн рублей.

Сейчас «Камдорстрой» продолжает выполнять свои обязательства по единственному оставшемуся контракту — субподряд на строительство трассы Шали –Бавлы. Количество сотрудников треста упало до 410 человек. Если раньше география строек была очень обширной, от Забайкалья до Крыма, то в настоящее время компания работает только в Татарстане.

«Камдорстрой» — крупнейший дорожный строитель Закамья. Банкротство такой компании — явление нерядовое. Спор в судах сегодня ведется за то, кто получит над ней контроль. Присмотримся к претендентам.

Как Тагир Сунгатуллин решил подмять под себя дорожное строительство Закамья

Первый претендент — тандем РБР 16 Сунгатуллина и «Гравийпрома» его делового партнера Александра Гаврилова.

Именно Сунгатуллин сейчас контролирует компанию. 19 января 2022 года теперь уже бывший гендиректор треста Шарипов продал свои акции «Камдорстроя» ООО «РБР 16». Объем и сумма сделки неизвестны, однако Сунгатуллин в марте этого года назначил в «Камдорстрой» своего директора — Илью Колесникова, бывшего руководителя промпарка «Развитие», сына основателя челнинского театра «Мастеровые» Юрия Колесникова.

В рамках соглашения «Гравийпром» и РБР 16 взяли на себя обязательства по погашению задолженности треста по налогам в 147,9 млн рублей. 20 января между Шариповым, АО «ВТБ Регистратор» и «Гравийпром» заключено два договора условного депонирования (эскроу). На момент заключения договора часть долга перед налоговиками была уже погашена, остаток составлял 68,3 млн рублей.

Одновременно Арбитражный суд РТ отказался включать РБР 16 в реестр кредиторов «Камдорстроя», обосновав свое решение тем, что РБР 16 — юрлицо, аффилированное и контролирующее должника. Долг был снижен с 322,9 млн до 119,1 млн рублей, а впоследствии субординирован — это значит, что в реестр требований он войдет чуть ли не в последнюю очередь, его досрочное погашение невозможно. Иными словами, за свои 300 с лишним миллионов Сунгатуллин и его бизнес-партнер, по сути, приобрели контроль за строительным трестом.

Кто такой Тагир Сунгатуллин и его РБР 16

Сунгатуллину 43 года. Родился в Челнах, учился в КФЭИ, у него финансово-экономическое образование. После окончания вуза в 2003 году стал работать экономистом на предприятии производственно-технической комплектации «Татэнерго». Уже через 1,5 года возглавил там финансовый сектор.

В 2006-м возглавил одно из непрофильных предприятий «Татэнерго», образованного на базе еще советского Управления строительства дорог (УСД) «Камгэсэнергостроя». Сунгатуллин стал его крупнейшим совладельцем (40-процентная доля). Спустя 8 лет УСД преобразовалось в РБР 16.

Данная компания с 2014 года занимается строительством автодорог, капитальным ремонтом и частичным ремонтом автодорог, благоустройством территорий, освещением дорог и устройством ливневой канализации и водоотводов. В числе заказчиков работ компании Сунгатуллина — правительство РТ, «Татнефть», ТАИФ-НК, «Татэнерго», КАМАЗ, ТАНЕКО, «Нижнекамскнефтехим», ГК «Евростиль» и «Домкор».

Среди последних крупных заказов РБР 16 в автограде — строительство моста Гостева через Замелекесье. Много заказов исполнено и по программе «Наш двор».

Выручка РБР 16 за минувший год составила 1,645 млрд рублей. В компании на постоянной основе работают 246 сотрудников.

Здесь необходим краткий экскурс в историю. Во времена СССР в Челнах существовало два крупных дорожно-строительных предприятия: Управление строительства дорог «Камгэсэнергостроя» и «Камдорстрой». Они были примерно сопоставимы по численности сотрудников. Только «Камдорстрой» подчинялся союзному министерству транспорта, строил дороги союзного значения и все основные проспекты в автограде. Управление строительства дорог строило инфраструктуру вокруг Челнов, сельские дороги, внутриквартальные проезды, местные проезды.

Теперь правопреемник УСД, РБР 16, по сути, занят поглощением своего давнего напарника-конкурента «Камдорстроя». Сунгатуллин, конечно, представляет это как спасательную операцию и даже говорит о «восстановлении исторической справедливости».

Мы хотим, чтобы «Камдорстрой», как и раньше, в союзные времена, занимался дорогами федерального значения, а РБР 16— местными. Мы хотим восстановить историческую справедливость. Нет у нас права пройти мимо организации с 50-летней историей, которая была задействована в строительстве города так же, как и наше предприятие.

Однако на пути Сунгатуллина по объединению двух строительно-дорожных лидеров Закамья встал неожиданный конкурент.

Ария московского гостя, или При чем тут продавец металла, труб и медоборудования с многомиллиардными оборотами

В начале октября бывший гендиректор и акционер «Камдорстроя» Шарипов, продавший свои акции, написал заявление в УВД Набережных Челнов на Сунгатуллина за то, что тот якобы ввел его в заблуждение. Заявитель уверял: гендиректор РБР 16 обещал, выкупая акции Шарипова, вывести трест из процедуры банкротства, а фактически сам осуществил преднамеренное банкротство предприятия. Очевидно, это подкрепляется тем, что компания Сунгатуллина также предъявила долги «Камдорстроя» к погашению.

Шарипов просил органы внутренних дел возбудить уголовное дело по двум статьям УК РФ: 196 («Преднамеренное банкротство») и 159 («Мошенничество») и назвал произошедшее рейдерским захватом. Он считает, что ему лично Сунгатуллин нанес ущерб на 166 млн рублей, а тресту — на 340 млн (примерно в эту сумму Шарипов оценил требования кредиторов, включенных в реестр).

По заявлению Шарипова силовики провели обыск в «Камдорстрое», изъяли документы. Сам Сунгатуллин в разговоре с «БИЗНЕС Online» высказал категорическое несогласие с обвинениями. «Долг перед ФНС был у „Камдорстроя“ и раньше. Трест его погасил деньгами за выполненные работы по объекту „Челны Водозабор“. Эти деньги заплатили ему мы — РБР 16. Что здесь не так?» — говорит предприниматель.

Следователи УВД тоже пришли к выводу, что сделка по продаже акций была легальной: в полиции по обращению Шарипова вынесли отказной материал, признаков состава преступления там не нашли. Шарипов в беседе с нашей газетой отказался комментировать как свое заявление, так и ситуацию вокруг «Камдорстроя» в целом.

Одновременно с этой попыткой бывшего главы «Камдорстроя» оспорить продажу акций и даже инициировать уголовное дело в процедуре банкротства треста появляется новый и совсем неожиданный игрок. Также в октябре этого года в реестр кредиторов включаются требования компании с юридическим адресом в Москве — ООО «АбрисИнвест» — более чем на 200 млн рублей.

Информации о ней крайне мало, а ее представители отказываются ее раскрывать. Известно лишь, что ООО «АбрисИнвест» было зарегистрировано совсем недавно — 8 сентября 2022 года. Соответственно, нет никаких финансовых показателей его деятельности. Исходя из того, что у «АбрисИнвеста» есть статус микропредприятия, а основным видом деятельности является «консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления», можно смело предположить, что оперирует московская фирма не своими сотнями миллионов. Иными словами, это компания-посредник, представляющая интересы реального претендента на активы «Камдорстроя», который предпочитает оставаться в тени.

Фигура руководителя также подтверждает эту версию. Гендиректор «АбрисИнвеста» — Гаврюсев — в прошлом индивидуальный предприниматель. Деятельность в качестве ИП прекратил в апреле этого года. Занимался проведением электромонтажных работ в Калининграде и как индивидуальный предприниматель просуществовал меньше года.

Гаврюсеву всего 24 года, после 9-го класса поступил в Промышленно-строительный техникум Калининграда, где получил профессию автомеханика. Затем отслужил в армии, далее не раз выкладывал фотографии в полицейской форме — вероятно, работал в органах. На последней фотографии Гаврюсева в соцсетях он уже в деловом костюме, место жительства отмечено все то же — Калининград.

По данным источников «БИЗНЕС Online», корни «АбрисИнвеста» на самом деле ведут к крупному российскому бизнесу. В базе «Контр.Фокус» содержится информация о том, что Гаврюсев передал свою 100-процентную долю учредителя «АбрисИнвеста» в залог ООО «Лидер-М», очевидно, по кредиту.

«Лидер-М» — это очень крупная компания и одноименная группа компаний, основным видом деятельности которой числится торговля металлопродукцией и различным оборудованием. Выручка ООО за прошлый год составила 16,5 млрд рублей, чистая прибыль составила почти 2 миллиарда. Она победитель многих гостендеров. Например, в прошлом году «Лидер-М» выиграла контракт на поставку медоборудования НИИ скорой помощи им. Склифосовского в Москве на сумму в 2,5 млрд рублей.

Гендиректором и учредителем со 100-процентной долей сегодня выступает Рустам Салимшин. Ему принадлежит еще два десятка компаний. Например, ООО «Металлоцентр Лидер-М» — один из ведущих в стране поставщиков труб и металлопроката. Салимшин — крупный и при этом крайне непубличный предприниматель. Известно, что он родом из Башкортостана. Активно участвовал в оснащении «ковидных» госпиталей в период пандемии и даже был награжден за это президентом РФ медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени».

Но вернемся к «АбрисИнвесту», который влез в банкротное дело «Камдорстроя». У данной компании есть представитель в Казани — Рустем Галимов. Примечательно, что ранее он представлял интересы Ак Барс Банка в суде по банкротному делу «Камдорстроя». С осени этого года в том же деле он представляет уже сторону «АбрисИнвеста». Это произошло по той причине, что Ак Барс Банк 20 октября продал «АбрисИнвесту» свои кредитные требования к «Камдорстрою». 21 октября АББ получил в счет погашения долга «Камдорстроя» 210,7 млн рублей (платежное поручение есть в распоряжении «БИЗНЕС Online»).

«В настоящее время процессуальное правопреемство ООО „АбрисИнвест“ в Арбитражном суде Республики Татарстан еще не завершилось. Так как банк не дает комментарии по текущим судебным процессам, к сожалению, мы не сможем прокомментировать ваш запрос», — ответили нам в АББ на просьбу высказаться о продаже крупного долга никому не известной компании, зарегистрированной менее трех месяцев назад.

Представитель «АбрисИнвеста»: «Мы намереваемся вывести «Камдорстрой» из кризиса»

Сразу после выкупа части долгов «Камдорстроя» «АбрисИнвест» подал в суд заявление о введении внешнего управления и не скрывает, что рассчитывает перехватить контроль над активом у действующего владельца в союзе с бывшим.

Естественно, у нас есть свой корыстный интерес. Но он заключается не в распродаже активов, а в бизнес-партнерстве. Мы с одним из акционеров обсудили этот вопрос. Шарипов сказал, что чувствует, что здесь все не очень правильно. Он нас попросил поддержать, выкупить долг у банка, поскольку с банком никто договориться не может. И попросили не конкурс ввести, продажу имущества, а именно внешнее управление.

Рустем Галимов представитель ООО «АбрисИнвест»

Решение по заявлению о введении внешнего управления пока не принято, но в ответ активизировалось ООО «РБР 16», которое заявило Арбитражному суду о намерении погасить весь долг «Камдорстроя» в размере 340 млн рублей. Суд заявление принял и установил срок оплаты до 7 декабря.

«АбрисИнвест» направил письменное пояснение суду (копия есть в распоряжении «БИЗНЕС Online»). В нем заявлено, что РБР 16 не способно погасить долги треста полностью. «Есть основания полагать, что РБР 16 действует в обход закона с противоправной целью», — обозначает свою позицию Галимов, а своих оппонентов обвиняет в намерении уничтожить предприятие под видом попытки спасения. «Они (РБР 16 — прим. ред.) взяли контроль над предприятием, полгода его покрутят, а требования-то кредиторов никуда не делись, их просто перевели на РБР 16! И через полгода, я на сто процентов уверен, они начнут этот трест „ронять“, банкротить и распродавать имущество с молотка. И скажут: „Мы пытались помочь, у нас не получилось“», — считает Галимов.

Представитель «АбрисИнвеста» указывает, что за целый год, пока идет банкротное дело «Камдорстроя», РБР 16 почему-то не нашло возможности выкупить права требования кредиторов, и сомневается, что компания вообще способна это сделать. Галимов также утверждает, что, если все кредиторы заявят о своих требованиях, сумма претензий к «Камдорстрою» может достичь миллиарда рублей.

Версия Сунгатуллина: «Банкротить трест не намерен»

«Я своими действиями говорю, что банкротить трест не намерен», — в свою очередь, заявил нашему изданию Сунгатуллин. Он подтвердил готовность погасить всю заявленную кредиторами задолженность «Камдорстроя» в размере 320 млн рублей. Источники денег Сунгатуллин раскрывать не стал, но, по данным близких к бизнесмену людей, ему одобрил кредит Акибанк.

Почему ООО «РБР 16» не выкупило долг ранее? До этого времени, объяснил челнинский бизнесмен, у предприятия не имелось свободных средств. «Мы постоянно говорили о другой стратегии, просили мирового соглашения и графика, по которому можно постепенно погасить задолженность. Те же самые 320 миллионов, только по графику. Но это не было принято», — отметил он.

Появился некий «АбрисИнвест», который начал говорить о своем правопреемстве по долгам «Камдорстроя», и у нас не осталось другого выхода, кроме как гасить реестр. Мы пошли за помощью к банкам.

Тагир Сунгатуллин генеральный директор «РБР 16»

Слова представителя «АбрисИнвеста» о предполагаемом миллиардном потенциальном долге «Камдорстроя» Сунгатуллин опровергает. «Мы оцениваем дополнительные требования, которые пока не включены в реестр, не более чем в 100 миллионов рублей. И мы уже вступили в переговоры с кредиторами для того, чтобы обязательства упорядочить во времени. Это будет не миллиард, а 100 миллионов».

Комментировать детали покупки акций у Шарипова и отношений с ним Сунгатуллин не стал: «Вы заходите далеко внутрь непубличного акционерного общества, поэтому не считаю возможным это комментировать без других акционеров». Не раскрыл он и информацию о том, кто, помимо него, входит в состав акционеров «Камдорстроя». «В недоразумениях, которые касаются исков Шарипова по оспариванию сделок, акционеры разберутся между собой без посторонней помощи», — заявил Сунгатуллин.

Судьба банкротного дела «Камдорстроя» может решиться уже в ближайшие дни. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий.